Британский подданный: «Когда возвращаюсь в Беларусь, первым делом покупаю настоящую говядину и свинину»

Места • Дмитрий Заплешников
Чаще всего мы читаем истории молодых экспатов, которые чуть ли не после школы уезжают покорять мир дикого запада. Наш сегодняшний герой – Павел Сергеев – уехал в Британию в начале нулевых, пережил работу на фабриках, получил подданство и, уже приближаясь к пенсионному возрасту, может чувствовать себя законопослушным англичанином. Хотя KYKY он признался, что в Британии не хватает натуральных продуктов, а к мигрантам местные относятся очень холодно. Да и к своим порой не теплее.

В Минске я был военнослужащим сверхсрочной службы. Только получил старшего лейтенанта. Жена работала в поликлинике медсестрой, на плечах у нас было двое детей. Денег тогда не хватало, ну как и у всех. Времена были тяжелые. На самом деле, как таковой иммиграции не было. Была английская компания, которая предлагала работу по контракту – надо было ухаживать за престарелыми людьми. Дело случая: я подбил свою жену на собеседование, и она прошла. Мы думали, поработает год-два и вернется. Поэтому про иммиграцию не было и речи. Я не собирался увольняться в запас. Да и на английском я говорил чисто теоретически, практики не было никакой. Кстати, поэтому я порекомендовал супругу, а не отправился на собеседование сам (смеется). Оно, кстати, было серьезное. Сначала кандидаты прошли его здесь с английскими представителями, потом еще одно в Англии, и после этого их направили в Манчестер на курсы подготовки. Кстати, в тот год из Беларуси официально на работу в Великобританию уехало всего 24 человека.

Колония беларусов в Британии

Мою жену отправили в маленький городок Тауэрс, это севернее Бирмингема. Кто бы что ни говорил об инфраструктуре в Европе, но ближайшее заведение (точнее, закусочная) находилось в четырех километрах от города. А магазинов тогда не было вообще. Когда я туда приехал, жена уже работала с коллегой из Орши. И приехал я не один, а еще с несколькими мужьями, попавших по «распределению» в этот городок. Так и началась колонизация Англии беларускими гражданами (смеется). В начале нулевых мы были достопримечательностью для местных. Нас приглашали на кофе, расспрашивали, что это за дивное место Беларусь и как мы вообще там оказались.

Фото: Matt Stuart

Мне очень повезло. Я нашел работу на мебельной фабрике уже через три месяца и стоимость часа на тот момент составляла 3.75 фунта. А уже через месяц мне дали 4.75, что по тем временам (да еще для иммигранта) было очень приличной суммой. Когда другие беларусы узнали про мою ставку, они аж побледнели. К женщине из Орши тоже приехал муж, он искал работу на железной дороге, так как в своем городе водил локомотивы.

Но нужно было понимать, что без специального образования там ты даже топку не сможешь разжечь, не говоря о том, чтобы водить состав.

Он долго сидел без работы – естественно, давила зависть. Через какое-то время он все же нашел работу на складе, но у меня-то было постоянное место, а его взяли временно. Остальные ребята из Беларуси в то время тоже перебивались подработками.

Мое первое предприятие обанкротилось через полтора года. Пришлось искать новую работу. Поработал на сборке автомобилей – никому не рекомендую работу на конвейере. Также работал на фабрике по производству пластика. Потом мне повезло, и я встретил поляка. Семья, в общем-то, английская уже несколько поколений, но они относили себя именно к полякам. Он-то меня и научил работать на вычислительных машинах, а потом перетянул к себе на производство.

Заплати налоги и получи подданство

Сейчас у меня своя квартира, а когда мы переехали, маленькая комната около 20 квадратных метров обходилась в 370-400 фунтов. Для Великобритании это не очень большие деньги, но их тоже нужно было заработать. Тем более, что мы привыкли к доллару, а курс тогда составлял два к одному. Словом, жилье там совсем недешевое. Да и времена меняются, раньше я тратил на жизнь 40-45 фунтов в неделю, а сейчас – 100. Соотношение зарплат к ценам примерно 70 на 30 процентов – то есть зарплаты выросли на треть, а цены поднялись больше, чем вдвое. Поэтому и в путешествиях иногда приходиться отказывать и просто в перемещениях из города в город. Хотя моя зарплата на момент первых серьезных повышений цен составляла уже порядка восьми фунтов в час.

Фото: Matt Stuart

К моменту получения подданства вид на жительство у меня уже был. По прошлому законодательству (сейчас многое поменялось), необходимо было прожить пять лет на территории Великобритании, сдать экзамен и там уже решали, можно давать тебе паспорт или нет. А по приезду в Соединенное Королевство ты должен обязательно зарегистрироваться в полиции и регулярно проходить «криминальный чек». Все это влияет на то, дадут ли тебе вид на жительство и получишь ли потом подданство. Налоги тоже нужно платить обязательно, ибо при любом косяке тебе сразу скажут «нет».

