Что не так с Комсомольской. Как реконструкция убила крутую пешеходную улицу Минска

Места • Екатерина Ажгирей
Каждый раз, когда в Минске происходит новая застройка, или, не дай бог, реконструкция – урбанисты мрачнеют и просят город предоставить проект застройки или реставрации. Улица Комсомольская – тот случай, когда «Минская спадчына» проект публике не показала, зато теперь мы «любуемся» странно потраченными бюджетными деньгами и полным отсутствием логики в дизайне. KYKY не выдержал и разобрал с экспертами по косточкам то, во что превратилась потенциально крутая пешеходная улица в историческом центре города.

Активист Антон Мотолько: «Строим так, будто в Беларуси нефть добывают»

«Начну издалека. Почему Комсомольская сейчас именно такая? Потому что изначально был проект – документ, который разрабатывается, чтобы делать всё конкретно по нему – но его никому не показывали. Когда я, журналисты, другие активисты и, насколько я знаю, даже представители Администрации Центрального района, еще полгода назад запрашивали проектную документацию у Минской Спадчыны (заказчик реконструкции – Прим. KYKY), всем приходил отказ. Хотя они обязаны его показывать – это не документ внутреннего пользования. По-хорошему, перед тем, как делать такой проект, логично было провести общественное собрание – как в Швеции – они предварительно работают с мнениями горожан и корректируют по ним проект. В Беларуси же всё наоборот.

К тому же Комсомольская – это дорогой проект. Многие вещи сделаны так, будто в Минске не третью линию метро (по 100 млн долларов за километр) строят, а нефть добывают. В таком случае были бы понятны затраты на мраморные или гранитные цветочницы. Один из первых скандалов был, когда Артем Мартынович нашел в тендерных закупках на 75 тысяч долларов цветочницы из гранита.

Еще одна проблема – это два ряда фонарей. Вместо того, чтобы заплатить за установку и производство фонарей Х долларов, мы заплатили 2Х. Третья история, которая лично меня беспокоит, – закупка 623 столбика (за 135 000 BYN) для препятствия заезда автотранспорта. А теперь задумайтесь: пешеходная улица, на которой ограничен проезд транспорта, где только пара жилых домов, а закупается 600 столбиков с цепями… Можно же было закупить болларды – они просто поднимаются и опускаются из земли. Это эстетически красиво, плюс никак не ограничивает проезд велосипедов, инвалидов-колясочников и т.д. А вообще на въезде на Революционную уже стоит шлагбаум.

Следующая проблема – в 2018 году у Минской спадчыны, оказывается, не находится денег, чтобы все водосточные трубы увести под землю или под решетку. Почему это плохо? Летом проблема будет не так заметна: просто вода на тротуаре будет стекаться и скапливаться, но куда хуже будет весной, зимой и осенью – когда будет перепад температур и гололёд. Тут даже реагенты, которые у нас любят рассыпать, не помогут. А лёд с гранитной плитки не так просто очистить. Кстати, может, есть какое-то экономическое обоснование, почему один метр квадратный этой плитки в госзакупках стоил 300 рублей, а на сайтах в открытом доступе – от 20 до 70 рублей? Куда было заложено еще 200? Хотя сама плитка симпатичная, я признаю.

«Город еще не научился принимать финансовую помощь от бизнеса, ему проще сделать всё на средства из наших налогов»

Ну а количество лавочек на Комсомольской чем-то напоминает антипод Октябрьской площади: если там нет вообще ничего, то тут они вокруг каждого столба. Очень сложно даже что-то критиковать, потому что здесь идиотизм идиотизмом погоняет. Видишь новость про цепочки между столбиками – не удивлюсь, если пройдет время, и их, как и вазы, покрасят в желтый цвет, потом часы, потом канализационные люки… Ну как же Минск без желтого цвета? У Горремавтодора же много желтой краски!

Надо сказать и о растительности. Деревья на пешеходных улицах – это и тень, и защита от дождя, и эстетическая составляющая. Под ними кафе выставляют столики, потому что это удобное место для отдыха. После наших претензий (и моего перепечатанного поста на KYKY) по центру они решили высадить десяток молодых кленов. Но вся улица под плиткой уже была залита свежим бетоном, который после претензий они сами и долбили, чтобы посадить деревья. По сути, люди дважды проделали дурную работу.

Вообще сама идея с пешеходной улицей – отличная, она давным давно напрашивалась. Комсомольская и Революционная – лучший вариант пешеходной зоны, который только может быть: здесь всего полтора жилых дома. Идеальное место, нет нагрузки в транспорте, как на Карла Маркса, плюс это действительно старый центр и огромный потенциал для заведений. Кажется, что их там мало, но их минимум 15-20, и после того, как улица станет пешеходной, она заживет еще круче, чем Зыбицкая. 

