Как это было: мова, тату, «Шабаны» и трупы

Места
За уходящую неделю корреспондент Ирина Михно посетила первое представление лучшего театрального форума Беларуси, потусовалась с рокерами и андрогинами в ДК «Железнодорожников», послушала Максима Жбанкова и Андрея Ленкевича на презентации нового учебного года в белорусском коллегиуме и посмотрела на человеческий труп изнутри. Рассказываем о самом интересном в Минске на этой неделе.

За уходящую неделю корреспондент Ирина Михно посетила первое представление лучшего театрального форума Беларуси, потусовалась с рокерами и андрогинами в ДК «Железнодорожников», послушала Максима Жбанкова и Андрея Ленкевича на презентации нового учебного года в белорусском коллегиуме и посмотрела на человеческий труп изнутри. Рассказываем о самом интересном в Минске на этой неделе. 

На презентации собралось изрядное количество молодых людей, которые с восторгом слушали ведущего вечера Максима Жбанкова, известного харизматичного мужчину, критикующего белорусскую реальность. Изначально презентация позиционировалось как умные лекции от наставников коллегиума, но, как сказал прекрасный Андрей Ленкевич: «Гэта проста сустрэча і гутарка з маладымі людзьмі». Андрей является куратор спецкурса «Фотография». Сам коллегиум - это школа, где последние 17 лет бесплатно обучают молодых людей культурной аналитике, политической теории, искусству перевода и прочим интересным вещам. Одним из самых сочных моментов вечера стала презентация спецкурса по переводам текстов с разных языков: трое из учеников очень душевно прочитали стихотворения в замершей тишине зала. Вообще, встреча не была похожа на официальное скучное дерьмо, хотя местами лекторы затягивали свои рассказы. В такие моменты Максим Жбанков при помощи своего обаянием тормозил тирады. Дополнительную информации о белорусском коллегиуме можно посмотреть здесь.  


 

Суматоха, нервничающие билетерши, цветы - примерно в такой атмосфере проходила премьера первого спектакля «Teart». «Шабаны» - это роман белорусского писателя Альгерда Бахаревича, впервые поставленного на сцене театра. По признанию автора, который стоя на сцене, застенчиво прятался за спины актеров, спектакль отличается от книги, но это не есть плохо. Действие длилось около часа, и этого времени достаточно, чтобы сложилось впечатление: «Шабаны» - место, откуда не возвращаются. 

Сюжет романа довольно простой: у женщины пропадает муж, и пока она ждет его возвращения, влюбляется в брата супруга. Очень красиво показана сцена близости главных героев: молодые люди разделись на сцене республиканского театра и очень пластично танцевали, изображая страсть и нежность.

«Когда покидаешь какое-то место и потом возвращаешься – возвращаешься ли ты туда, где был? Готовы ли жители этого места принять тебя нового?» - такими были первые слова вернувшегося домой мужа. Собственно на этом моменте на сцене погасили свет, а зал, прибывающий в эстетическом экстазе, взорвался аплодисментами.


 

«Не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе писем (левит 19:28)», - наперекор Ветхому завету в Минске прошло одно из самых трешевых событий наступившей осени. По количеству посетителей «не таких, как все» - то, что проходило на Чкалова в последние выходные сентября, может соревноваться разве что с «Камин аут» с геями и лесбиянками. На первом этаже ДК «Железнодорожников» можно было увидеть множество столов со стафом для тату и пирсинга, второй этаж местами напоминал кадры из второго сезона сериала «Американская история ужасов»: люди лежали или сидели на столе, звук стоял точь-в-точь как у бор-машины стоматолога, гремела не самая легкая музыка. Организаторы позиционировали фестиваль как тату-конвенцию.

В рамках феста представляли свои работы более 60-ти тату-мастеров и студий, как из Беларуси, так и ближнего зарубежья. Оценка конкурсных работ проводилась в 14-ти номинациях. Но самое страшное: всем желающим делали татуировки. «К нам приходят люди, которые хотят набить тату, но не знают как, в каком месте, или же просто боятся. На нашем фесте они могут посмотреть, как это происходит, и определиться, делать или нет» - рассказывает Сергей Медведев, администратор студии «Dopeink».