«Мне не хватает настоящего хлеба»

То, что продают в Беларуси, например, в торговых центрах, можно назвать тряпками – они тут копеечные. Но еще лет пять назад было не так. Распродажи можно было поймать только на рождество, после рождества, в черную пятницу и весной. Сейчас существуют целые районы вроде беларуских аутлетов, где есть все, кроме медицинских центров: бары, парковка, продуктовые магазины и бутики. Всего хватает. И такие распродажи круглый год.

Но вот когда я приезжаю на родину, первым делом покупаю говядину и свинину. Да, в Англии она дороже, за 400-500 грамм говядины я отдаю 3,5-4 фунта. Но дело в другом: там мясо мясом и не пахнет. Могу привести пример в бананах. Здесь килограмм бананов стоит порядка 1,35 фунта. Думаю, в Минске дешевле и реальная органика. Молоко здесь – чистая вода. Покупаю козье, его хотя бы можно пить. Самый дешевый натуральный сок стоит 1,20 фунта. Можно, конечно, с красителями купить за 90 пенсов, но кто его будет пить? Еще мне не хватает хлеба. Хотя, если разобраться, не хватает всего. Натурального и настоящего.

Фото: Matt Stuart

А вот в медицине тут есть много фишек, которых в Беларуси нет. Например, все говорят, что в Европе медицина платная – да ничего подобного!

Да, есть частные практики, но любой англичанин может пойти к доктору бесплатно. Если исключить глаза и зубы, то за медицину тут не надо платить. У меня есть личный пример, когда девушке из Беларуси без страховки сделали операцию по удалению аппендикса бесплатно – причем точечную, шрамов не осталось. С нее даже не взяли денег за скорою помощь, которую она вызывала при сильных болях. Другой вопрос, что болеть здесь невыгодно. Ни один работодатель не будет оплачивать первые три дня, а может и все пять. Я видел, как люди с температурой под 39 или с больной спиной ломятся на работу. Болеют тут после 60 лет (смеется).

Кому нужен Brexit

Англию я исколесил с семьей два раза вдоль и поперек. На это уходит около двух недель. Бывал в разных странах Европы, но путешествовать на полную катушку начал только пару лет назад. Переездов было много, были и ошибки. Самая большая – перебраться в Саутгемптон. Жене предложили там работу, но на юге свои нравы, свои понятия. Великобритания – это и Шотландия, и Уэльс, и Коруэл, и Деволт, и Миддлтон. Это практически маленькие государства в государстве.

Например, на въезде в Уэльс висит вывеска «Goodbye, Еngland», а на выезде «Hello, Еngland».

Это говорит о том, что часть Уэльса не воспринимает себя, как англичан, и тем более не воспринимает иммигрантов, как равных. Хотя они очень гибкие и, если ты турист – никогда такого не заметишь. В английском даже есть слово, которое очень любят использовать как раз по отношению к приезжим – «flexible» (гибкий). Но на самом деле, британцы очень консервативны.

Лично я за выход Великобритании их состава ЕС, хотя все на это смотрят по-разному. С момента вступления в ЕС соотношение зарплат к ценам сильно изменилось, но появились и плюсы. Например, сейчас существует минимальная ставка для несовершеннолетних – 2,75 фунта в час – раньше такого не было. А кроме того, если компания заинтересована в сотруднике, она еще и оплачивает ему обучение. Я считаю, это правильно. Но есть и минусы. Первое, что пришло в голову, – 900 миллилитров молока продают по той же стоимости, что и литр до вступления, конечно, в эквиваленте.

Фото: Matt Stuart

Люди, которые берегут историю Англии, поддерживают состояние памятников и чтут традиции, активно выступают за выход из Евросоюза. А вот те, кто стал на сторону евроинтеграции, говорят категорическое «нет». Но это приводит к стиранию границ. В ближайшее время не будет «натуральных» французов, итальянцев, англичан. Все сотрется, исчезнет история. А ведь только нация, которая имеет свою историю, может называться нацией. Несколько дней назад я был в Санкт-Петербурге. Когда летел обратно, со мной сидел преподаватель английского колледжа, так называемый эмиссар. Его зарплата зависит от того, сколько людей он привлекает на обучение в Лондон. Так вот даже он, рожденный в Лондоне и всю жизнь там проживший, не является стопроцентным англичанином! Пусть будет союз, никто же не против, но каждая страна должна жить полноценной жизнью, со своей культурой и языком.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«В семье мужа оценили драники с перцем чили». Влюбиться и уехать к мужу в Болливуд

Места • Алёна Шпак
Эта история напоминает сюжет мелодрамы Болливуда: молодая минчанка влюбляется в индийского кинопродюсера, бросает работу в книгарне «Логвінаў» и уезжает жить в Индию. Молодым людям приходится адаптироваться к разнице культур, но «танец и любовь побеждают всё». Оказалось, жизнь в Индии — это никак не вечный праздник, но незабываемый, светлый опыт жизни среди людей, постигших простую истину: life is beautiful, not easy. Кстати, в этой истории замешаны даже жареная картошка и борщ.