Ручные олени и вороны. Смотрим архивные фото людей, которые 35 лет прожили в Беловежской пуще

Места • редакция KYKY
Симона Коссак 35 лет прожила в домике лесника в Беловежской пуще с ручным кабаном, как биолог изучала животных, жестоко боролась за их права и сама себя называла зоопсихологом. Благодаря её соседству с фотографом Лехом Вильчеком и проекту VEHA у нас остались её фотоархивы. И это выглядит как настоящая лесная сказка.

VEHA. Кто и зачем собирает эти фотографии

Основатель проекта VEHA Леся Пчёлка: «Важность и ценность фотографии заключается в ее основном свойстве – документировать реальность. Архивная фотография важная часть культурной памяти общества, культурного наследия человечества. К сожалению, напечатанная фотография недолговечна, как и любой краситель: пигмент выцветает и блекнет, бумага разрушается. События двадцатого века – политические репрессии и Вторая мировая – привели к тому, что огромное количество фотографий до 40-х было уничтожено. Инициатива VEHA появилась в ответ на острую необходимость популяризовать бережное отношение к беларуской архивным фото. Каждый год мы выбираем тему «культурный код» и объявляем открытый сбор тематических фотографий, нам присылают фото из семейных архивов, а мы объединяем их в коллекции.

Итогом первого года работы инициативы VEHA стала фотокнига «Найлепшы бок» – она воссоздает ретроспективу с 1930-х по 1960-е годы. Все снимки объединены красивой традицией наших предков – традицией фотографирования на фоне домотканых дываноў и посцілак. Презентация книги VEHA «Найлепшы бок» состоится 2 ноября, в 20:00 в пространстве PUNKT (ул. Октябрьская, 23а)». 

Кто такая Симона Коссак

«Симона Коссак – это польский биолог, лесник, профессор, популяризатор науки. Она известна своими бескомпромиссными взглядами и акциями по охране природы. Симона 35 лет прожила в самом сердце Беловежской пущи — в старом домике лесника «Дзедзинка». Это была прекрасная площадка для наблюдений за животными в естественной для них среде.

«Следуя зову предков, я поселилась в пуще», — вспоминала Симона. — «В один прекрасный момент я поняла, что преодолела барьер и оказалась на стороне деревьев и зверей. Так что я выступаю от их имени. Я закончила биологический факультет, но только многие годы жизни в лесу научили меня понимать язык животных. Я овладела им настолько хорошо, что меня следовало бы спалить на костре, как ведьму».

В Дзедзинке жил молодой фотограф Лех Вильчек. Хотя вначале их знакомство не сулило ничего хорошего, в конце концов их объединила глубокая любовь к природе.  В иллюстрированных журналах, а потом и в альбомах авторства Леха Вильчека, начали появляться фотографии Симоны, окруженной животными: соколом, вороном Корасеком, огромной ручной кабанихой Жабкой, лосями Колой и Пепси, рысью Агаткой. Они пробыли вместе 36 лет, до самой смерти Симоны.   

«У нас всегда были собаки и кошки. Были павлины и разные дикие птицы. Были лиса и кабан. Лань, которую воспитала Симона, вернулась в пущу, однако еще несколько лет приходила к нам на участок, чтобы принести потомство. Здесь она чувствовала себя в безопасности. Была и ослица, которая однажды перешла через польско-белорусскую границу. Нам удалось ее отыскать. Зато в Дзедзинку однажды выбралась белорусская корова и съела всю цветную капусту с огорода Симоны». (Янка Верпаховская, «Симона Коссак, Беловежская пуща и Лех Вильчек. Дзедзинка стала их домом», Kurier Poranny, 21 января 2012)

Симона боролась с негуманными методами научных исследований, с экспериментами над животными. Говорила, что испытывала боль буквально из-за каждого вырубленного в пуще дерева. Именно поэтому ее история добавлена на карту проекта «Пространство леса», посвященного истории Беловежской пущи. Сейчас ребята из этого проекта готовят мобильное приложение, их можно поддержать на краудфандинге». Ну а мы пока смотрим на фотоархив Симоны и Леха.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Уже не реагируешь на землетрясения». 30 фактов о жизни на космическом острове в Тихом океане

Места • Елизавета Давыдова
«Мой остров называется Кунашир. Что в переводе с Японского – Черный остров». художница Елизавета Давыдова выросла на самом южном из Курильских островов, с берега которого уже видна Япония (японцы, к слову, не согласны, что это российский остров). На Западе – Сахалин, на Севере – Камчатка, на востоке – только Тихий океан. KYKY публикует рассказ Елизаветы об этом месте, которое больше похоже на другую планету.
Популярное