«Мужа здесь найти невозможно». Обитательницы Зыбицкой о самой «европейской» и «криминогенной» улице Минска

Места • Дмитрий Качан
Почему люди приходят на Зыбицкую? Что хотят здесь найти? Увидев наряды некоторых обитательниц этой улицы, догадок строить не приходится. Но KYKY решил не домысливать и честно спросить у девушек: что им нужно от жизни и что из этого они пытаются разыскать здесь – на самой «криминогенной», по мнению властей, улице. Большинство опрошенных включали режим оправдания: «Да я тут в первый раз». Ну да, мы тоже.

Мы пришли на Зыбицкую в волшебное время. Пятница. Сумерки – трещина между мирами: жители мира трудовых будней уже испили вечерний кофе, заканчивают ужин, а мир праздной минской ночной жизни еще не вступил в права.

21:00. Зыбицкая пуста, насколько вообще может быть пуста, наверное, самая популярная улица нашего города. Полномасштабная тусовка еще не началась.
Первой наше внимание привлекла стайка женщин возле блинной «Дэпо» – они щебетали и никуда не собирались двигаться, в отличие от вышедших на променад прохожих. Причина радости сидела в центре всей компании.

«О! Это же девичник!» – радуется наш фотограф. Отличное начало для опроса. Подходим.

Невеста Ольга: «Люди не бывают настоящими без алкоголя»

«Поздравляем», – начали мы разговор. Ольга, без пяти минут чья-то жена, охотно отвечает на наши вопросы. «Я вообще нечасто здесь бываю. Но, в целом, мне нравится. Атмосферой». Разыграв некий скепсис, интересуюсь: «А, может, просто нет других альтернатив?» – «Было бы желание, – отвечает невеста. – Альтернатива всегда найдется. Я чувствую здесь приятную атмосферу, поэтому наведываюсь иногда».

Будущего мужа Ольга нашла не на Зыбицкой. «Лучшее, что здесь можно найти, – это блины в «Дэпо» и кальян в «Private House. Но и это немало», – делится девушка. От предпочтений в еде вышли на глобальные приоритеты в жизни. Говорим о ценностях: «Главное в жизни – это любовь. Причем, реально, любовь ко всему», – было бы странно, если бы невеста ответила по-другому.

А вот моральный облик среднего посетителя Зыбицкой, девушка описала не так позитивно: «Облик очень печальный. Потому что люди приходят сюда употреблять алкогольные напитки и обычно не знают меры. Они снимают все свои маски и показывают себя настоящими. Но это тоже, наверное, неплохо. Пусть это и печально, что многие люди не бывают настоящими без алкоголя».

Подруги невесты начинают нервничать от нашего злоупотребления вниманием главы праздника, поэтому мы идем дальше. Столики на террасах заполняются, уличных музыкантов все больше – оживление налицо. Следующих респондентов ловим прямо на ходу, не оставляя шансов на бегство. Хотя, скорее всего, каблуки на ногах наших жертв и так не оставляют им шансов.

Виктория, Елена и Наталья: «Чтобы как можно меньше передвигаться на таких каблуках, надо поселиться на этой улице»

«Какой он, собирательный образ посетителя Зыбицкой?», – начинаем с главного вопроса.

Девушки – Виктория, Елена и Наталья – смеются: «О, мы будем совсем выбиваться из этого образа». – «Но вы же здесь!» – «Ну да». – «И, наверное, не в первый раз?» – «Как бы нет. Мы нечасто здесь». Либо признаться, что тусуешься на Зыбицкой, – это зазорно, либо все гости этой улицы приходят чуть ли не однажды, а регулярные вечерние толпы – обман зрения и иллюзия. Одна из девушек рассказывает: «Я и вправду здесь впервые. Я из России».

Спрашиваем, что привлекло девушек сюда. «У нас грандиозные планы на вечер. Мы не хотим засидеться в одном месте, поэтому самый оптимальный вариант для того, чтобы как можно меньше передвигаться на таких каблуках, это поселиться на этой улице».

Интересно, какое первое впечатление о Зыбицкой у русской гостьи: «Мне очень Арбат напоминает. То же самое. А вот людей еще не успела рассмотреть, мы только зашли».

