В «Поедем поедим» хорошая винная карта, но в пятницу вечером пустой зал. Как построить дорогой ресторан и облажаться

Места • Ирина Михно
В начале июня около Куропат, где захоронены жертвы сталинских репрессий, открылся ресторан «Поедем поедим». Уже два месяца у его забора дежурят активисты, а владельцы регулярно вызывают на них милицию. Автор проекта «Будзьма» Иван Муравьев вместе с ресторатором и сомелье Александром Кульбачко заехали туда, чтобы оценить кухню и винную карту, но попали в пустой зал, хотя был вечер пятницы. С их помощью рассказываем, почему ресторан мог бы стать дико популярным, если бы владельцы не захотели строить «на костях».

 

Как в охранной зоне возле могил с тысячами захоронений появился ресторан

В 2010 году Минскоблисполком подписал договор об инвестициях с компанией «БелРестИнвест», и на 51-м километре МКАДа разрешили построить «объект придорожного сервиса». Тогда у ресторана «Поедем поедим» было рабочее название «Бульбаш-холл». Правда, позже владельцы признались, что неформально разрешение им дали еще в 2004 году. Как у любой историко-культурной ценности Беларуси, у Куропат есть зона охраны – территория, которую по идее не должны вообще трогать. Но до 2012 года у трех разных государственных структур были разные мнения на счет ее размеров: у «Минскградо» одно, у Минкульта второе, у «Белгипрозема» – третье. Когда в 2012 году комплекс был практически построен, активисты объявили, что его часть попала в охранную зону, которую «защищал» Минкульт. Тогда же из-за обращений активистов и проверок госструктур стройку заморозили, хотя сами застройщики говорили, что схема зон охраны, утвержденная постановлением Минкульта 2004 года, тогда не была нормативным документом.

Если верить словам совладельца ресторана, бизнесмена Леонида Зайдеса, в 2013 году по инициативе Минского райисполкома «Минскградо» разработал новое детальное планирование и проект зон охраны Куропат. За разработку ПДП (а это около сорока тысяч долларов) заплатила та самая «БелРестИнвест». 1 декабря 2014 года новый проект утвердил Минкульт. С тех пор весь комплекс не входит в зону охраны Куропат и с точки зрения законодательства абсолютно легален.

«Калі у 2010-2013 годзе гэту ўстанову будавалі, я сядзеў. Калі у 2017-м годзе мы адстайвалі будаўніцтва «Бульбаш-холла», яна знаходзілась у замарожаным стане. Ніхто з нас не ведаў, калі і ўвогуле адчыннецца яна ці не. Тым больш, пасля адыходу бізнес-цэнтра ды заяў чыноўнікаў аб тым, што гэта месца трэба пакінуць ў спакоі, ніхто не мог і падумаць, што ў Курапатах з’явіцца забаўляльная ўстанова. Яны дзевяць гадоў яе «марозілі» і нарэшце, у 2018-м, вырашілі адкрыць. Але раней казалі, што там будзе мемарыял. Гэты рэстаран таксама у некім сэнсе  – мемарыял сістэме каштоўнасцей, якая дзейнічае пры нашай уладзе», – объясняет свою позицию главный защитник Куропат Дмитрий Дашкевич.

Фото: svaboda

Фото: svaboda

Часть минчан действительно очень агрессивно относится к ресторану и всему, что вокруг него происходит. Например, когда портал Relax.by опубликовал текст-обозрение заведения «Поедем поедим» и стал массово удалять негативные комментарии под материалом, пользователи соцсетей взбесились, руководитель Artox Александр Стельмах публично извинился, а текст скрыли.

Потом неизвестный человек с развитым чувством юмора создал в Instagram аккаунт «Поедем поедим» с описанием «уютный ресторан в районе МКАД, расположенный на настоящих костях и могилах». Там много фото вполне приличных построек и веранд с комментариями в духе «здесь царит такая тишина, что вы даже сможете услышать крики расстрелянных и похороненных». Многим понравился этот выпад, но ресторан работает до сих пор.

 

Приличная винная карта и пустой зал. Как «Поедем поедим» выглядит в пятницу вечером

Иван Муравьев и Александр Кульбачко поехали в ресторан в пятницу вечером, чтобы оценить меню. По словам Александра, он рассчитывал увидеть обычное заведение с большими банкетными залами, рассчитанное на массового гостя, где из-за отсутствия спроса де-факто не может быть хорошей винной карты и интересной подачи блюд. Но подъехав к ресторану, они увидели такую картину: на улице активист Дашкевич дежурит, чтобы «встречать» клиентов, внутри ресторана – пустота. Из посетителей в пятницу вечером – только одна компания (речь про Ивана и Александра). 

