Курица не птица. Жизнь белоруски в Польше

Места • Алиса Петрова
Продолжаем собирать истории белорусских экспатов. Анна Павловска вышла замуж за поляка и уже полтора года живет в Познани. Девушка рассказала, легко ли получить вид на жительство на основании брака, какие в Польше зарплаты, и правда ли, что адаптироваться в соседней стране проще, чем за океанами.

Почему Польша

Побывав несколько раз в Германии, я воодушевилась европейским стилем жизни. Подумала, что существует много программ обучения со стипендией – к тому моменту я закончила БГЭУ и получила последипломное образование Института культуры. Я выбирала между Чехией и Польшей, потому что языки этих стран похожи на белорусский. Остановилась на Польше: вспомнила о происхождении бабушки и подумала, что могу сделать карту поляка. Я пошла на курс польского языка и послала запрос в архив, чтобы восстановить данные церковных книг о крещении бабушки. Спустя некоторое время я познакомилась в интернете с поляком. Я хотела подтянуть язык, и мы стали много общаться – а сегодня он мой муж. Пока училась на курсах, пришел ответ из архива: костел, в котором крестили мою бабушку, сгорел – значит, на карту поляка я претендовать не могу. Но на тот момент у меня уже были другие причины уехать именно в Польшу.

Причина первая: образование

Я выбрала программу «Европейский диплом для молодежи из Беларуси» при Польско-Белорусской торгово-промышленной палате. На выбор было четыре вуза – один из них, Высшая Школа Логистики, как раз находился в Познани, где живет мой муж.

Учебные материалы из Школы логистики

Я решила получать последипломное образование, потому что она дешевле магистратуры (около 1200 евро за год) и период обучения короче (один год, а не полтора).

Я принимала решение в период отпусков, постоянно донимая координатора из Палаты вопросами – он либо путано отвечал, либо вообще игнорировал. Поэтому я стала переписываться со Школой напрямую и начала учебу, не участвуя в каких-либо программах. Для поступления нужно было только выслать копии дипломов с выписками с нотариальным переводом и апостилем и сертификат о знании языка. И всё – ты слушатель.

Причина вторая: замужество

С Михалом мы расписались в Познани. В Беларуси я предусмотрительно собрала выписки из всех ЗАГСов по местам прописки, что не состояла в браке, нашла свидетельство о рождении и сделала нотариальный перевод этих документов. Мы приехали подавать документы на 14 ноября 2014 года, но оказалось, не хватает ещё одного документа. Пришлось ехать в Варшаву в консульский отдел посольства Беларуси, где за 25 евро мне выдали справку, подтверждавшую, что все написанное в документах из ЗАГСов – правда. 10 декабря мы расписались, а одиннадцатого я поехала в Беларусь менять паспорт, потому что взяла фамилию мужа. Передо мной стояла задача максимум – вернуться на Рождество в Польшу.

Регистрация Анны и её мужа

Неимоверными усилиями мне удалось 16 декабря получить новый паспорт, на следующий день подать документы на визу, а 19-го выехать обратно. Перед выездом из Польши я приготовила все документы: письмо из школы Логистики, копию контракта с заверением подлинности, копии и переводы свидетельства о браке, выписку с банковского счета мужа, обратные билеты. За день до подачи документов на национальную визу я узнала, что мне нужен оригинал приглашения от мужа. Для меня это было нелогично – если муж меня не пригласил, то и не ждет что ли? Хоть на выбор у консула еще был мой контракт с польской фирмой и душещипательное письмо от мужа, я получила визу только на основании того, что была слушательницей Школы Логистики и обязана быть на сессионном съезде 20-21 декабря.

Как получить ВНЖ и доказать, что брак не фиктивный

Сейчас у меня годовой вид на жительство. Срок действия небольшой из-за «короткого стажа брака» – так было написано в официальном решении комиссии, определявшей, не фиктивен ли наш брак.

Фиктивен брак или нет, определяют так: каждый супруг встречается наедине с человеком, который ведет дело о выдаче ВНЖ в Отделе по делам иностранцев Администрации Воеводства. Перед интервью мы изучали, что могут спросить. Интернет пестрил ужасными историями о личных вопросах вплоть до «как часто семья вступает в половой контакт» или «какого цвета белье носит жена». На деле все оказалось очень легко – вопросы не шокировали, но были точными.

