Опен-эйр, который не испортили даже караоке и зеленые человечки. Честный репортаж с A-fest (фото)

Места • Ирина Михно
В прошлую субботу (хотя многие сомневаются в этой цифре) в Лошицкий парк пришло около ста пятидесяти тысяч человек: люди искали живой музыки, возможности полежать на траве в окультуренном городском лесу, выпить пива за 2,5 рубля и спеть в караоке – A-Fest гремел весь день. И KYKY там был, поэтому решил рассказать, почему этот фест не страшно назвать «европейским».

На улице стояла не по-мински дикая жара, но, вместо водоемов и дач, где можно лежать в надувном бассейне и пить сангрию, уже в 12 часов дня люди начали оккупировать ворота Лошицкого парка. Не каждый день в Беларуси можно бесплатно послушать Джона Ньюмана – видимо, думали многие из них. Аукцион ежегодной невиданной щедрости от «Аливарии» и правда в хорошем смысле удивляет: обычно, все бесплатные уличные ивенты – это что-то про народные песни и аниматоров в костюмах помятых жизнью пчелок. А здесь пикник с претензией на гордое звание «европейский» – по крайней мере, так нескромно себя позиционировали организаторы.

Бесплатный вход и его особенности в Беларуси

Бесплатный вход дал возможность прийти на фест абсолютно всем, так что выявить целевую аудиторию фестиваля действительно невозможно: в одной социальной сети даже организовался спор по мотивам этой темы. Люди всерьез выясняли, кого было больше: красивых или не очень. Да, по уровню модности туалетов и количеству губ в сливовой помаде в толпе A-Fest сильно проигрывал хипстерскому пикнику FSP, зато по душевности пришедших – право, нисколько. Несмотря на то, что фестиваль пивной, пиво стоит в два раза дешевле, чем в баре, а на улице было почти +30, в парке было крайне мало пьяных людей. Серьезно, мы даже попытались их найти – нашли, человек пять. Привилегированное большинство было просто веселые, чутка подпившие ребята.

Возможно, причина, по которой пол парка не устроили алкомарафон на фесте, – локация события, за которую организаторам надо сказать настоящее «спасибо». Лошицкий парк очень большой: вспомните, практически все минские (и не только) фесты можно было обойти медленным шагом за десять минут, а все оставшееся время наблюдать, сидя на пледе, то, что уже видел и два раза сфотографировал. В этом парке гулять можно вечность: только минут 15 от входа до главной сцены, которую поставили около старой мельницы. Причем, если ходить надоест – можно смело свернуть в любую понравившуюся сторону и прилечь на траву: некоторые семейные пары даже шезлонги ради такого дела принесли. Вообще, было очень приятно смотреть, как беларусы просто валяются среди парка. Кто-то с семьей и яблоками, другие – с пивом и проявлениями нежности друг другу, третьи – пожилые люди, сидящие на принесенном раскладном стуле. И практически у каждой компании был свой пакет для мусора, чтобы не сорить вокруг себя. Это удивительно, но беларус научился, простите, не ходить под себя.

Челночный бег за пивом вместо очереди в туалет

Люди не ставили себе целью выпить все, а благодаря полному отсутствию очередей на максимально большом фудкорте, не затаривались ящиками, как это было на «Роке за Бобров», ибо, очевидно, понимали, что, если не хватит одной банки, в любой момент можно сходить за второй. К слову о фудкорте: кроме шашлыка и прочей закуски под хмельное, в лавках можно было купить обычные свежие овощи. Просто огурцы и помидоры, которые продавались за килограмм по магазинным ценам. Сказать, что веганы и зожники были в раю – это ничего не сказать. Такого, право, Минск не видывал.

А очередей, к слову, не было и в туалеты. Видимо, организаторы делали настоящую работу над ошибками других масштабных ивентов и выставили целые вереницы био-уборных.