Муравьев рассказывает: «Когда мы подъехали к заведению, около забора аккуратно стояла охрана, рядом с ней так же аккуратно стоял Дашкевич. Охранник спросил, будем ли мы плеваться, распускать руки и посылать его (потому что такое уже ни один раз было), получил отрицательный ответ и впустил нас внутрь».

Фото: Иван Муравьев

Кульбачко добавляет, что кроме этого, некий мужчина, который сидел в машине с тонированными стеклами недалеко от ресторана, зачем-то сфотографировал номера их машины, а потом начинает рассказывать про вино:«Когда мы зашли внутрь, увидели «волшебный» интерьер для беларуского ресторана. Было ясно, что с ним работал хороший дизайнер, мастер по звуку и мастер по свету».

«Поедем поедим» рассчитан на посадку двух сотен человек, там есть зал для курящих, летняя терраса и приличная парковка, персонал знает английский.

«Винная карта ресторана обширная, но показалась мне странной: в ней аж две страницы посвящены грузинскому вину. Это больше, чем в любом из гипермаркетов. На стеллаже в «Короне» точно меньше грузинского вина, чем здесь. Все остальные вина поделены на «белое» и «красное», их тоже очень много. Очевидно, владельцы сотрудничают со всеми винными поставщиками и берут от каждого по чуть-чуть. Такая карта вин могла бы пользоваться большим спросом».

Пока сомелье изучал вино, создатель «Кальянной №1» Иван Муравьев осматривал интерьер: «Видно, что владельцы вложились в а-ля деревенский антураж: в ресторане много деревянных предметов, есть русская печь – то есть можно готовить на дровах. Очень удобные деревянные сидения. Есть терраса, но с нее вид открывается на кресты Куропат. Больше всего меня поразил водочный шкаф. Думаю, не ошибусь, если скажу, что в нем представлено около ста видов водки – пятьдесят марок и их разновидности (Кульбачко шутит, что такое количество водки в одном месте не просто удивляет, оно элементарно не помещается в голову). Но в нокаут меня отправила водка в виде пистолета».

Фото: Иван Муравьев

Чтобы понять, как в заведении подаются блюда, работает кухня и какая квалификация у персонала, Иван и Александр сделали заказ, но есть не стали. Объяснили это тем, что в «Поедем поедим» действительно «кусок в горло не лезет». Они признали, что порции в ресторане большие, «какие на вкус – не знаем, но подача очень хорошая, да и готовили недолго (напоминаем, в заведении кроме компании гостей и персонала больше никого не было – прим. KYKY)». По словам Ивана, персонал в ресторане вышколенный, но «урезанный» – в пятницу вечером в огромном заведении работала всего одна официантка, из этого Муравьев заключил, что, видимо, хозяева не рассчитывают на поток гостей даже в ресторанный прайм-тайм.

Кульбачко подытожил: «Если рассматривать его именно с точки зрения ресторана, минусов у заведения нет. Разве что телевизоры, на которых демонстрируются безвкусные клипы, портят впечатление. Но идут они без звука, а музыка на их фоне играет приличная. Все остальное великолепно».

Зачем там нужны активисты

Практически каждый день около забора «Поедем поедим» стоят активисты. Например, Дмитрий Дашкевич приезжает туда каждую пятницу и раздает подъезжающим на машинах гостям буклеты, в которых описана история Куропат: «Я падыходжу, даю буклет, запытваюся, ці ведаюць людзі гісторыю гэтага месца. Ёсць катэгорыя людзей, якой проста шкодна расказваць пра Курапаты – сумленне. Ну вот едзе сталініст, што ты да яго данясешь? Але такім звычайна трэба наша ўвага, таму на пытанні яны пачынаюць слаць нас нахер і патрабаваць убраць польскую анучу. Я з такімі не спрачаюся – кажу, каб праязджалі.

Калі ўсё гэта пачыналася, я папрасіў сяброў ацаніць нашы сілы: было ясна, что супрацьстаянне будзе доўгатэрміновае. Усё, што я магу зрабіць, што мне дазваляе працоўны графік – стаяць там кожную пятніцу з 12:00 да 00:00 – гэта час працы ўстановы, але яны ўжо недзе ў 22:30 звычайна развозяць персанал. У мінулую пятніцу мы сустрэлі 12 машын, сем з іх праехала ў рэстаран, пяць пасля размовы з намі з’ехалі. Апошнія былі цыгане – нейкі хлопец выбег з машыны і пачаў крычать: «Мы, цыгане, с вами! Всем своим скажем, чтобы сюда не приезжали». Ёсць людзі, якія сапраўды не ведаюць нічога пра Курапаты і ім трэба спакойна тлумачыць пра гэтае месца». В этот момент Дмитрий вспоминает «войну» со строителями «Бульбаш-холла» в 2012 году – они тогда говорили активистам, что их по работе отправили на объект и просто так уйти они не могут. 

