«Отправилась вникуда и ни к кому, с рюкзаком на плечах и смутой в голове». Мое путешествие в Андорру

Места • Татьяна Мурашко
Андорра — карликовое государство в непроходимых горах между Испанией и Францией. 70 лет назад его королём был провозглашён уроженец Вильно Борис Скосырев — на этом связи между Андоррой и Беларусью заканчиваются. Это не помешало минчанке Татьяне Мурашко подняться в Пиренеи в поисках маленькой страны. После этого текста вы поймёте: нельзя позволить лету пройти незаметно и без следа!

Идея сольного путешествия возникла в моей голове не сразу. Поначалу, перебрав вина, я начала вспоминать друзей и знакомых. Половину отбросила сразу, а вторая половина отсеялась сама собой: никто не был готов ехать вникуда на неизвестный срок. Странные люди! Тогда я решила, что себя нужно любить, а своё одиночество — холить и лелеять.

Да, перед тем я уволилась. Решила, что «с меня хватит», как Дженнифер Лопес из одноименного фильма. Ушла с работы совсем не по-английски, но тоже довольно неплохо, даже не хочется писать гадости. А потом купила билет в Барселону и полетела.

Начало. Купить телефон в Милане

Душой и телом меня всегда тянуло в Барселону. Этот раз не был исключением: история будет о Каталонии. Но в Барсу я попала не сразу. До этого мне была уготована судьба побывать в дурацком Милане, который мне никогда не нравился. Дождь шел три дня из трех, всё ужасно дорогое, бесплатного интернета почти нет — взамен за пароль от Wi-Fi покупаешь пиццу. Сидишь в интернете час и после этого либо покупаешь еще один кусок пиццы и жиреешь на глазах, либо живешь в реальном мире без девайсов.

Однажды, с очередным куском пиццы в зубах, я приняла предложение айфона обновить систему. На середине процесса вай-фай закончился, и телефон завис. Насовсем. Каучсёрфер, который предоставил мне удобства, помочь не мог, поэтому пришлось покупать новый телефон. В Милане! На втором этаже главного ж/д вокзала был «медиа маркет», в котором самый дешевый смартфон обошелся мне в 80 евро. Позже я перепродала этот же телефон за 30 евро в Вильнюсе, в ломбарде возле вокзала. В путешествии ты делаешь важные выводы. Я тоже сделала: торгаш из меня никакой.

Кстати, мой айфон починили в Барселоне в Apple Store, который находится на Placa Cataluña. Абсолютно бесплатно. Жаль, в Минске такой халявы нет.

Барселона. В хостеле нет мест

Я прилетела поздно вечером. Снова небольшая предыстория: я — путешественник-неудачник, у меня даже карточки нет, только наличные в носках в рюкзаке. Билеты на лоукост до Барселоны мне купила сестра — стоили они не то, чтобы дешево для Ryanair, 79 евро. Но я была как влюбленная дура, которой надо поскорее увидеть любимого. И неважно, каким образом.

До хостела я добралась к трём часам ночи, уставшая и голодная. Вдруг выяснилось, что места на меня нет. Хостел был переполнен, одно место бронировали сразу несколько человек, а «у «букинга» иногда бывают такие сбои» — так мне объяснила ситуацию девушка на ресепшене. Я сначала начала кричать, а потом расплакалась. Девушка на ресепшене сначала испугалась, потом тоже начала кричать, а потом оказалось, что она из Румынии, говорит по-русски, и очень крутая. Так я вписалась в одиночный номер по цене кровати в 12-местном. Пусть и на одну ночь всего, но зато именно в эту ночь я снова поверила в доброе начало в каждом из нас.

В хостелах ты всегда встречаешь новых людей, хочешь или нет. Я встретила ребят, которые запали в мою душу так глубоко, что даже эвакуатор их оттуда не вытащит.

Шотландский пьяница и французский эстет — вот компания, которая благотворно повлияла на мое сердце. Мексиканский бар, аргентинские танцы и три часа утра — вот вещи, которые повлияли на наше решение отправиться в трехдневное путешествие в Андорру за сигаретами. К моему большому стыду и бесполезному образованию, я даже не знала толком, где находится эта Андорра.

Трип с шотландцем и французом

Конечно же, мы проспали ранний подъем. Конечно же, у нас появились проблемы с арендой машины, ведь шотландский пьяница – на то и пьяница, чтобы иметь проблемы с трезвостью и правосторонним движением. Конечно же, каждый из нас троих где-то в глубине души подумал о том, что идея отправиться в совместное путешествие была так себе. Но мы сели и поехали. В пункте проката авто женщина-арендатор смотрела на всех нас очень долго. А мы и на себя-то смотреть не могли, так нам было всем плохо после ночного празднования. К счастью, шотландец забронировал машину заранее, на cheap-auto-rentals.com, поэтому нам нужно было просто приехать и забрать ее, показав свои ID. Машина оказалась очень неплохим «Фордом». Не знаю, сколько стоил прокат самой машины, потому что платил за это шотландец. На троих мы поделили лишь стоимость бензина. Три дня мы катались по горам, рекам, озерам и подземельям, и каждому это обошлось в 15 евро. Я была приятно удивлена.

Помню, на повторе играла песня Papa Mali – Sugarland на максимальной громкости, шел страшный ливень, мы ехали в нескончаемых каменных тоннелях, вокруг были горы и длиннющая река, которая растеклась, кажется, вокруг всех Пиренейских гор. Мы пили, пели, ели, спали, фотографировали и фотографировались, говорили «Fuck you» чаще, чем в «Криминальном чтиве», и все равно полюбили друг друга. В детстве я мучила маму вопросом, почему у меня никогда не будет старшего брата. Мама вроде как объяснила, но я ее перехитрила, потому что у меня их теперь двое.