Кроме лежания и выпивания, люди активно тусовались на всех развлекательных спотах, которые тоже имели место быть. Самым популярным народным развлечением, куда все же были очереди, стало караоке: губами к микрофону на A-Fest прикоснулись полтысячи человек. Наверное, тем, кто участвовал и демонстрировал наличие или отсутствие вокальных данных, и правда было хорошо, но вот остальным, до чьих ушей доносился репертуар ВиаГры в исполнении условной Маши, хотелось купить бируши, правда такого спота не было. Подобное развлечение лучше приберечь для баров и клубов с тусклым светом, где часто отсутствуют моральные принципы даже у официантов. А вот для городского фестиваля можно было устроить массовые или одиночные танцы: если не хочешь смотреть на недоБарышникова, просто уходишь. И все счастливы. Или хотя бы не ставить караоке у входа на фест – ибо у только что пришедших посетителей появлялись сомнения в «европейскости» феста. Хотя, конечно, хит лета Despacito, который в беларуской интерпретации стал «Бульбанiтой», должен был намекать на международность. Но, знаете, это слово переводится не так.

В парке было много спортивных (с приличной долей иронии) развлечений, что тоже очень радовало: хочешь – нарядись в крестик и сыграй с ноликами на пиво, или сними майку (кажется, это было неофициальное условие для всех накачанных парней) и устрой соревнование по челночному бегу, где вместо мячика – жестяная банка, ну, или поиграй в волейбол, покрась волосы в розовый и красный, постреляй из виртуального лука. Тут наконец-то можно было быть активным (в отличие от других фестов). В общем, занять себя можно было на целый световой день. И люди это делали. Даже в волейбол играли.

Закатный джаз под присмотром зеленых человечков

Осталось рассказать про музыку. Все ждали Джона Ньюмана, точнее, его одну песню, которую он, конечно же, сыграл последней – идеальная маркетинговая пакость. До этого были беларуские музыканты, которые вполне раскачали толпу, а вот за ними выступала меланхоличная Мария Чайковская (украинская версия Веры Полозковой) и немецкие джаз-экспериментаторы De-Phazz. У обоих репертуар достаточно спокойный – хороший ход организаторов, вместо того, чтобы устраивать слэмы и подогревать народ перед хедлайнером, они успокоили публику и дали ей возможность мирно и расслабленно послушать джаз на закате. Закат, кстати, был красивый. Ну, а вот на Ньюмане начались танцы.

Тема милиции на фестивале была раскрыта как минимум интересно: среди потоков людей с жестяными банками и пластиковыми стаканчиками иногда встречались мужчины с дубинками и в голубом. Госохраны действительно было мало? На самом деле нет: просто никто не замечал парней в зеленом, которые были «выставлены» по всем периметру парка. Они действительно сливались с деревьями и смиренно молчали, даже когда приходилось нюхать сигаретный дым, ибо стояли они часто прямо за лавочками и беседками.

Вместо вывода

A-Fest не стал фестивалем одного развлечения: люди шли не только за музыкой, а за всем сразу: как минимум, за тем-что-проводят-бесплатно, как максимум – за тем, чтобы перенести жару не в одиночестве. И, спасибо бесплатному входу, шли все, и каждый находил, чем себя занять: и семьи с детьми, и горячие молодые, и даже пожилые люди. Наверное, все, кто был в 12 августа в Лошицком парке, могли своими глазами видеть, что такое хороший беларуский ремейк на европейский фестиваль. Хотя, само собой, нашлась публика, которую не устроило, что вокруг обычные беларусы – без претензии на элитность и следование последним тенденциям моды. Но нас радует, что на бесплатное мероприятие с дешевым алкоголем беларус не пришел с бидончиками, чтобы набрать в них пиво, и не превратил «европейский» фест в рейв, с которого полгорода уехала бы домой в скорой помощи, а вторая – в милицейских бобиках. Жыве.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«На Каліноўскага я сустрэў сваё першае каханне». Брутальные мужчины трогательно рассказывают, за что любят Минск

Места • Ирина Михно
Можно бесконечно ругать Минск: деревья рубят, сервиса нет, драники в кафе приносят дорогие и холодные, но уже как-то надоело это делать. Поэтому мы решили узнать, за что люди влюбляются в этот город и устроили суровый мужской опрос. В итоге получили самые нежные рассказы со скупой мужской слезой. Мы думаем, что и вас они растрогают и принудят подумать о том, за что мы все любим этот город.