Ах, да, еще часы на перекрестке. Иван Карпенко показывал очень красивый пример, как он когда-то предлагал сделать уличные часы (бесплатные для города) с рекламой банка, в котором тогда работал. Ему сказали: «Не надо». Еще один банк хотел профинансировать посадку деревьев на проспекте – я пытался сделать этот проект – но от предложения сотрудничества с частным бизнесом снова отказались. Город еще не научился принимать даже финансовую помощь, ему проще сделать всё на средства из наших налогов.

Скажу так: когда видишь, что происходит, но ничего не можешь с этим сделать, становится очень обидно. Петицию подписали и отправили в Мингорисполком. Мингорисполком просто перекинул дело на «Минскую Спадчыну», это было смешно. А госконтроль и прокуратура Минска пока не отвечают. Хочется, чтобы после наших обращений началась проверка по нецелесообразным тратам бюджетных средств (а это серьезное обвинение). Ну, и остается надежда, что что-то изменится после публикаций в СМИ».

Координатор общественной кампании «Город – для горожан» Денис Кобрусев: «Цепи – ужасная идея, из-за них инвалиды по зрению тут вообще могут убиться»

«Теоретически, у нас есть положения об общественном обсуждении, они просто затрагивают градостроительные проекты немного другого уровня: детального плана, стройки объектов, которые нарушают состояние окружающей среды. Проекты по благоустройству у нас мало кто обсуждает, и это тоже проблема. С другой стороны, можно же благоустраивать хорошо, если подходить к этому с достаточным вниманием. Но это в ближайшее десятилетие, кажется, вариант не для Минска.

По моему мнению, в первую очередь нужно обязательно снять все эти цепи со столбиков. Ладно еще сами столбики: это хорошая идея, и я считаю, их в Минске должно быть гораздо больше, на той же Карла Маркса. Почему? Потому что в Западной Европе они служат для безопасности, чтобы машины не наезжали на пешеходов – помните европейский опыт терактов. Столбики – преграда, чтобы в случае чего машина не вылетела на пешеходную зону. Словом, в них ничего страшного. А вот цепи – это ужасная идея. Понятно, что на пешеходной улице будет не прямой трафик, а подвоз продуктов, чего-то для жилых домов. Но цепи убили всю идею столбиков! Для чего они сделаны? Чтобы мешать людям перейти дорогу к магазину или кафе? Нужно же делать большой крюк, спотыкаться – это, безусловно, неудобно. Инвалиды по зрению тут вообще могут убиться, мне кажется. То же самое с колясочниками – все это нужно было предусмотреть. 

Оформление деревьев, гранитное ограждение – еще один большой минус. Оно съедает огромное количество пространства, и, опять же, за эти конструкции можно зацепиться и упасть. Я бы просто оставлял решетку и зеленое пространство. Пешеходная улица должна притягивать людей и отдыхающих – здесь появится много кафе и магазинов, но им придется располагаться между цепями и гранитными лунками. И пешеходам на зону останется два метра в лучшем случае.

Плохо выглядит и идея с гранитными клумбами для озеленения, которые к тому же спрятаны между столбами. Со временем там будут собираться окурки и прочий мелкий мусор. Еще один важный момент – фонари, они вообще убивают всю перспективу улицы и восприятие зданий. Когда смотрим вдаль, видим просто лес каких-то палок. На Революционной вообще можно было оставить навесные фонари, которые здесь и были.

Сливы – очередная проблема. Но тут все зависит от денег. В некоторых странах сливы изначально встроены в канализацию. У нас на это денег пожалели, зато поставили гранитные урны. Зато большой плюс – брусчатка, даже в сочетании с рельефными плиткой. Во-первых, брусчатка более износостойкая, не крошится, а во-вторых, визуально на ней приятно находиться. Люки поменяли и ладно, они никому не мешают. Интересная идея, что на одном из них отобразили Минскую электростанцию, я бы все люки сделал с такими памятниками – это интересно и привлекает внимание. Еще мне нравится идея Антона Астаповича: на месте, где раньше тут стоял костёл, оформили его фундамент и отобразили примечательное место. Есть и табличка.

Часы – вообще самое малое, за что можно ругать эту реконструкцию. Интересно, что им предлагали бесплатный вариант, но они все равно его не использовали. Меня беспокоит и аллея кленов посередине улицы. Что делать, если они станут большими, какими они и должны по идее быть?