На вопрос «что для вас главное в жизни?» девушка из России, по совместительству мама, определяет себя как «абсолютно семейного человека. Главное – семья и ребенок». А вот Виктория, «гид» по барному Минску, оказывается карьеристкой: «Мы хорошо работаем, и хорошо ежепятнично отдыхаем».

Девушки отправляются хорошо отдыхать, мы продолжаем хорошо работать. Прогулявшись еще немного под аккомпанемент Цоя, перепеваемых с разной степенью успеха, находим наименее увлеченных разговором девушек и внедряемся в их внимание.

Нелли и Оля: «В дорогие бары охранники только таких и пускают: на каблуках, накрашенных. Они разводят парней на деньги, а барам это выгодно»

«А мы не тусуемся на Зыбицкой, – рассказывают Нелли и Оля, узнав причину, по которой мы их побеспокоили. – Заведений не знаем. Сидим вот в стороне, в центр этого всего не идем. Тихенько-спокойненько сидим. Сама тусовка на Зыбицкой – это другой мир. Бывает, неспокойный, но все-таки нужный городу».

«У вас есть парни?» Девушки утвердительно кивают головами, не понимая, продолжение это интервью или мы уже подкатываем. Но я задаю вопрос, который снимает подозрения.

«Если бойфренд придет и скажет, мол, я сегодня с ребятами пойду тусоваться на Зыбицкую, отпустите?» Нелли задумалась: «Хороший вопрос. Пойду с ним. Не отпущу».

«Не доверяете парню или место вас смущает?» – «Нет доверия к девушкам, которые здесь тусуются. Есть такой типаж дам, который приходит разводить парней на деньги и тому подобное». С радостью с ними пообщался бы для интервью, но пока таких не обнаружил.

«Вы рано пришли. Мы как-то приехали сюда попозже, и встретили двух таких... Они приехали на автобусе: «Нет у нас денег. Мы найдем каких-нибудь парней, и нам дадут денег на такси и не только». – «Вижу цель и иду к ней», – определяет подобную модель поведения Ольга. «Здесь же есть и дешевые заведения, и дорогие, – развивает мысль Нелли. – И в дорогие охранники только таких и пускают: на каблуках, накрашенных. Потому что они разводят парней на деньги, а им это выгодно».

Завершаем разговор традиционно: спрашиваю про ценности. «Семья», – говорит Нелли. «Карьера», – задумавшись, отвечает Ольга. Не смею больше отвлекать своих собеседниц от отдыха. Возвращаемся на улицу. Тут уже гораздо больше людей. Пробегаю глазами по толпе. Взгляд останавливается на шляпе.

Дизайнер Белгосцирка Катя: «Здесь найти мужа невозможно»

Человеком в шляпе оказалась Катя. Ей 26 лет. Девушка спешит в «Куст» на день рождения кого-то из друзей.

«Часто здесь тусуетесь?» – «Совсем нет. Нет времени, на самом деле, тусоваться, работаю очень много». Оказывается, Катя художник-дизайнер в Белгосцирке. Девушка делится, что работа – ее настоящая страсть, «никакого желания тусоваться особо нет». «Значит, и заготовленный вопрос о поисках мужа на просторах Зыбицкой не актуален?», – интересуюсь у девушки.

«Скажу даже больше: ходила, вернулась. Больше не хочу. А здесь найти мужа невозможно. Да и другим здесь занимаются: люди тусуются, получают удовольствие.

Я не против этого, если им так нравится. Но у меня своя компания и несколько другой формат отдыха. Если нет работы, собираемся в квартире, слушаем и играем музыку, кальян курим».

Преподаватели английского и испанского: «Эта улица, скорее, для минчан, нежели для туристов»

Следующими нашими собеседниками стали девочки, которые максимально увлеченно фотографировали друг друга. Процесс поглотил их настолько – мы уже успели разувериться, что вообще представится возможность поговорить.

