Типажи завсегдатаев минских кафе

Места • Соня Белоручкина
«Делить людей на типажи — дело неблагодарное», - сказала Соня Белоручкина, которая составила по просьбе редакции KYKY альтернативный перечень мужчин и женщин, отметив, где можно встретить каждого из представителей. В лист не включены женщина и мужчина мечты, так как данные категории не классифицируются.

Лапусик

Красивая и безобидная девушка. Лучик света в жестоком мире, способный оставаться куклой Барби лет до 55 минимум. Имеет хозяйственный ум, локализированный на одной сложной житейской ситуации (разобраться с режимами стиральной машины) и абсолютно бесполезный в другой (найти бачок для стеклоомывателя). Вообще, лапусик — великая женщина, потому что подсаживает на игру в куклы настоящих мужчин: ее нужно одевать в леопардовые лосины, вести в красивый ресторан вроде «Золотого гребешка», а потом укладывать в постель. Злые языки говорят, что лапусики помешаны на чужих деньгах. Это не правда. Лапусик помешана исключительно на самой себе.

Пустозвон

Ее везде много, но пользы от этого мало. Даже если барышня-пустозвон красива как ваза китайского фарфора, она никогда не сойдет за интерьер в каком-нибудь «Стравински», потому что постоянно дергается и со всеми болтает. На фотографиях с открытий клубов и казино получается смазанно. Повернута на идее женской эмансипации и всегда способна обеспечить себя пропитанием сама. Лично знает собственные две тысячи френдов из «Фейсбука». Сильная сторона пустозвона — удивлять мир. В простой беседе с легкостью перевоплощается в мать-прорицательницу: разгадывает ваши возраст и профессию, остроумно напоминает, о чем думал Нельсон Мандела за секунду до смерти, чтобы весь остаток вечера продолжить городить ни к чему не обязывающую бессмыслицу.

Пчеломатка

В юные годы ей стыдно было стать пустозвоном и совершенно невозможно лапуском. Природа распорядилась таким образом, что пчеломатка по размеру больше всех остальных женщин. Внушает безграничное уважение, а потому занимает руководящие должности, проживая в мире, где есть иерархия, производство меда и трутни. Распределяет блага, умудряясь ничего не делать. По старинке увлечена сайтом «Одноклассники», а потому вплоть до достижения 50 лет каждый День рождения празднует в ресторане «Госці». Если идет в ресторан, то берет с собой куму и коллегу. Заказывает столик, графинчик водки и мясную тарелку.

Сучка с сумочкой

Внешне легка и прекрасна, но именно про таких говорят «идет по трупам». Хотя в реальной жизни карьеристка вряд ли бы смогла отрубить курице голову, противников она перемалывает в труху и хранит верность начальству, как пес, до того момента, как не найдет себе более выгодные условия существования. Сам термин »сучка с сумочкой» ввел в обиход Ирвин Уэлш в романе «Экстази». Несмотря на то, что понятие, скорее, характеризовало толпу лапусиков, танцующих в клубе вокруг собственных сумочек, уложенных штабелем на полу, время внесло в термин свои корректировки. Отныне сумочка нужна девушке для того, чтобы переносить в ней паспорт, компьютер, колготки, упакованный сэндвич с лососем и косметику — на тот случай, если заночевать придется в аэропорту, машине или дома у мужчины, который в молодости ходил по трупам сам, и теперь перед встречей с карьеристкой вешает на грудь значок: «спроси меня как».

Мышь

Это самый коварный тип женщины. Она умеет прикидываться безобидным существом, иногда пушистым. С виду мышь в принципе вменяема, потому что не носит золотых угг, но под настроение превращается в дурищу и прет, как танк. Непримирима к какой-нибудь социально значимой чепухе: например, борется за права хомячков или геев, хотя живого хомячка видела только по телевизору. Спорит до белого каления и пристрелит каждого, кто с ней не согласен. Не выделяться — ее главная задача, потому что под ярким светом тараканы начинают разбегаться со скоростью ветра. Излюбленные места: полуподвальные кафе Минска с темным интерьером.

Кальварийская жена

Минский вариант верной супруги, в облике которой лет за пятьдесят до трагической развязки уже прописано, какой идеальной вдовой она будет. В дружбе с товарками хороша и верна, ибо забота — ее конек. Будет у ложа больного, принесет суп с фрикадельками, если родным или знакомым вырезают аппендицит. Сознает свою роль и идет до конца. Гробовая тоска сменяется нежностью. К светской жизни приспособлена мало и идет в ресторан лишь по приглашению пчеломатки, выловившей кальварийскую жену в слезах на сайте «Одноклассники».

Мамо

Великая женщина-воспитатель, сверяющая жизненные планы со стратегией из книги «Как вырастить гения». Ну, и что с того, что весь мир она видит в пеленках? Недолюбливает сорную траву за то, что та, к великому огорчению мамо, растет сама. Удивляется до ступора, когда дети взрослеют и покидают гнездо: впрочем, этот процесс происходит с ней каждый день в магазине, где она отчитывает кассиршу, и в офисе вечером, когда коллеги ушли пить коктейли в »Свит-энд-Сауэр». Сама она выбирает кафе с точки зрения практичности и предпочитает смотреть на готовую еду из лотков в сети «Лидо», потому что не верит в то, что официант моет руки дважды в течение часа.

