«Времени хуже юности не помню». Культуролог Чернявская и бизнесмен Эзерин – о том, что происходит с человеком после 50 лет

Боль • Ася Поплавская
Взросление и принятие себя – интимный процесс. Многим после 30 «сносит крышу». Но есть люди, которые умеют взрослеть красиво, позволяют себе красить ногти в зеленый цвет и носить задорный «ежик» на голове. KYKY узнал мужской и женский взгляд на вопрос старения, поговорив с руководителем агентства EZERIN`COM Андреем Эзериным и культурологом, педагогом и писателем Юлией Чернявской.

Андрей Эзерин: белорусские мужчины в 40 лет заканчивают активную фазу своей жизни

Я согласился поговорить про возраст, потому что тема мужского старения меня интересует не только как человека, которому 53 года, но как пиарщика и коммуникатора. Лет 7-8 назад я вдруг понял, что из моего окружения начали уходить вполне еще молодые мужчины. Всем им было в районе сорока лет. Причины разные, но алкоголь, конечно сыграл не последнюю роль. И я подумал: а что происходит? Я начал серьезно думать над этой темой и пришел к выводу, что многие белорусские мужчины в 40 лет заканчивают активную фазу своей жизни. Корень этой проблемы не в их физическом или психологическом состоянии, а в некоторых ментальных установках. Вот он уже университет закончил, карьеру сделал, семью создал, ребенка воспитал, квартиру купил… А что делать в жизни дальше, непонятно.

Мы, люди советского поколения, привыкли жить по каким-то установкам. Поэтому после 40 мужчины часто начинают относить себя к пожилым, а то и к старым, не разбираясь в дефинициях.

Они не соотносят себя с молодыми людьми, перестают дерзать, стремиться к чему, добиваться чего-то в жизни… Фактически у них нет никаких целей. Если за эту проблему взяться серьезно на уровне глобальной информационной кампании, можно объяснить, что в 45 лет жизнь не заканчивается, впереди еще много активных лет. У меня даже название для такой просветительской информационной кампании есть – «Самое время».

За последние 10-15 лет в мире многое изменилось, это относится и к возрасту. Мы же все еще живем советскими понятиями и считаем людей на пенсии вычеркнутыми из жизни. Вот вам 28 лет. Представьте, если все вокруг вас вдруг начнут говорить: «Ася, ну что ты, 28 лет – это уже все, конец жизни!» Впрочем, многие молодые люди на самом деле думают, что 30 – это уже старость… Проблема возраста и старения заключается в том, что мы хороним молодых людей, а они – огромный потенциал для страны. Это еще и человеческие судьбы, не будем забывать об этом. Я недавно стал дачником, хотя до этого был ее противником, потому что считал ее своего рода наркоманией. Человек просто мигрирует на дачу и становится потерянным для общества. Я за то, чтобы человек вел активную жизнь в любом возрасте. У мужчин много причин слинять и не принимать участие ни в жизни семьи, ни в жизни общества: рыбалка, дача, стакан… Я думаю, если серьезно подойти к этому вопросу, можно изменить ситуацию к лучшему.

Только после 40 лет я научился управлять своими эмоциями

В возрастные кризисы я не верю, не думал никогда о них и никаких психологических проблем не чувствовал. Чем старше ты становишься, тем больше нужно приносить определенных жертв сладкой и беззаботной жизни. В определенный момент я понял, что нужно отказаться от алкоголя, чтобы оставаться молодым. И не жалею, потому что у меня появилось гораздо больше возможностей, чем потерь. Да, я не могу больше сидеть с друзьями до 4 утра, но зато у меня появилось больше времени для активной жизни. В новой трезвой реальности я понял, что алкоголь – это навязанная культурная норма, и без нее можно жить.