Однако первой подруге фото для инстаграма они сделали, и, пока фотосессия не продолжилась у следующей, мы поспешили заговорить: «Вы сюда зачем пришли?» – «Вы по поводу закрытия баров, да?», – проницательная Саша явно читает новости, но нашу первоочередную цель не угадывает. «У нас есть повод, – говорит Настя. – Мы диплом получили. МГЛУ – ИнЯз, мы преподаватели испанского и английского языков». – «В рамках предмета «Русский как иностранный», вы бы повели учеников из Испании на Зыбицкую?», – спрашиваю у выпускниц. «Не, я бы повела в музей ВОВ или к другим культурным достояниям», – сообщает Настя. «А я бы повела на колесо обозрения. Пусть смотрят», – удивляет Саша. «В любом случае, в топ Зыбицкая бы не входила, – заключают девушки. – Эта улица, скорее, для минчан, нежели для туристов».

Девушки здесь бывают не часто. Саша «всего в третий раз». Настя заходит, «примерно, раз в три недели. Да и то, скорее потому, что больше некуда, чем потому, что нравится».

Прошу описать эту улицу в двух словах. Общее резюме выходит такое: «Обычно никуда не протолкнуться, много людей. Но эта часть Минска напоминает европейский город. Атмосфера достаточно душевная. Идешь и расслабляешься».

«А после 12 можно расслабиться на Зыбицкой? Говорят, что обстановка здесь криминогенная. Хотели даже ограничить работу баров…» – «С одной стороны – это правильно, мало ли, кто-то перебрал, начинает приставать к людям и все такое, а у нас это в культуре населения. К сожалению. А с другой стороны, отдыхая тут с компанией, ты не хочешь в 11 часов расходиться. Особенно, если вы пришли только в 10».

После того, как девушки, вновь попозировали, на этот раз, для нашего фотографа, мы попрощались и вернулись к месту, где начали свой обход. Возле «Дэпо» было людно и суматошно. Дело шло к ночи. Рассматривая народ и выбирая, кого бы выдернуть из этого праздника жизни, внимание пало на одиноко сидящую барышню.

Петербурженка Маргарита: «Зыбицкая – местная Рубинштейна»

Маргарита здесь в первый раз. «Серьезно? Где же ты была до этого?» – шучу я. «В Санкт-Петербурге», – смеется Маргарита.

Интересуюсь у гостьи, сколько времени она провела здесь, и успела ли сложить мнение. «Минут 10. Начинаю присматриваться к людям, пока не успела сформировать какой-то образ. Я обычно одна не хожу, поэтому мне пока немного дискомфортно, не ощущаю себя как дома, но я выхожу из своей зоны комфорта. Если вы были в Санкт-Петербурге, то знаете, там есть улица Рубинштейна, где самые модные места, бары, караоке с песнями: только рок и только по-английски. Туда ходят самые модные ребята. Так вот, моя подруга сказала что Зыбицкая – местная Рубинштейна. Поэтому я пришла сюда, чтобы проверить. Пока не знаю, но вижу точно, что здесь модно».

Девушки с кальяном: «Тусовки – это не про нас»

Пробираясь сквозь плотные потоки людей, которые уже вовсю заполнили улицу, уже, наверное, в сотый раз шутим с фотографом о том, как нам везет, что все, с кем бы мы ни общались, говорят, что здесь они чуть ли не впервые (не считая гостей из России, конечно).

На скамейке сидят две девушки, курят кальян. Почему-то уверен, что перед нами, если не завсегдатаи улицы, то, по крайней мере, частые гости. Говорю о своих домыслах фотографу, подхожу: «Часто здесь бываете?» – «Нет, второй раз в жизни». Фотограф за спиной хихикает. Вот правда, или на этой улице у всех отшибает память о прошлых тусовках, или первое правило Зыбицкой – никому не говорить, что ты часто бываешь на Зыбицкой.

«А вот у нее здесь парень работает барменом, поэтому она здесь часто», – рассказывает за подругу первая девушка. «Вы не тусуетесь на Зыбицкой. Почему? Не интересно или плохая репутация места?» – «Плохая репутация везде, в принципе», – звучит туманный ответ через клубы кальянного дыма. Пытаемся понять, что это значит, попросив описать стереотипного посетителя улицы. Получаем ответ:

«Девочка на каблуках в мини-юбке и с хачом. Если не с хачом, то на охоте. Вот средний посетитель Зыбицкой. Но есть, конечно, и те, кто приходит просто отдохнуть и потанцевать».