Сейчас Дашкевич говорит, что ходить с буклетами к ресторану он будет до последнего: «Буду стаяць, пакуль здароўе дазваляе». А на вопрос «что же будет в итоге?» у него ответа не оказалось: «Усім хочацца выніка, але яго зараз няма і не будзе, і ня трэба яго шукаць. Калі б мы у 2017-м у Курапатах (имеется ввиду стройка с другой стороны от МКАДа, где активисты в феврале разбили на несколько дней палаточный городок – Прим. KYKY) таксама разважалі б пра вынік, напэўна, сабралісь бы і вырашілі: «Усё, пацаны, разыходзімся. Тут ніякага выніку ня будзе». Але мы адказвалі на іншае пытанне: «Што асабіста я магу зрабіць?». І зараз усе, каму не абыякава гэта месца, павінны задаць сабе такое пытанне».

Что делать владельцам, если миллион на «ресторан на костях» уже потрачен

Как сказал Кульбачко, конфронтация вызывает исключительно конфронтацию: активисты просто так не уйдут, соответственно, в заведение не придут люди. «Бизнесмены вложили в проект огромные деньги, не меньше миллиона долларов точно. Очевидно, что они до последнего будут биться за свои вложения – это нормальная ситуация для бизнеса. Так почему бы вместо борьбы не сесть за стол переговоров и не обсудить варианты, при которых все останутся довольны? Я бы на их месте для начала просто извинился, по-человечески постарался наладить отношения. Понятно, что никто из владельцев уже никогда не станет пушистым зайчиком, но стоит попробовать хоть немного «отбелиться». Я своими глазами видел вокруг большого главного зала много маленьких домиков – не меньше трех насчитал – почему бы один из них не отдать активистам? Почему бы там не сделать, например, мемориал  или место для встреч людей, собравшихся почтить память жертв репрессий?»

Фото: Иван Муравьев

Фото: svaboda

Действительно, уже не раз обсуждалось, что на месте заведения может быть даже музей. Но разговоры эти вели исключительно активисты, хотя Дашкевич в это не верит: «Такі варыянт можа быць, але паглядзіце на гэтага бізнесмена, на якую халеру яму нешта там перакваліфікаваць? Даляравы мільянер выходзіць і сам штурхае жанчын з плакатамі! Зрабіць на гэтым месцы музей было б магчыма толькі пры адэкватным уладальніку. Як я разумею, Iгар Анішчанка (заказчик стройки 2017 года в Куропатах, который после протестов отказался от проекта  – прим. KYKY) – узор шляхетнасці і мудрасці. Але ён жыве ў гэтым горадзе, ездіць у адным ліфце з незалежнымі журналістамі. Мабыць, у той час ён падумаў, як потым будзе глядзець людзям у вочы. А гэтыя [владельцы ресторана] хто дзе – на Кіпры, у Ізраіле, Амерыке. Ім нармалёва і так. Для мяне відавочна адно: забаўляльнай установы на гэтым месцы ня можа быть», – ставит точку Дашкевич.

Вместо вывода

Ресторан «Поедем поедим» с точки зрения заведения – хорош, но там вряд ли когда-нибудь появится большой спрос и живая очередь из-за репутации места. Действительно, мало кому понравится заказывать романтический ужин с видом на кресты. И тут возникает главный вопрос: почему, имея столько денег, бизнесмен Леонид Зайдес и его компания не открыли кафе в городе или на другой точке МКАДа?

Фото: Иван Муравьев

Фото: Иван Муравьев

«Когда мы ехали к этому заведению, увидели, что в пятницу вечером в соседних «Дроздах» люди нависают друг над другом просто гроздьями. В «Поедем поедим» не было никого, хотя по формату, обслуживанию и интерьеру оно если не лучше, то на том же уровне. Думаю, если бы это же заведение появилось в любом другом месте  – там был бы биток. Ну а сейчас всем нам просто нужно спокойно доносить до людей, почему в «Поедем поедим» кусок в горло не лезет», – говорит Муравьёв. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Что съесть, где выпить и куда идти гулять в Киеве. Огромный гид от местных

Места • Екатерина Ажгирей
Приезжая в интересный тебе город, теряешься в потоке рекомендаций на форсквере, гайдов журналов и мнений от друзей. В вихре геолокаций сложно понять, куда тебе действительно хочется, а не «надо» и спокойно сделать персональный гайд-лист на пару дней. Приехав на фест Atlas Weekend, мы сразу пошли к местным жителям и стали их допрашивать: какие круассаны самые вкусные, куда идти танцевать и где пить вино. Получилось 28 мест!
Популярное