Андрей Эзерин, фото: Юлия Мацкевич

Не могу ответить на вопрос, какой возраст для меня лучший. Наверное, человек считает лучшими те годы, когда с ним случались положительные яркие события. Основатель «Макдональдса», например, стал успешен уже после 60. А если с 30 до 40 ты в прекрасной физической форме, но тебя преследует череда неудач, вряд ли это будет для тебя золотым возрастом… У меня во все времена были и взлеты, и падения, поэтому не могу сказать, какой возраст для меня золотой. Только после 40 лет я научился управлять своими эмоциями. Я всегда отличался живостью характера и мне было иногда довольно сложно. Что касается образа жизни, мне все интересно. Конечно, это связано и с моей профессией, но важную роль играет чувство ответственности. Перед собой, перед своей семьей, страной. Многие молодые мужчины сегодня не понимают, насколько они ответственны перед своими родными. Перед ними поколения людей: дети, внуки, правнуки и так далее. Кто из мужчин думает о том, что от их действий зависит жизнь не одного поколения? Я не думал об этом, пока был молод.

Психологических проблем, связанных с возрастом, у меня нет

Наверное, потому что я очень много работаю, у меня не остается времени и сил на какие-то глупости и тяжелые мысли. Все, кто работает в области рекламы, – люди перегруженные, занятые. Моя ситуация нехарактерная для тех, кто работает с 9 утра до 6 вечера. Мой круг общения не стал моложе, он стал гораздо уже. С возрастом я потихоньку начал мигрировать от экстраверта к интроверту. Мне комфортно в этом состоянии. Это не значит, что у меня происходит какая-то серьезная трансформация личности, это нормальная работа.

О том, когда придет старость, я не думаю. Просто не забываю об этом, изучаю технологию старения. Поэтому я принимаю определенные меры: слежу за собой и своим здоровьем, делаю зарядку и так далее. Чтобы сохранить физическое и психическое здоровье, нужно делать целый ряд манипуляций. О психическом здоровье говорят редко, но это очень важная штука, ведь и в тридцать лет можно потерять интерес к жизни. Технологию старения нужно представлять и понимать, что подготовка к новому жизненному этапу потребует от тебя определенных затрат и усилий. Помните Мураками «Дэнс-дэнс-дэнс»? Танцуй, пока можешь, танцуй, не останавливайся! Как только остановишься – потеряешь равновесие и упадешь.

Юлия Чернявская: Важно, обращает ли на тебя внимание противоположный пол. На меня – обращает

Мне 54 года, и я отношусь к своему возрасту спокойно. Жаль только, что жить осталось не так уж долго. Сейчас я это очень остро чувствую. Каких-нибудь двадцать лет – это всего-навсего 20 раз справить Новый год, который с каждым разом наступает все быстрее... Я много работаю, многим занимаюсь вне работы, время сокращается, и вот, я незаметно для себя перешла в непонятное состояние. Сначала была молодой женщиной, затем женщиной средних лет, а кто сейчас – не знаю. Моя бабушка в этом возрасте казалась мне пожилой женщиной, но она была домохозяйкой и бабушкой, а я – ни первое, ни второе.

Наше общество начиная с 90-х годов постепенно начало приходить к ювенильной культуре, культуре молодости. Дело в том, что молодость гораздо лучше разбирается в востребованных прикладных вещах, и ей (да и кому-то из нас, старших) кажется, будто она может ответить на вопросы, на которые не ответили мы. Но молодость сейчас и сама прикладная, она не слишком глубоко «копает». А что если серьезный вызов среды, на который нужен серьезный, фундаментальный ответ? Мы уже напортачили с фундаментальной наукой и образованием… Кто будет отвечать, кто? Покемонов ловим до седых волос… Гоняемся за призраком юности.

Кстати, долгое время культивировался средний возраст – примерно от 30 до 45 лет. Человек чувствовал себя комфортно: он уже взрослый, знает себе цену, что-то уже сделал, но все еще силен, энергичен, обладает привлекательностью, если повезло.
Но когда мне было 30, привлекательность не мерялась по количеству сделанных пластических операций, липосакций и так далее. Она мерялась по уму, обаянию, чувству юмора, умению интересно говорить и внимательно слушать, умению одеться со вкусом. А в остальном достаточно было быть просто миловидной, а не супермоделью. Затем появилась идея безбашенной молодости и «супермодельности», которой поддались многие мои сверстники, да и те, кто помоложе.