На этой улице вообще много всего «понатыкано», что тянет ресурсы для организаций и рабочих. И фактически мы получаем не то, что надо горожанам, а то, что надо «Минской спадчыне» на зарплату проектировщиков и рабочих. И чем больше, тем лучше – потому что это тендер. Хорошо, что из огромной парковки начали делать пешеходную улицу, другой вопрос: можно ли из денег налогоплательщиков сделать бюджетнее и лучше? Думаю, вполне. Есть сайт о закупках, и если хорошо там поискать, можно найти все проекты на часики и лавочки и потом подбить удивительную общую сумму. Словом, на Комсомольской могли сделать образец крутой реконструкции, а сделали совсем наоборот».

Активист общественной кампании «Городской Лесничий» Игорь Корзун: «Ещё 10 лет мы будем наблюдать тут агонию умирающих старых лип»

Игорь при журналисте KYKY быстро проводит ревизию по деревьям и делает неутешительный вывод: «Вот три дерева стоят нормальные, а все остальные – мертвые. Это дерево уйдет через три года: смотрим на кору, по нему пошёл гриб, их даже нет смысла спасать. Плюс, у них землей присыпаны корневые шейки – почему так получилось, я не знаю, возможно, в результате строительства. Все эти деревья в итоге сдохнут, потому что ими занимались строители. Смотрим вверх: зеленых ветвей здесь десять процентов от того, что должно быть на здоровых деревьях в таком возрасте. Так кому вы их оставляете? На Комсомольской, была мощная парковка – деревьям от этого было плохо. Вот механические повреждения на стволе – техникой или машиной содрали кору, и пошла инфекция, гниёт древесина, лущится кора. И мы все вместе в этом виноваты, а не какая-то одна сторона».

На вопрос «что делать?» Игорь отвечает, что из трех нормальных деревьев на всю Комсомольскую можно сделать условные памятники с табличками, кто и когда их сажал, если горожанам важен акт памяти и при этом разумное отношение к ресурсам (а деревья – это государственный бюджет). Всё остальное подлежит немедленной замене, то есть пересадке на здоровые деревья из питомников.

«А сколько денег было вгрохано сюда? И барбариса посадили вот такие маленькие кустики (показывает на саженцы у начала Комсомольской напротив Тапас-бара)? Знаете, сколько стоит 5-7-метровое дерево в питомнике в Бровках? 80 рублей. Такой куст барбариса стоит 3,5 рубля.  

Как можно было грамотно использовать бюджет? Приствольные круги – их называют лунками – засаживаем кустарниками: деревья тогда меньше поливать нужно, там собирается влага, рыхлится почва, дождевая вода лучше впитывается. А что мы имеем: что тут, цветочки, петуньи посадите? Кусты сюда срочно! Раньше за деревьями следили лучше, посмотрите старые фото проспекта возле ГУМа – они все росли в кустарниках. На работу тогда просто не брали человека, у которого не было знаний в этой области.

Прежде, чем приниматься какие-либо решения по поводу города, их должны четко и не кулуарно обсуждать: ведь мы для своих же жителей хотим сделать хорошо. Лучше не поставить здесь 500 лавок, вот этот кладбищенский полированный гранит и лунки за несколько тысяч долларов, а пересадить деревья и сделать нормальные лунки. Часы эти здесь тоже не нужны. Такой подход будет называться восстановлением города: в немецком или польском питомнике заказываем деревья со сформированными кронами (стоят около 1000 евро за 5-7-метровое дерево), которые будут радовать нас своей зеленью. Ещё по тысяче тратим на доставку, а 25 деревьев уже и так растет на улице Комсомольской – получаем 50 тысяч евро за качественные и уже взрослые деревья, которые будут радовать нас и наших детей ещё 50 лет при грамотном уходе. Если этого не сделать, ещё 10 лет мы будем наблюдать агонию умирающих старых лип.

К слову о том, почему в Минске так много лип: такое решение было принято, потому что в липене Беларусь освободили, липа – символ Победы, и после войны Минск только ими и озеленяли. Но Комсомольскую собираются «открывать» уже на днях, а никому в голову не пришло даже отпилить сухие ветви. Дунет сильный ветер – ветка упадет, пришибет кого-нибудь. Люки новые купили… А чем старые были плохи? Они что, сломались?