Шотландец — псих. В рваных штанах, запутанных волосах, грязной майке и неизменной сигаретой в пальцах. В нем столько же неадекватности, сколько доброты. Он нюхает землю, коллекционирует праздники и фестивали (половину которых не помнит) браслетами на своих руках и с легкостью разжигает костры и чужие сердца.
Француз — красавчик. Его можно было бы назвать хипстером, но я предпочитаю слово «джентльмен». У него есть зеркало и манеры, а чтобы поплавать голым, он аккуратно сложит даже носки. Но он даже лучше Великой китайской стены — надежная опора, верная поддержка и идеальная совместимость по знакам Зодиака.

Заброшенный город и облака под ногами

Чем дольше мы ехали, тем больше мы понимали, что андоррские сигареты – не предел. Вы когда-нибудь слышали о заброшенных городах? В Испании, а именно в Каталонии, на самом ее севере есть небольшая деревня Viuet, названия которой я даже не нашла на русском языке. Вот туда мы и направились. Чем выше поднимались в горы, тем менее привычным становился воздух. Чем тщательнее мы искали место, которого нет в навигаторе, тем больше мы терялись. Представьте, что ни машин, ни людей на вашем пути нет; облаков, которые уже под вами, становится все больше; дождь идёт все сильнее, а небо темнеет и темнеет.

Примерно в этот момент мы и добрались до пункта назначения. Оставив машину в лесу, мы отправились в горы на разведку, захватив с собой палатку, сыр и вино. Через 5 км подъема в гору, в полнейшей темноте, под крики неизвестных мне животных пришлось вернуться за водой и едой. Всё это время мои легкие рвались наружу. Голодная и уставшая, я представляла себя чистой и свежей, лежащей в теплой кровати и жрущей орехи. Мы не знали толком, где находимся. Было так темно, что я боялась сделать лишний шаг, потому что помнила, что мы все время понимались вверх. Я знала, что где-то должен был быть этот заброшенный город, но тот факт, что мы ставим палатку, означал, что ночуем мы сегодня под дождем.

Мы смогли разжечь костер, согреть себя и подогреть еду. Мы читали русский рэп на русском, которого не существует в природе, танцевали шаманские танцы под таким ливнем, что Перун аплодировал нам стоя. В общем, да, было дико весело и просто дико.

То, что я увидела утром, перечеркнуло все страхи предыдущего вечера. Я стояла на самом краю самой высокой горы, в то время как облака плыли подо мной, полностью просканированные солнцем.

Андорра. Мельком

Расскажу немного о самой Андорре. Страна очень маленькая, везде горы. Высокие, очень высокие, скалистые, поросшие деревьями, голые, красные, зеленые, с озерами. Образец горного разнообразия и величия. Во всей стране живет чуть больше 70 тысяч человек — такая скалистая закрытая коммуна. Если ехать с испанкой стороны, то при самом въезде в страну есть огромный супермаркет, в котором есть все. Правда. Даже русские там были. Скупали чемоданами сигареты, алкоголь и еду. Чемоданы они тоже скупали.

Городов на пути мы встречали очень мало. Сами города скорее можно назвать деревнями. В одной из таких «деревень» решили поесть в первом попавшемся кафе. Первые три были закрыты, а в четвертом была очень милая женщина, которая напоминала мне радугу: широкая и круглая, она делала кафе очень уютным. За два супа, две порции мяса с картошкой, тарелку кускуса с овощами, три салата, бутылку вина, три кофе и два куска пирога на десерт мы отдали 17 евро. Разве это не чудо?

Мы останавливались на каждой заправке на нашем пути. Их было не то, чтобы много, но причина была в другом: нам все время хотелось есть. Не знаю, было это связано с воздухом или с чем-то еще, но мы ели постоянно. На заправках, кстати, продавалось почти все: крупы, мясо, сыры, алкоголь, фаст-фуд, а иногда даже одежда. Цены в Андорре ниже, чем в Испании, процентов на двадцать. Еще на заправках просторные туалетные кабины, а на одной заправке я даже успела принять душ. Бесплатно. Но, кажется, это было нарушением.

Путешествовать не страшно

Вернулась в Барселону я одна. Нам всем пришлось разъехаться в разные стороны из-за разных планов. Сказать, что нам было грустно? Скажу. В тот вечер я ненавидела свой любимый город. Не знала, что можно так сильно тосковать. Только через пару дней я как будто вышла из ступора и стала, как мне тогда показалось – бесстрашной и уверенной.

Что же с заброшенным городом? Вдруг вспомните вы. Куча развалин и дикий лес. Мы так никогда и не добрались туда. Но, как поется в песне, танцы – это только лишь предлог. Я отправилась вникуда и ни к кому, с рюкзаком на плечах и смутой в голове. Раз сто я задавала себе вопросы о дальнейшем существовании и раз сто получала в ответ тишину. Раз в десять меньше я терялась или шла не в ту сторону. И примерно столько же я была, кажется, безмерно счастлива.

Дворец Профсоюзов, стадион Динамо и другие места Минска, построенные на месте кладбищ

Места • Алиса Петрова
Минские власти захотели расширить улицу Карла Либкнехта в районе Лютеранского сквера, где раньше было немецкое кладбище. Начались раскопки – сразу обнаружились кости. Сейчас стройку остановили. При помощи историка Сергея Харевского KYKY ищет, какие места Минска построены на костях.