Разводы, драмы, трагедии… «Старые жены». Молодое тело манит, на время делая его «обладателя-палладина» как будто тоже моложе. Беда в том, что на время.

Юлия Чернявская, фото: Евгения Чернявская

Для восприятия себя молодым важную роль играет и то, обращает ли на тебя внимание противоположный пол. На меня все еще обращает. Ну, они ж не все вымерли, мужчины, которым нравится то, о чем я говорила: обаяние, чувство юмора, яркость личности. Совру, если скажу, что мне это неприятно. Приятно.

Ни разу в жизни не почувствовала себя пожилой, не то что старой

Мой лучший возраст был от 30 до 40 лет. Самое смешное, что в каком-то смысле он продолжается. После тридцати я почувствовала себя вправе делать и говорить то, чего не могла сделать и сказать раньше. Физиологическим изменениям я не придаю большого значения: я не привыкла подсчитывать морщинки на лице. Некоторые мне даже нравятся. Я заслужила свое лицо – такое какое есть: не злобное, не гламурное, не фальшиво молодящееся. Лицо человека, которого я могу уважать. Мне не очень нравился возраст 39 и 49 лет. Поэтому что это ни туда и ни сюда. Тешиться, что тебе 39, а не 40?.. Смешно.

Впрочем, когда мне исполнилось 50, мне за несколько дней до и еще несколько дней после было кисло. Возможно, на подсознательном уровне современная культура и мне что-то объясняла. Но это длилось недолго. Ни разу в жизни еще я не почувствовала себя пожилой. Иногда, если есть причина рассердиться на леность и равнодушие студентов, я говорю им: «Я намного моложе вас, мне так многое интересно! А что интересно вам? Вы отучились, пошли в клуб, потусили, кого-то сняли, потом снова пришли на пары или нет – с похмелья. Раз в год, если повезет, съездите в Турцию или еще куда…» Это жизнь немолодых людей. Если заменить клуб на телевизор – получим жизнь пенсионера. Я не включаю телевизор, у меня времени нет. Еще вот рисовать акварелью стала в 54 года. О какой старости может идти речь, если в 32 года я перестала быть филологом и стала культурологом, потом по культурологии же и защищалась, а в 48 лет начала самостоятельно делать передачи на TUT.by-ТВ. Даже монтаж, уж не говоря о поиске видео и аудио. А всегда считала, что техника меня ненавидит.

Недавно ко мне подошла моя студентка и произнесла фразу, которая привела меня в ужас: «Мне жить осталось немного, лет тринадцать, до тридцати, а дальше – уже не жизнь…» А я помню мою маму и ее подруг. Им было по 35-38 лет. Они, красивые, ухоженные, со вкусом одетые при своих нищенских зарплатах журналисток и врачей, сидели на диванчике в «хрущевке» и беседовали. Я запомнила их как молодых. Как красивых. Тогда мне было 13, маме было 36. Мне незачем было бояться тридцати. И даже 36-ти! Как-то я спросила у нее, до какого возраста женщину можно считать молодой. Она мне тогда назвала цифру 48 – такое у нее было ощущение. Но нужно было видеть мою маму не только в 48 и сейчас, когда ей 77 лет! Это не старушка, не «бабушка», как принято сейчас говорить, а эффектная дама. Сказать «следы былой красоты» язык не поворачивается, она красива до сих пор. Я смотрю на нее и понимаю, что совсем не боюсь старости.

Времени хуже юности я не помню

В так называемые «кризисы среднего возраста» и так далее я не верю. Если послушать психологов, у нас сплошные кризисы, через каждые пять лет. Раньше считалось, что есть лишь один кризис – от 30-ти до 40. А сейчас нам устелили ими всю дорожку жизни, как ковриком. Это вот почему, я думаю. Обо многих вещах начали так много говорить только потому, что у них появились названия.