Сами девушки предпочитают семейный очаг и домашний уют: «Тусовки – это не про нас. После работы предпочитаем спать. Мы скучные: раз в год выходим».

«Мы идем с концерта Скриптонита – подумали, зайдем на Зыбицкую, прогуляемся – и на работу»

Следующую пару респондентов находим у самого края минского котла веселья, его чад (который уже наполнил улицу, стоит заметить) здесь едва уловим.

«Вы тусоваться идете или уже уходите?» – пытаюсь понять направление движения девушек. – «Уже уходим на работу в караоке, мы бэк-вокалистки». – «Что скажете про Зыбицкую?» – «Только сейчас обсуждали, что в СМИ написали: мол, это стал криминальный район и что здесь все закроют. Это глупо, конечно, ведь на Зыбицкой так много заведений. Люди сюда приходят, выбирают, что им по вкусу, и никому не мешают. Зачем надо закрывать? Где людям тусоваться? Мы вот приходим и идем по всем заведениям. Как и все. Сюда приходят гулять, отдыхать и пить. Каждый может найти для себя место. И богатый, и бедный. Бедные тусуются на улице и трэшат. Правда, это, в основном, малолетки».

Спрашиваю, почему люди бегут сюда, словно им медом намазано: «Здесь ощущение Европы, – не задумываясь рассказывают девушки. – Как в Испании! Есть куча баров, они идут один за другим. Сейчас мы идем с концерта Скриптонита, подумали, зайдем на Зыбицкую, здесь весело, прогуляемся и на работу».

Спрашиваю у вокалисток, что же для них в жизни главное. «Семья, – стандартно отвечают девушки, потом добавляют. – Но мы и потусоваться любим».

Будущие юристы: «Много баров, все такие добрые» и «Знаете, даже драки бывают»

Последние опрашиваемые стояли шумной группой. Девушки были молоды, что-то подсказывало, что и на Зыбицкой они часто бывают, и сегодня гуляют уже давно. Интуиция, не иначе…

Начал разговор стандартно: «Привет, я журналист KYKY...» Меня перебивает радостный возглас одной из девушек: «О! Мы знаем, класс! Но мы сейчас не в состоянии, чтобы вам ответить». Остальные начинают шикать на подругу: «Нет! Это не правда!» Спрашиваю, чем они планируют заниматься сегодня ночью. Девушки пузырятся, как шампанское, и невпопад хором пытаются выговорить: «Нет-нет, мы не пьем».

Начинаем подозревать, что девочкам лет гораздо меньше, чем мы предполагали. Хочется пошутить и серьезным тоном спросить: «Мать знает?». Но сдерживаемся: «Чем вас привлекает эта улица?» – «Очень похожа на Европу, – замечает девушка из компании. – Много баров, все такие добрые ходят, музыка, весело и всё целую ночь работает. Не похоже на обычный Минск. Можно веселиться».

«Часто веселитесь?» – «Каждую пятницу и субботу. Мы же еще учимся. Юрфак БГУ». – «Тогда серьезный вопрос как к юристам. Говорят, что здесь криминогенная обстановка. Что вы по этому поводу думаете?».

«Ну, иногда бывает такое. Знаете, даже драки бывают. Это неприятно. Милиция приезжает. Но у нас никогда не бывает здесь проблем».

Спрашиваю студенток, что для них стоит на первом месте в жизни. Девочкам уже явно сложно фокусироваться на беседе, поэтому по одной они рассыпаются в стороны. Отвечает лишь одна: «Я ищу цель. Кроме этого, для меня важно отдыхать и учиться». Мы надеемся, что учится и ищет свою цель она так же самозабвенно, как и отдыхает, прощаемся и уходим с «криминогенной, но дарящей свободу» улицы.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Иранцы похожи на беларусов, а в Чечне очень безопасно». Куда надо ехать, если кажется, что видел всё

Места • Дмитрий Качан
Наш герой – беларуский путешественник по имени Верасень, который Объехал больше 40 стран и считает, что дорога настоящего путешественника заканчивается, только когда пропадает пульс. Верасень рассказывает KYKY, где самое опасное место на планете, как путешествовать с женой и не развестись и почему Иран ужасно похож на Беларусь.