Европейский братский город, где нельзя ни хлопать, ни пить. Москвичи говорят о Минске

Места • Алиса Петрова
Какие стереотипы о Минске существуют у российского туриста? Чистые улицы, много милиции и низкие цены. Наш редакционный экспат Алиса Петрова расспросила москвичей, которых здесь принято не любить, но радоваться, что они оставляют в Беларуси свои деньги, об их поездках в Минск. Мнения получились абсолютно разными – от «домашнего и родного» города до «ни ногой больше».

Кирилл Бондарев, 34 года: «Главное в Беларуси для меня – это женщины. У них самые красивые ноги»

Первый раз я побывал в Минске в 2014 году. Причем, изначально ехал в Дудутки, где, по слухам, стоит самый большой самогонный аппарат. Но туда так и не доехали: задержались в Минске. Нам показалось, что там очень красиво и здорово. И с августа 2014 года я почти каждые выходные ездил в Минск.

У каждого города своя атмосфера, ее сложно объяснить. Может, я был тогда влюблен и мне весь мир казался голубым шариком на пальце, но атмосфера Минска мне показалась очень умиротворенной и доброй. В московском метро на тебя нацелена куча бычьих глаз, которые в любой момент готовы налиться кровью – в Минске такого не видел. Мне кажется, беларусы отличаются от москвичей в первую очередь тем, что не спешат и не опаздывают. Наверное, вам из-за этого он кажется болотом, а меня как человека, уставшего от истерической московской суеты, Минск притягивает ощущением чего-то домашнего, родного и спокойного.

HTML

В Минске, как и в любом городе, не надо тут же искать места, отмеченные в путеводителе – как, например, не нужно бежать на Красную площадь, если оказался в Москве. Нужно просто ходить по городу, смотреть по сторонам, заглядывать во дворики – так находишь скрытые жемчужины. Например, так я обнаружил «Логвинаў» – удивительный книжный магазин, о котором, я уверен, многие жители Минска даже не знают. А магазин по уровню книг не уступает московскому «Фаланстеру» или «Циолковскому» – да и там просто уютно. Каждый раз, приезжая в Минск, я прихожу в «Логвинаў» и отдыхаю.

Произвел впечатление район вдоль Старовиленской улицы. Это такой уголок Вильнюса: брусчатка, причудливые фонарики, очень милые витиеватые вывески, маленькие магазинчики и пабы. Очень понравились маленькие кинотеатрики, на которые мы натыкались совершенно случайно, даже не подозревая об их существовании. Иногда так попадали на удивительные показы каких-то редких мультфильмов, артхауса – причем в зале сидели всего три-четыре человека. В Москве такое невозможно – в таком артхаусном месте всегда полно людей, которые сидят нога за ногу и говорят ни о чем.

К тому же в Минске можно спокойно гулять даже вечером – пьяные ведут себя спокойно, в отличие от Москвы. Это меня удивило. Я все ждал, когда милиционеры на велосипедах поедут – но не поехали.

Как ни странно, я прекрасно понимал беларуский язык. Я давно интересуюсь беларуской культурой, мне интересен беларуский фолк – так что язык привычен на слух. К тому же в основном люди говорили не на чистом беларуском, а на трасянке – общий смысл я понимал всегда. Я даже как-то пытался ответить по-беларуски, но на меня смотрели, как на идиота. У меня совершенно не получалось – наверное, поэтому я стеснялся подходить к прекрасным беларуским женщинам. Кстати, главное в Беларуси для меня – это женщины. У них самые красивые ноги. Чем вообще минчанки отличаются от москвичек? У минчанок меньше «гонару». Московские женщины более избалованы, более эмансипированы – они смотрят на тебя сверху вниз. Минские женщины смотрят на тебя, может, с непониманием, но с интересом. У минских женщин горят глаза, а у московских – нет. Разве что золотом и амфетамином.

