«Минск-Мир» как полная бессмыслица. Что не так с названиями новых станций метро

Места • Ирина Михно
Минский метрополитен рассказал минчанам, как собирается назвать станции 4-й линии подземки, которую планируют достроить к 2030-40 годам. В списке «Политехническая», «Киевский сквер», «Локомотивная» и другие. KYKY пообщался с городским лесничим Игорем Корзуном и узнал, насколько адекватны предложенные «имена».

Хорошее название, к тому же, вписывается в концепцию метрополитена по всему СНГ: в Москве, Киеве – во многих городах в метро есть станция «Политехническая». Единственное, название неправильное с точки зрения семантики: ведь не станция «политехническая», а институт, или, как сейчас его называют, университет. Назвав станцию «Политехнический институт», метрополитен напомнит горожанам, как люди поступали, учились там, назначали встречи около «Политеха». Это микротопонимика, которую мы сегодня, к сожалению, теряем, хотя она очень важна для понимания истории города. Народ говорил «Политех», все именно так воспринимали это место. Только «политехнической» может быть гимназия, но никак не станция метро.

Претензий к названию нет. Во-первых, оно уже успело закрепиться в сознании людей. Во-вторых станция метро с таким названием надолго закрепит статус сквера за этим участком Минска и будет охраняться регламентами генплана города. Таким образом, сбережет сквер от посягательств ретивых девелоперов, которые рассматривают чуть ли не каждый сантиметр Минска как потенциальную площадку для застройки. Но эту станцию можно было назвать иначе: если мы поднимем старые карты, обнаружим, что до 50-х годов люди называли это место «каменной горкой». Все потому, что именно там располагалось языческое капище, где находился и стоит до сих пор камень, к которому приходили местные бабы и просили о детях. Только есть ли смысл делать вторую «каменную горку»?

С этим названием случилась семантическая путаница: должно быть не «Ольшевская», а «Ольшевского», как в названии улицы. При помощи google мы можем узнать, что Ольшевский – герой войны, который отвоевывал Минск у немцев. Я уверен, большинство жителей города об этом не знают, и тут встает вопрос: заслуживает ли этот человек быть увековеченным в названии станции метро? Значимость для народа – понятие очень субъективное.

Например, в Москве есть станция «Войковская», в честь Петра Войкова. Тогда этот человек, видимо, был многоуважем и любим, а сегодня, спустя 50 лет, выяснилось, что это КГБист, который принимал участие в расстреле царской семьи.

Я не хочу сказать, что спустя время герой войны Ольшевский «станет плохим», просто не вижу смысла в этом названии. Придет время, и все забудут о войне, а затем и о многочисленных героях этой войны: не думаю, что память об этом событии проживет еще двадцать лет в сознании беларусов. Точно так же, я бы не ратовал называть станции метро в честь беларуских писателей. Вот если бы было решено создать целый квартал в городе, где улицы бы носили имена писателей, как в районе «Шариков» (Минского подшипникового завода – Прим. KYKY) улицы названы в честь художников, Сурикова, Авйвазовского, Васнецова, для облегчения навигации в городе – другое дело. У нас есть «Купаловская» и «Площадь Якуба Коласа» – это два апостола беларуской культуры, новых уже не будет. Сейчас другое время, давайте оставим им человеческие образы, сохраним их не в названиях станций и улиц, а в наших сердцах.

Слово «тивали» появилось в обиходе минчан еще в 19 веке: оно не наше, зародилось благодаря желанию беларусов привнести в свою жизнь часть европейской культуры (Тивали – каскад водопадов в Италии, где в 16 веке построили шикарную усадьбу, аналоги которой позже стали появляться по всему миру – прим. KYKY). Тогда же на территории Беларуси начали строить «европейские» усадьбы и парки – облагораживать свое существование. Сегодня словом «тивали» можно обозначать плюшевые игрушки во дворах панельных домов: кто-то смеется над этим, но ведь желание украсить свой «мир» заслуживает уважения, претензии могут быть лишь к навыкам создания красоты. В общем, мне очень нравится это название для станции метро. Я бы даже посоветовал на входе в эту станцию установить бронзовый памятник подвигу простого народа в отстаивании своего права на красоту, в виде лебедя из покрышек, а на перроне повесить объясняющую табличку.

Что значит слово «тучинка» – мне неизвестно. Вероятнее всего, за ним стоит местный красивый топоним, про который можно накопать много хороших историй, или просто придумать. В любом случае, звучит хорошо, да и запоминается легко: маленькая туча – не страшно.

Хорошее название, возвращает нас к истокам названия не только города, но и его улиц: за словом «берестейская» кроется гораздо больше коннотаций, смыслов для беларусов, чем за словом «Брест». Последнее лишь о крепости, первое – раскрывает и нашу культуру, фонетику беларуского языка, которой не так уж и много в наших названиях.

В случае с этим именованием все вообще отлично: хорошо звучит, вызывает красивые образы в сознании людей и подходит логически: рядом с будущей станцией «Локомотивная» располагается локомотивное депо.

А вот это не название, а полная бессмыслица. О каком «Минск-Мире» может идти речь, появится ли он в нашем городе, не случится ли с ним тоже, что и с «Маяком Минска», застройщик то один и тот же… Я бы предложил иное имя: «Аэропорт» – он некогда находился в месте, где планируют открыть станцию. К тому же многие минчане до сих пор ассоциируют этот район с раем, ибо именно из этой воздушной гавани раньше вылетали самолеты в Крым, Гагры, на Кавказ. В общем, тут было здание, за которым начиналось море. Народ запомнил его так.

И снова: не «Козырево», а «Козыревская», как и улица. Странно, что, предлагая такое название, никто не удосужился обратиться к истории названия улицы: Козырев – инженер Либаво-Роменской железной дороги. Существуют разные версии о его значимости: от строительства школы, до насыпи под железную дорогу, но как одно, так и второе не столь значимы, чтобы отливать имя этого человека в бронзовые буквы станции метро. Если отталкиваться от названий улиц, я бы предложил заменить «Козыревскую» на «Германовскую». В названии последней очень много коннотаций: «Германовская слобода» – именно так назывались эти места в 19 веке, потому что в слободе местилась церковь святого Германа. Название «Германовская» – это и дань христианским традициям, и знак уважения великой нации, представителей коей в достатке жило в нашем городе. Ну, или Либаво-Роменская, что тоже логично: до сих пор сохранилась улица с таким названием – это тоже дань уважения железнодорожникам Беларуси (к которым можно отнести и метрополитенщиков).

Что делать, если вы придумали более удачный нейминг

Если вы не согласны с предложенными названиями, можете предложить свои, альтернативные варианты метрополитену. Правда, чтобы это сделать, придется писать письмо и отправлять его по адресу: 220030, г. Минск, пр. Независимости, 6, для УП «Дирекция по строительству Минского метрополитена». Есть вариант посовременнее: факс, 200-97-81. Предложения будут приниматься до 29 мая.

А на сайте Мингорисполкома вы можете проголосовать за понравившийся вариант названия станции или поставить существующим идеям дислайк.
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Bad Trip. Расскажите о путешествиях, которые вас разочаровали

Места • Дмитрий Качан
Перед вами Четыре истории о том, как французские гопники, вьетнамские надувалы и аспирин по цене героина портят нам впечатление об отдыхе и путешествии. Директор Kufar Михаил Сендер, фрилансер Алексей Анушкин, путешественница Ульяна Кузьмич и журналист KYKY – о своих бэд-трипах.