Кот Анны в квартире в Познани

Например: «когда и как познакомились», «как встретились с родителями», «кто входит в состав семьи», «чем занимаются братья, сестры, родители», «кто ближайшие друзья семьи». После те же вопросы задали мужу. Из-за большого наплыва украинцев в Польшу процесс выдачи затянулся: я получила ВНЖ через три месяца после подачи документов. К слову, это оказалось проще, чем вернуться к мужу на праздники после росписи. Слышала, что сейчас вид на жительство выдают до пяти месяцев.

Поиск работы, новый режим и отношение польских коллег

Вообще, в Великопольском воеводстве легко найти работу, потому что здесь много производственных, дистрибуционных и транспортных компаний. В Беларуси я работала экономистом, главным бухгалтером и заместителем директора по маркетингу и коммуникациям. Работу я нашла еще перед переездом в Польшу через сайт pracuj.pl. Создала несколько вариантов резюме – откликалась на все вакансии, где требовался русский язык, и иногда неделями ждала появления новых. Польский я тогда знала на простом разговорном уровне и делала ошибки, к тому же не знала немецкий язык (Познань – «западная столица» Польши, и здесь это важно). Тем не менее, меня приглашали на собеседования, но я отвечала по почте, что могу приехать только через месяц. Мой нынешний работодатель был единственным, кто именно позвонил, но в тот момент я лежала в больнице после операции по удалению миндалин, и послала смс, что не могу говорить. Он оказался настойчивее, и пригласил на собеседование сразу после приезда в Польшу – я согласилась.

Рабочее место Анны

Сейчас я работаю в отделе экспорта производственной фирмы, которая находится в 30 километрах от дома. Рабочий день начинается в cемь утра и заканчивается в три часа дня. Польские коллеги не воспринимают меня как-то иначе из-за национальности – возможно, потому что я не первая иностранка из Восточной Европы, а может, потому что человек хороший. Единственный конфликт, который начался с моим приходом на работу и длится до сегодняшнего дня – с украинкой. Но я надеюсь, это никак не связано с национальностью, а только с ее личными качествами.

Доходы: семья из трёх человек получает меньше 1000 евро, но ни в чем себе не отказывает

Я получаю около $650-750 – моя зарплата почти в полтора раза выше, чем у многих польских знакомых. Хоть в Минске я зарабатывала $1200, в Польше покупательная способность денег выше. Доход большинства семей из трёх человек не выше тысячи евро, но люди ни в чем не себе отказывают из еды, хорошо одеваются, раз в год ездят в отпуск (правда, чаще на Балтийское море и горы в Польше). Я не открою Америку, сказав, что продукты в Польше значительно дешевле: более доступны фрукты, овощи, мясо, сыр. Я не зарабатывала мало в Беларуси, но здесь я чаще ем экзотические фрукты: авокадо, манго, помело. Скажу честно: когда мы с мужем приезжаем в Беларусь, цены нам не кажутся катастрофическими, но только потому, что мы зарабатываем в другой валюте.

Вид из окна квартиры

Сколько денег тратится и на что

Мы снимаем маленькую квартирку (32 квадратов) у бабушки мужа, живем с моим белорусским котом и польским щенком спаниеля. За «коммуналку» платим примерно $120 в месяц, за квартиру – еще $100 (цена чуть ниже средней). Коммуналка в нашем доме начисляется по принципу постоянной ставки: в цену включена вода, уборка, техобслуживание и газ, электричество оплачивается отдельно. На воду и газ стоят счетчики. По результатам года их данные проверяются – если оказывается, что в квартире никто не прописан, а потребление было на двух человек, ставка постоянной оплаты увеличивается.

Мы не закупаемся на неделю в супермаркетах: берем все в ближайших магазинах. В Польше супермаркеты бывают в нескольких ценовых категориях: например, Biedronka – эконом-класс, Piotr I Pawel – премиум. Мы выбираем магазины по расположению – если сегодня нам по пути более дорогой, закупаемся там. Одежду покупаем по мере необходимости – в сетевых магазинах вроде H&M и BigStar, и в магазинах польских марок. Стараемся покупать на распродажах или в дискаунтерах, но скорее из-за польской экономности, чем от нехватки денег. В Познани много баров, ресторанов, клубов, но мы предпочитаем спокойнее проводить время: ходим в кафе, кино, аквапарк, картинг, в гости к друзьям. Обед в ресторане в центре города с первым, вторым, десертом и пивом или кофе обойдется примерно в $20 на двоих.