Юлия Чернявская с мужем Юрием Зиссером, фото: Григорий Лившиц

Тот же кризис. Или, например, ПМС. Мы знали, что раз в месяц нужно пару дней отмучаться болью в животе и кучей неудобств, о которых современные девушки и знать не знают. Однако это не мешало нам нормально жить и – более того – нам было стыдно показывать, что мы в плохом настроении. А теперь появилось оправдание – ПМС. Ввели термин и сразу начались страдающие этим «недугом». Или еще одно страшилище – климакс. Как-то я у двух очаровательных пожилых дам-сестер гостила… Мне было лет тридцать как раз. Говорю: «Самый лучший возраст после тридцати». А им было – одной за 70, другой – за 80. И они возразили: «Нет, лучший от 50 до 65». Я – им: «А как же климакс?!». А они мне: «Да тьфу на этот климакс! Ерунда это все!» Почему-то считается, что женщина в менопаузе должна на всех бросаться и рычать, как ненормальная. Дикое страшилище, Медуза Горгона. Нет, все зависит от того, что человек себе позволяет.

Из этой же категории, я считаю, и «кризис возраста». У меня был довольно странный период в жизни, когда мне было 33 года. Думаю, неслучайно Христу было именно столько. Я так говорю не потому, что адресуюсь к Библии как к священному источнику. Просто это и вправду странный возраст для человека: именно от 30-ти до 35-ти многое переосмысливается. Переосмысление произошло и у Христа. Времени хуже юности я не помню. Нам все твердят, что юность – это «лучшие годы». Чем они лучшие? В это время ты совершенно бесправен. К тому же в тебе бурлят гормоны, да так, что света белого не видишь, ты совершаешь идиотские поступки и все время мечешься между самоуничижением и самовозвышением, между высокомерием и презрением, а то и ненавистью к себе. В это время ты еще толком не веришь, что тебя можно любить и тратишь уйму времени и сил, чтобы доказать, что ты достоин любви. Сейчас тебе это доказывать не надо. Вообще не надо никому ничего доказывать. Просто живи.

В юности я была доброй девочкой, но напортачила порядочно. В 40 я вдруг осознала, что та девочка и я – это разные персонажи, и я не хочу нести на себе её груз. И я начала извиняться.

Перед всеми, кого обидела. За все, что вспомнила. Доходило до смешного. Я разыскала юношу, которого обидела в 15 лет. Он был влюблен, а я просто спряталась. О том, что наши отношения подошли к концу, я сказала ему спустя несколько месяцев, да еще и трусливо, по телефону. И вот за эту, казалось бы, забытую историю стало очень стыдно. Я разыскала его номер, позвонила, трубку подняла его мама, и разговаривала она со мной недоброжелательно. Видимо, сын страдал тогда, и она об этом помнила. Оказалось, он давно живет в другой стране, женат, у него двое детей. Я позвонила в другую страну, он меня сразу узнал, мы поговорили о том, о сем. Я поняла, что сейчас могу спокойно положить трубку, ведь мы так хорошо поговорили, значит, никаких обид. Но я набралась духу и сказала: «Прости меня, пожалуйста. Ты знаешь, за что». Тогда, через столько лет, это был непросто. И я скинула с себя прошлое, просто с плеч – долой. А если человека, перед которым провинился, уже не разыскать или его нет в живых, можно только пообещать себе: я больше никогда так не поступлю. Это называется зрелостью – умение сказать правду в лицо самому себе. Она, к слову, наступает не у всех. Большинство живет, гоняясь за вечным призраком юности, а затем сразу, вмиг, наступает старость. Мы слишком любим себя и наши юношеские самооправдания. А зрелым человеком ты становишься, когда можешь сказать правду о себе в глаза. И мне по душе зрелость.

И последнее: наверное, для такой смелости в отношении женского возраста, надо, чтобы тебя любили так преданно, как делает это мой муж вот уже 30 лет.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Убийство в ТЦ «Европа»: «Человек в маске проходит мимо – начинается паника и хаос, люди разбегаются»

Боль • Алиса Петрова
в субботу, 8 октября, в торговом центре «Европа» молодой человек с бензопилой и топором напал на людей. одна женщина была убита, ещё две получили ранения. KYKY выяснил подробности у очевидца.
Популярное