Люмпены-чернорабочие из Зеленстроя

Почему так происходит? У нас много цветов сажается, деревьев – пилится, потому что людей из Зеленстроя нужно загрузить работой и обеспечить зарплатой. Специалисты озеленители с высшим образованием вынуждены выполнять функцию не инженеров-озеленителей, а банальных надсмотрщиков: «Вот здесь бери, вот сюда клади, да смотри не перепутай», – у них под началом не команда подготовленных специалистов с образованием садовника, а банальные люмпен-пролетарии. Научиться пользоваться бензопилой – большого ума не надо. Но надо же понимать, как правильно обрезать сук у дерева; самому, а не по указке решить, где у дерева точки роста; подходить к делу, как садовод, который ухаживает за яблоней в своем саду. А что мы имеем? Эти люмпены-чернорабочие сегодня подметают парки, а завтра пойдут плитку класть. И мы потом видим, как у нас эта плитка уложена.

А когда в Зеленстрое штат сотрудников на 80% состоит из них... Чего мы хотим? Получаем то, что получаем, – в том числе, и Комсомольскую. Нам и так хорошо. Мы как в школе: наш класс не заслужил лучшего, потому что мы двоечники. В Берлине или том же Стокгольме человек, который занимается озеленением и благоустройством территории, это в первую очередь садовник, который умеет управлять любой техникой, знает агрохимию, агротехнику, фитопатологию, дендрологию и различные другие вещи, даже экономику производства. Он подметает дорожки и одновременно принимает решения относительно каждого дерева: что с ним делать. И не вызывает на каждое своё сомнение инженеров.

У нас нет проектов благоустройства озеленения дворов и улиц: вы попросите их в Администрации, но вам ничего не покажут. Я не очень понимаю, почему на той же улице Ленина одни деревья подстрижены в цилиндры, другие – фиг пойми как; одни маленькие, другие большие, которым жить осталось от силы по 10-15 лет. А здесь, на Комсомольской, зачем посередине высадили маленькие клены? По поводу остальных – плохое дерево не надо спасать, это стоит дорого (разве что это памятник истории или природы). Это же не гуманитарная миссия, которая спасает больных детей! Деревья в настоящий момент – это хозяйство, деньги и бюджет. Смысл какой: мы сейчас больное дерево убираем, а вместо него сажаем из питомника точно такое же хорошее дерево, которое через 2-3 года правильного ухода спасёт всю здешнюю территорию. Любая пересадка дерева – это серьезные деньги, долларов 200-300 на одно. А приживаемость деревьев – это не наша проблема, а специалистов. Нас же не интересуют нормы брака у компании Mercedes. Если мы платим из наших же налогов Зеленстрою или службам ЖКХ, мы хотим, чтобы эти услуги были оказаны качественно. А не из года в год брать из карманов граждан деньги на благоустройство и все равно видеть умирающие деревья.

Мы живем в стране дворников и сторожей

Государственные структуры должны с готовностью выслушивать упреки и даже проклятия в свой адрес, при этом быть готовыми выносить свои проекты на обсуждения: «Ребята, вот мы целый год работали над таким-то проектом такой-то улицы, и он вот так будет выглядеть». А мы должны научиться задавать вопросы власти: где, что и почему будет сделано. Мы живем в стране, в которой любят руководить, где любят давать распоряжения. В стране дворников и сторожей. Это доктрина нашей республики – вахтерская такая, понимаете? После назначений людям становится плевать на функции, их больше всего начинают интересовать свои возможности. Мы все такие: испорчены советских союзом, грузом прошлого. И даже люди, родившиеся после его развала, мы все равно живем в этом пространстве. Нет «их» и «нас» – есть только мы. И мы все должны меняться».

***

Мы связались с директором Минской Спадчыны Александром Коханом, и он обещал подробно ответить на все наши вопросы, связанные с реконструкцией улицы, но не до «открытия» Комсомольской 3 июля: «Сейчас нам нужно её закончить, навести лоск, я постоянно на объекте. Поймите, иначе получится, что вместо работы я только буду общаться с журналистами». По словам Александра, петицию в их адрес он пока не видел.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как выглядит новая Галерея «Ў» и её обитатели. Огромный фоторепортаж

Места • Виталий Тихомиров
До ноября 2017 года Галерея «Ў» жила во дворике на площади Победы, который стал нам уже родным местом. А теперь Галерея переехала на модную Октябрьскую, 19 – в помещение, которое в несколько раз больше предыдущего (150 квадратов). Галеристы Валентина Киселева, Анна Чистосердова, арт-директор Ольга Ополько и соучредитель «Ў» Александр Василевич завершили ремонт, проложили красную ковровую дорожку, установили подъёмник для людей с инвалидностью и начали первую выставку на новом месте. А Виталий Тихомиров сделал прелестный фоторепортаж с её «закрытого открытия» 21 июня. Сейчас Галерея работает уже для всех!
Популярное