Спасение городского тополя

Места
Два столетних дерева в парке Горького хотели срубить, ссылаясь на недостаток денег: администрация считала, что убить деревья легче, чем вылечить. Городской лесничий Игорь Корзун нашел четырех промышленных альпинистов, которые на волонтерских началах за день обрезали сухие ветви. Редакция KYKY проследила за процессом.

Два столетних дерева в парке Горького хотели срубить, ссылаясь на недостаток денег: администрация считала, что убить деревья легче, чем вылечить. Городской лесничий Игорь Корзун нашел четырех промышленных альпинистов, которые на волонтерских началах за день обрезали сухие ветви. Редакция KYKY проследила за процессом. 

Вчера в парке Горького можно было весь день наблюдать необычное зрелище, похожее на цирковое представление: арену заменяла парковая лужайка, снарядом были великовозрастные тополи, а артистами – группа промышленных альпинистов, состоящая из четырех человекГородские инициативы, не характерные для Минска, продолжаются. Редакция KYKY уже писала о сражении горожан во главе с лесничим Игорем Корзуном с властями парка и «Зеленстроем», и о субботнике, который собрал более 70-ти неравнодушных минчан. Вчера в парке Горького проводились оздоровительные работы: альпинисты на волонтерских началах весь день работали над срезанием сухих веток со старых тополей парка. Еще в январе их планировалось срубить, но они остались стоять. Один из тополей, возможно, самый большой в городе – 4 м 55 см в обхват. 

Андрей Шелепин, специалист по комплексному обслуживанию деревьев: «К нам обратился Игорь, спросил, есть ли возможность привести деревья в нормальный вид. Мы решили откликнуться. Все-таки это парк, в котором и мы сами часто гуляем. Здесь такое место, к которому не возможен подъезд техники. К тому же, с ней вряд ли получилось бы достать то, что достали мы. Сегодня мы сделали два тополя. Эти два дерева живые, убрать их из парка будет совсем грустно. Они как гиганты стоят тут. По возрасту, на мой взгляд, им лет сто. Я не знаю, достаточно ли им было света, но рядом есть вода, которая ускоряет их рост».

Андрей Шелепин 

Игорь Корзун, инициатор городской активности в парке Горького: «Всю прошлую неделю я, ребята и представители администрации парка потратили на то, чтобы пройтись по ряду деревьев и наметить конкретные работы: какие ветви однозначно сухие, и их нужно удалять, какие следует омолодить. После зимнего диалога с администрацией парка, которая утверждала, что у них нет достаточных средств для покрытия работ такого рода, я обратился к промышленным альпинистам. Я с ними уже давно знаком. Ребята готовы эту работу делать и в дальнейшем, но безусловно они не могут делать ее всегда бесплатно. Уже на сегодняшний день у меня есть несколько представителей бизнеса, которые готовы оплатить такого рода услуги для парка. Так что это не разовый случай. Как волонтеры они готовы это делать раза два-три в год, все остальное, конечно, нужно финансово поощрить».

Где работают промышленные альпинисты 

Промышленный альпинизм появился в начале 30-х годов прошлого века в Америке, когда строили Плотину Гувера: горняки-шахтеры, используя веревки и примитивную технику, закрепляли стены каньона от подвижной скальной породы. Поскольку техника была примитивной, было много жертв от падения вниз. Альпинистская веревка и специальное снаряжение появились только в 70-х. Во время рабочего процесса в парке Горького альпинист Андрей Шелепин находится на земле, корректируя работу своих коллег. По его словам, сверху деревья смотрятся совсем по-другому, и альпинист на дереве видит действительно сухие ветки, которые с земли могут казаться совершенно живыми. В промышленном альпинизме работа на деревьях считается самой сложной и опасной. 

Андрей Шелепин: «Ты все время наверху с бензопилой, на веревках и сухих ветках - это не на зданиях работать с устойчивыми основаниями. Многие люди не замечают человека на дереве, пока не начинает жужжать бензопила. В основном мы убираем деревья возле частных домов и на кладбищах. В случае последних работаем, конечно, днем, но во время похорон останавливаемся.

На кладбищах сложность работы выше, чем здесь. В парке ветки мы просто сбрасываем вниз, а там уже физика: все деревья вокруг в веревочках, по которым приходится перетягивать ветки, чтобы складывать их в нейтральном месте. Это трудоемко и долго. Если же говорить про парк Горького, то день работы бригады с учетом транспортных расходов, амортизации бензопил стоит в районе миллионов шести. Не меньше».

Планы Игоря Корзуна о благоустройстве парка

Игорь Корзун 

«Движение вокруг инициативы «Городской лесничий» будет продолжаться, но это вопрос не одного дня. Нужно время, и мне бы хотелось, чтобы подключались люди. Работать нужно не только с деревьями, но и с тем, как парк используется: с чудовищными киосками, которые превращают его в Ждановичи: шашлыки, горелое масло и попкорн - скоро, видимо, появится вьетнамская еда «Шанхай». В парке курить нельзя, а дыму от шашлыков быть можно? Мне хотелось бы, чтоб исчезли аттракционы, которым место в Лунопарке. В парке Горького должно сохраниться колесо обозрения, лодочки и самое главное - тут должна быть та старая карусель с лошадками, оленями и верблюдами, которая была в нашем детстве. Кататься на верблюдах считалось позорным, только лузеру, который не успел вовремя занять красивого вороного коня или конька-горбунка, доставался верблюд - но даже этих верблюдов там тоже нужно оставить. Вот бы один в один восстановить ту карусель!

Это одному мне сложно. Если нас будет десять, тоже будет сложно, но уже легче. А если нас будет сто? Если подключится еще и бизнес? Мы очень много сможем сделать для нашего города. А самое главное, мы перестанем браниться. Уже на сегодня, когда мы предложили парку произвести чистку кроны двух деревьев, у них все меньше и меньше аргументов уповать на отсутствие денежных средств».

Фото: Андрей Дубинин и Христина Чернявская 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Продам бабушку. Обзор минских барахолок

Места • Сергей Пирогов
Если ваша квартира забита хламом, который жаль нести на помойку, можно поиграть в торговца раритетами и попытаться найти покупателя на фамильную гитару или даже дедушкин Жигуль. Сергей Пирогов выясняет, кому в Минске можно продать барахло, чтобы на вырученные деньги купить себе айфон. Текст полезен также собирателям редкостей: по каждому из указанных адресов можно найти много любопытного.