Рождественская ярмарка в центре Познани

Зарабатывая на семью больше двух средних зарплат по Польше, нам удается откладывать. Муж работает логистом на заводе Volkswagen и оплачивает жилье, все крупные покупки, отдых и развлечения. Из своего дохода я выплачиваю кредит (брали недавно на машину мужу) и все мелкие постоянные расходы вроде интернета, ТВ, мобильной связи. Остальное – личные траты: абонемент в тренажерный зал и занятия с тренером. Бензин занимал большую часть расходов, но сейчас цены упали почти в два раза: литр 95-го стоит меньше доллара.

К чему пришлось привыкать: покупать каждое утро хлеб и забыть о курсе валют

Есть одна особенность, которая меня даже раздражает – привычка покупать хлеб каждый день. Утром (а магазины начинают работать в шесть) все берут хлеб на завтрак. Если часть остается – скорее, поляки ею покормят птиц, а назавтра снова купят свежий. Было сложно привыкнуть к рабочему дню с шести утра, (а если очень повезет, то с восьми), к тому, что в государственные праздники закрыты все магазины и нужно заранее закупаться. На такой случай у каждого поляка в морозилке лежит хлеб – свежий не купишь. Я слышала, что правящая партия (она очень консервативная) хочет сделать воскресенье выходным и для сферы обслуживания – мол, в этот день надо только молиться и проводить время с семьей. К этому мне тоже будет сложно привыкнуть.

Поляки не следят за курсом валют: если бы я не работала в экспорте, тоже не знала бы. Благодаря этому быстро проходит привычная белорусу истерия по поводу изменений курса. Когда я приехала полтора года назад, доллар стоил около 3,2 злотых, сейчас – около 4,2. Эта девальвация прошла абсолютно незаметно. Никто не пересчитывает зарплаты и цены, не делает накопления в иностранных валютах.

Поляки глазами белоруски

Познань значительно меньше Минска, и ритм жизни намного медленнее, но если хочешь зарабатывать больше, то, как и в Беларуси, надо двигаться. Из минусов – Познань грязнее, хотя белорусы, наверное, избалованы чистотой. Из плюсов – большой и красивый старый город, милые домики, которые здесь называют «каменицы». Благодаря огромному количеству студентов город очень живой. Как только становится теплее, в каждом парке (а для западного города их даже много), у фонтана на траве и на скамейках сидят студенты: пьют кофе, смеются, и бурно что-то обсуждают.

Поляки вообще любят эмоционально поболтать. Любая незнакомая бабушка, женщина из общественного транспорта, мужчина-дворник обязательно с тобой заговорят: о погоде, о настроении и… политике.

Все поляки разбираются в политике и бурно выражают свои взгляды – чаще всего это недовольство. За время, что я здесь живу, правит вторая по счету партия («Закон и справедливость», возглавляемая Ярославом Качиньским – прим. KYKY) – протесты из-за её прихода к власти начались на следующий день после выборов.

Некоторые называют поляков жадными. Есть такая пословица: чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Говоря о поляках, я бы перефразировала: богатые не те, кто зарабатывает, а те, кто не тратит. Они очень экономные. Но если белорусы, вынужденные сэкономить на чем-то, чувствуют себя подавленными, то здесь возможность сэкономить хотя бы один злотый приводит в состояние эйфории. Мне с моей широкой славянской душой сначала было очень сложно – сейчас я сама радуюсь, когда удается купить что-то дешевле.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Афиша с нормальным белорусским айтишником

Места • Ирина Михно
В школе Павел шульц стал призером Республиканской и Международной олимпиад по программированию. Будучи студентом, работал Java-разаботчиком. Сегодня Павел растит троих детей и является вице-президентом по работе с клиентами в компании Itransition. На выставки Павел не ходит, челленджи не любит, в «Хулигане» ни разу не был. Вот он какой – настоящий белорусский айтишник.