HTML

Чему может поучиться Москва у Минска? Лучший ответ я слышал от своего попутчика-минчанина. Он сказал так: «Я из Беларуси. В Минске я живу, а в Москве работаю. Потому что в Минске невозможно работать, а в Москве невозможно жить, но можно работать». Кроме того, по рассказам знакомой, в Минске тяжело найти место творческому человеку, который не хочет работать на обычной работе. Творческие люди почему-то бегут из Минска. Но люди, которые хотят найти тихую гавань, жить семьей и растить детей, наоборот, стремятся сюда. Многие мои знакомые, которые прожили в Москве 30-40 лет, всерьез думают о переезде в Минск. Я сам хотел бы тут жить в старости. У меня были мысли пожить в Минске, но проблемы с работой меня испугали – вряд ли я бы смог найти применение своим умениям и зарабатывать на этом деньги. Но в целом мне было бы интересно, чтобы понять – ошибаюсь я насчет атмосферы города или нет.

Настя Сорокина, 23 года: «Вроде Беларусь не очень богатая страна, а салют был один из лучших, какие я видела в жизни»

Была в Минске дважды: проездом в этом году и несколько лет назад на майских праздниках. Было 9 мая, мы гуляли на Комсомольском озере – было очень много народу – мне кажется, как в Москве. К тому же стояли длинные очереди к палаткам с едой и сувенирами. Что я заметила и от чего мне было неловко – почти не было курящих людей. А мы с друзьями шли и курили – и было странно, потому что не понимали: а тут можно курить вообще? Вечером ходили на салют, который был у Стелы – уж очень долго он шел. Вроде Беларусь не очень богатая страна, а салют был один из лучших, какие я видела в жизни. Но вечером трудно найти, где можно поесть – многие заведения закрыты.

HTML

В остальные дни мы просто гуляли по центру – больше всего мне понравились маленькие домики. Заходили в Красный костел и как раз попали на службу, где звучал орган. Было очень атмосферно – и это одно из самых ярких впечатлений о Минске. Но тюрьма, которая находится рядом, меня смутила. Выходишь из костела весь одухотворенный – а тут стена и колючая проволока. Ходили на крышу Национальной библиотеки – причем специально ночью. Не совсем понимаю, почему ее называют одним из самых страшных архитектурных сооружений Европы – милое здание. Или у меня дерьмовый вкус (смеется). Были в парке Горького, катались на колесе обозрения. Но меня не впечатлило – да, открывается вид на город, но нет чего-то захватывающего. Зато в минском метро самый крутой запах – даже питерское с ним рядом не стоит.

В Минске дешевая еда. 300-400 российских рублей хватало с головой – и ты объелся. Причем, мы специально не искали, где дешевле. Но обслуживание не понравилось. Не знаю, как сейчас, но тогда разница между московским и минским сервисом сильно чувствовалась. Персонал был либо безразличен, либо совсем просто себя вел – как будто у них нет свода правил общения с гостями.

HTML

Моя бабушка живет в Могилеве, и в детстве я часто к ней приезжала. Так вот Минск мне показался тем же самым Могилевом, только побольше. Например, с утра, приехав на вокзал, мы стали искать место, где можно поесть. Пошли по трамвайным путям, и видим: с одной стороны многоэтажки, а с другой – деревянные разваливающиеся дома. И это вроде центр города.

Хотела бы я переехать жить в Минск? Нет, потому что в Москве у меня есть все – родители, друзья, работа. Я бы переехала в Минск только если б была сильная причина. Но съездить еще раз – да, хотела бы. Любой город постоянно меняется. А мне нравится возвращаться в города, где я была, чтобы глубже их узнавать.

Никита Гусев, 25 лет: «Минчане для меня сходятся на тех людях с серыми лицами, которые были на елке и не могли даже потанцевать»

Я был в Минске трижды: в 2014, 2015 и в 2017 годах. Второй раз я поехал на Новый год – основное впечатление сложилось именно тогда. В Минск я ехал на машине 31 декабря – дорога отвратительная, снегопад сильнейший. Пока доехал, вымотался, как сволочь. Въезжаю в Минск и понимаю, что еду между полос. А я уставший, меня туда-сюда виляет. Если б я так в Москве ехал, меня бы точно уничтожили – там мне даже никто не бибикнул, просто объезжали мою машину.