Духовная дева

До умопомрачения увлечена важными для развития человечества вещами: тантры, йога, Сартр и сыроедение. Периодически использует медитацию для заполнения пустоты внутри себя. По непонятной причине мужчины боятся ее как огня. Причем, опасаются они исключительно за свою психику, а не за здоровье: нож для колки льда в грудь всаживает только сучка с сумочкой или, на крайний случай, мышь. Таинство женской дружбы духовная дева постигает напополам с пустозвоном, пусть отличается от первой гораздо большим упорством в буддистском принципе недеяния. Посещает кофейню «Лондон» и другие высокодуховные места, где на полках в интерьере можно найти книгу.

Озорной гуляка. И прочие мужские типажи

Вечный студент, прекрасный, как дикорастущий цветок эдельвейса. Боязнь перед миром взрослых людей заставляет его носить джинсики и спать на матрасе вместо двуспальной кровати до самой пенсии. Из любой женщины, которая встречается ему на пути, стремится сделать мамо, даже из духовной девы, для чего выводит ее и бесит, стремясь быть поставленным в угол. Покупает брюки в клетку и ходит в кафе »Brutto» , «Квартиру 13» и другие клубы для тех, кому нет тридцати, несмотря на то, что сам перевалил за черту лет десять тому назад.

Интимофоб

Неуловимый Джо, который у любой приличной женщины выскальзывает из рук, как змий, в лучшем случае оставляя надкусанное яблоко. У него всегда накрыт стол и дом, если дама умеет порхать, как стрекоза, и не хочет заниматься улучшением этого самого дома. Если вам хочется посмотреть, до чего дошли чудеса современной мужской эквилибристики, вам к нему. Рассчитывать изменить его можно. Если у вас есть нимб и способность вызвать щелчком пальцев гром среди ясного неба. Ходит интимофоб везде, где чисто, есть подобие кухни и свободных нравов.

Пиздострадалец

Классический нытик, которого бросила женщина мечты. Пусть и тысячу лет назад, но чувство потери не отпускает. Когда новая девушка не выдержит сердечной муки и соскочит в объятия интимофоба, начнет пиздострадать по ней. Ну, что поделаешь, если человеку нужны кумиры? Если отнять у пиздострадальца его самую мрачную черту, останется прекрасный пушистый хомячок, больше известный в быту под термином »подкаблучник»: правда, жены современных хомячков носят преимущественно туфли на плоской подошве. Ходит во все пивные бары Минска: от «Гвоздя» до «Пивной истории», чтобы там своим видом вызывать у окружающих слезы.

Крепкий хозяйственник

Регулярно и без сбоев приносит в дом добычу. Студенткам гуманитарных специальностей бесполезно строить ему глазки: крепкий хозяйственник хронически женат. Видимо, хозяйственных мужчин надо выхватывать на подлете, но шансов, что с вами он не сопьется, конечно, никто не даст. Мужской компанией крепкие хозяйственники могут ходить хоть в «Дозари» или стрип-клуб, хотя везти добычу ему потом некуда и некому.

Виртуал

Его нет. Вам кажется, что он есть, но это лишь удачная маскировка. Если его фотографии в »Фейсбук» демонстрируют ухоженного виртуала на вечеринке в минском клубе, обращайте внимание на год съемки. Вполне возможно, это церемония открытия в лохматом 2009-м, а время в наши дни бежит быстро. На самом деле, виртуала не существует, и хватит отвечать ему на его сообщения в личку. Если он отважится через год пригласить на кофе, ось добра сойдет на пару градусов левее, и вы уже встретите его. А именно:

Симпатичнее обезьяны

Вот это отличный мужчина. Его профиль сколочен пьяными каменетесами, голос груб, а изнутри прет такая редкая в наши дни энергетика мужественности. У него в жизни есть все: друзья, враги, жены и любовницы. Женскую часть общества он всегда готов закатать в ковер, а мужской — начистить рыло. По жизни является альфа-самцом. Досуг его прост: пиво, диван, спортивный бар. Так как приличные дамы в спорт-бары не ходят, мужчина-симпатичнее-обезьяны в Минске со временем дичает, носит свитер в косичку и не покупает итальянскую обувь.

Мужчина-гугл

Новая формация мужчин-интеллектуалов, которые, конечно, существовали и раньше, но лишь в эпоху интернета смогли развернуться в полную мощь. Набивает вас знаниями так, что они начинают лезть из ушей. Идеально подходит женщине-пустозвону, как замочек к ключику, но считает себя выше светской жизни, так как в глубине души — изрядный сноб. Обитает во всех минских заведениях, где его легко можно определить по отрешенному виду, демонстрирующему тот факт, что он тут никогда ничего не »залайкает» и в выборе остановиться не способен.

Мальчик для порки

В этом мужчине генетикой заложена способность вызывать в женщине угрызения совести за то, что мир несовершенен. Кажется, он был бит родственниками и рос под плинтусом. С возрастом мальчик-для-порки превращается в мужчину-дать-из-жалости, который на удачу подкатывает ко всем женщинам и хронически никого не помнит. В Минске его можно встретить в любом цветнике: ведет спецкурс в инязе, ходит в галерею современного искусства на открытия выставок и, порой, встречается в ресторанах, если, конечно, не скупится оплачивать чашечку кофе.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Бонжур равиоли: все смешалось в минском кафе

Места • Никола Карпенко
До сих пор в Минске не было независимой ресторанной критики. О том, куда ходить и что есть, мы узнавали из рекламы, чатика и по сарафанному радио. Редакция KYKY предложила бизнесмену Николе Карпенко, любителю итальянской кухни, критикующему рестораны у себя на странице в facebook, отправиться в «Cafe de Paris» на улице Маркса - новое французское кафе, где готовят спагетти, - и попробовать несколько блюд.
Популярное