Это был первый подобного формата фест в Беларуси, он собрал абсолютно разных по степени странности людей, среди них был и парень Иван с татуировкой на причином месте (если конкретней: на попе),  и милая девушка, которая набила себе «солнышко» под грудью. В рамках фэста проходил конкурс на звание «Королевы тату фестиваля», конкурс бодиарта, мастер-класс по бодиарту от Андрея Осипова. Организаторы вполне довольны итогами и надеются на повторный заход в следующем году.


 

Фото: budzma.org

Несмотря на то, что действие романа Виктора Мартиновича происходит в год 4741-й по китайскому календарю, главная его задумка попадает в самый нерв дня сегодняшнего: беларуская мова распространяется дилерами в качестве наркотика. Штырит от него только «тутэйшых», и они готовы платить за бумажки с цитатами белорусских класиков деньги. Таким образом, все книги на мове давно порваны на дозы, и ни одной целой не осталось нигде, включая библиотеку в Нью-Йорке, откуда стаф был выкран. На территории бывшей Беларуси (теперь земли России и Китая) за распространение наркотика грозит срок в 10 лет, стражи порядка ходят со сканерами, которые начинают издавать звук в случае, если у подозреваемого с собой бумажка с беларускімі літарамі.

Фото: budzma.org

Как и следовало предположить, на презентации книги Виктора Мартиновича в ЦЕХе обыграли именно эту идею запрещенного препарата: все гости, которые пришли вовремя, получили сверточки со стихами на мове. Пока публика «штырилась» стихами, перед людьми выступала Лидия Михеева, которая перевела книгу на русский язык, и знаток санскрита поэт Михась Боярин. А потом к публике вышел писатель. Говорит Виктор Мартинович тихо, но очень круто: «Мы не умрем. Мы бессмертные. Мы ни-ког-да не умрем. Мова - та платформа, которая поможет нам остаться навсегда». В этот момент в помещении, где нечем было дышать от количества людей, казалось, можно было услышать, как летит муха. Стоило Виктору закончил отвечать на вопросы, присутствующие с книгами выстроились в очередь - взять автограф.


Начинается все с того, что вы идете по черному коридору. Свет приглушен. Кажется, сейчас кто-то вылезет из-за угла и сожрет вас, но, как уверяют организаторы, никаких мистических событий с выставкой не происходило. После темного коридора гость попадает в первую галерею с экспонатами. Всего галерей семь. В каждой находятся разные части человеческого тела. Все эти руки, мышцы, сухожилия и кости когда-то являлись частью живого человека - от осознания этого кидает в пот. Один из залов полностью посвящен теме беременности. Это значит, гостимогут увидеть зародышей, которые так и не родились.

Организаторы уверяют, что именно этот зал больше всего любят маленькие дети и беременные женщины. Все тела открыты, они выставлены без защиты, только отдельные части типа кистей рук или ног заключены под стекло. «Мне казалось, что мы слишком консервативны, чтобы решиться на подобную выставку» - рассказывает профессор анатомии Денисов С.Д. Организаторы очень просили не делать селфи на фоне экспонатов: «Это все-таки люди», - аргументирует свою просьбу Дмитрий Безкоровайный.

Изюминкой выставки (если это, конечно, можно так назвать) будут болезни человечества: легкие курильщика, инсульт мозга, цирроз печени, раковая опухоль: «Мы бы показали больше болезней. Но то, чем болел человек, к сожалению, становится понятно только после вскрытия» - рассказывает международный менеджер выставки Хайди Пинчелл.

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Савок-Лэнд: Прыднястроўская малдаўская рэспубліка

Места • Марк Давыдаў
Прыднястроўе — рай для тых, хто настальгуе па СССР: на дзяржаўным сцягу красуюцца серп і молат, вуліцы чыстыя, а вайскоўцаў, сапраўдных мужчын, тут больш, чым ва ўручанскім ваенным гарадку. Каб высветліць, якая будучыня чакае Луганск і Данецк, Марк Давыдаў адправіўся ў падарожжа ў Прыднястроўскую малдаўскую рэспубліку, якая яшчэ ў 1992 годзе, пасля крывавых сутыкненняў, аб’явіла аб сваёй незалежнасці і вернасці савецка-маскоўскім ідэалам.
Популярное