HTML

Мы жили недалеко от площади, где находится католический костел (Красный костел – прим. KYKY) – он клевый. В основном гуляли по окрестным улицам. Нашли хорошую кафешку, где пили хреновуху. Так как я был на Новый год, видел ваши местные празднества. Как мы отмечали? Значит так. Включаем телевизор – там Батька. Пытаемся найти Путина, но Владимира Владимировича нигде нету – мы удивились, что нет русских каналов вообще. Я привык, что, например, в Турции и в других странах есть международные российские каналы – там в теории можно было бы посмотреть Владимира Владимировича. Пытались посмотреть в интернете, но он постоянно зависал. В итоге мы послушали Лукашенко, выпили и пошли гулять.

Вышли на улицу – с хлопушками и шампанским. Первое, что мы видим, – наряд милиции. Они спрашивают: «Пьете? У нас на улице пить нельзя». Подходят к нашим машинам, косятся, но ничего не сделали в итоге. На улице, где жили, нашли местную елку. Приходим туда с хлопушками (причем, у нас были не пиротехнические, а механические) и шампанским в руках. А нам говорят: с этим нельзя. Ни с шампанским, ни с хлопушками. Мы пошли во двор, выпили шампанское, хлопнули хлопушку и вернулись на площадь, где стояла елка. Рядом был какой-то ДК или вроде того: над входом был козырек, кто-то выступал прямо на нем. Люди стояли, смотрели.

Но лица были наигрустнейшие – наверное, потому что им не разрешали ни хлопать, ни пить.

Мы, пьяные, организовали хоровод человек на 10-12 – тогда стало весело, потом даже другие люди подтянулись. После Нового года остались в Минске еще на день или два. Ходили в какой-то клуб напротив Национальной библиотеки – кстати, сначала я принял ее за казино.

Если судить по моим знакомым минчанам – хорошие люди. Однако сейчас все минчане для меня сходятся на тех людях с серыми лицами, которые были на елке и не могли даже потанцевать. Кажется, что люди не умеют развлекаться, вас просто бьют палками – такое у меня было ощущение, когда я стоял там на Новый год. Могу сравнить с Хельсинки – у них тоже нельзя пить в общественных местах, но на Новый год они и пьют на улицах, и танцуют, и везде идут большие шоу. Чувствуется праздник – а у вас его нет.

HTML

Город производит впечатление совка – причем похуже, чем Россия. Совок проявляется в мелочах: в благоустройстве, в тех же заборах, их унылом цвете. У нас от такого избавляются. И Минск более серый, чем Россия. Наверное, меня просто некому было водить по городу, но внешне он выглядит серым. Когда я был здесь третий раз, проездом, знакомый хотел показать город, но машина не завелась, потому что был мороз -28 градусов. Ходили тогда на хоккей – играли ЦСКА и «Динамо-Минск». Москва, кстати, победила. Вот атмосфера на хоккее – лучше, чем в Москве. Наполняемость намного больше, стадион лучше – по крайней мере, если сравнивать с ЦСКА-шным стадионом в Москве. В Москве на фан-сектора в основном ходят футбольные хулиганы. А в Минске на фанке я увидел и женщин, и детей – и все поют. Как будто хоккей здесь – более семейный вид спорта. Хоккеистов поддерживает весь зал, а не только фан-сектора. У нас максимум фан-зона поддерживает команду – и то, из-за маленькой посещаемости их очень плохо слышно. Думаю, съездить в Минск потусоваться еще раз стоит – у меня все-таки есть хорошие знакомые оттуда. Но если город меня еще раз разочарует, то больше ни ногой.

Елена Кузнецова, 37 лет: «Поскольку все русскоговорящие, Минск не воспринимается как столица другого государства»

В течение десяти лет я бываю в Минске по три-четыре раза в год – езжу к друзьям. Минск сильно изменился за это время. Из постсоветского города он превратился в столицу европейского уровня. Минск стал гораздо чище, ухоженнее и комфортнее – особенно это заметно в центре, в парках. Тем не менее, Минск ассоциируется в первую очередь с нашей общей историей. И поскольку все русскоговорящие, он воспринимается не как столица другого государства, а как близкий по духу город с доброжелательными, открытыми и гостеприимными людьми.

Конечно, в Минске у меня есть любимые места, есть такие, что навевают ностальгию. Я обожаю ГУМ, потому что он возвращает меня в мое детство – тогда московский ГУМ выглядел приблизительно так же. Я рассуждала, с чем это связано: с желанием сохранить изюминку или все же с невозможностью трансформировать во что-то современное? Очень нравится Михайловский сквер с его бронзовыми скульптурами. А в основном знаковые места – те, что связаны с какими-то событиями, которые происходили в Минске. Нравится большое количество зелени в городе: много парков, скверов, бульварчиков. Минск больше хранят и оберегают – нет точечной застройки. Приятно, что поддерживается исторический облик центра города. Когда едешь по проспекту Независимости, например, не видишь непонятно откуда выросших многоэтажных домой из стекла и бетона. Город гармоничный.

HTML

Приезжая в Минск, почти всегда ходим в ресторан «Раковский бровар» – он аутентичный, там вкусное пиво и еда и живая музыка. Потанцевать ходим в «Друзья». Мне очень очень понравилось на улице Октябрьской. Как-то вечером ходили в бар «Хулиган». Там чудесные бармены, которым можно сказать: «Знаешь, хочется чего-то свежего/пряного/согревающего/освежающего». Просто передаешь свое настроение, и они здорово реализуют это в коктейлях. Вроде не дал никаких конкретных запросов, но получил именно то, что хотел.

С какого-то момента у нас сложилась традиция приезжать в Минск на 9 мая. Не просто так: в Минске тот же дух праздника, что и в Москве – мы ничего не теряем, уезжая из Москвы, а наоборот, приобретаем. Традиция началась с посещения клуба где-то на Независимости (сейчас его уже нет). Мы пришли туда на 9 мая, нам налили 50 грамм «фронтовых» – и этим поддержали атмосферу праздника. Мне вообще нравится, как в Беларуси отмечается 9 мая, что это так поддерживается. Сохранение своей истории – это очень ценно. Места, как парк Победы, большое количество памятников воинам-освободителям по всей Беларуси настолько сближают нас, что хочется все время возвращаться. У вас есть своя символика победы – ленточка национальных цветов с яблоневым цветком. Это очень трогательно и приятно.

HTML

Пожить в Беларуси мне было бы интересно. Мне нравится, что она более-менее однородная – во всяком случае, мне так видится со стороны. Нет заброшенных деревень, совсем провинциальных городов. Но есть вопрос с работой и жильем, поэтому никогда не рассматривала всерьез переезд туда насовсем. В то же время, мы думали купить дачу в Беларуси. В целом, переехать в Минск было бы интересно – он, по сравнению с Москвой, гораздо более спокойный и размеренный, люди не торопятся. В этом плане жить в Минске было бы очень комфортно.

«Я оказался в последней диктатуре Европы с женщиной, которая хотела me to fuck her cat». Канадский журналист Vice о пяти днях в Минске

Места • Дейв Хаззан
«Экс-советская Беларусь начала принимать безвизовых туристов только в этом году. Поэтому мне пришлось исследовать одну из самых пьющих и ностальгирующих по временам Второй Мировой стран на планете». Журналисты Vice.com не первый раз пишут о Беларуси – в прошлый раз они сняли здесь фильм о стране с людьми в страшных свитерах и с вялыми попытками сменить режим. Спустя год канадский журналист Vice Дейв Хаззан приехал к нам и написал текст про людей, которые не знают английский язык, гордятся давно прошедшей войной, боятся общаться с туристами и живут так, словно СССР и не разваливался. KYKY публикует полный перевод его текста.