«БДСМщики – мои любимые клиенты». Владелица секс-шопа о пошлых продавцах, популярных товарах и женском оргазме

Секс • Алёна Шпак
Если вы считаете секс-шопы магазинами для извращенцев, не любите говорить о сексе вслух и хотите присоединиться к немецким феминисткам в борьбе за запрет сатисфаеров — тогда этот текст для вас. Владелица секс-шопа Ольга Вергун рассказывает KYKY, кто покупает в 12 часов ночи вагинальные шарики, о чем в постели грустят айтишники и почему нам всем пора менять отношение к секс-индустрии.

Топовые секс-игрушки и милые БДСМщики

KYKY: Ольга, как вам пришла идея открыть секс-шоп?

О.В.: На самом деле, половину своей жизни я посвятила физике и математике (смеется). Идея открыть секс-шоп пришла несколько лет назад, в какой-то момент я поняла, что смогу помочь людям улучшить секс и при этом не испытывать страха и стыда. Что представляет из себя классический интернет магазин с товарами для секса? Нечто вульгарное, мало понятное, вызывающее стыд. Мы видим сомнительного вида женщин с 4-5 размером груди, черно-розовую или красно-черную цветовую гамму. У многих людей это вызывает рвотные порывы. А ведь секс – это очень красиво.

Расскажу вам одну историю. Однажды я пришла в секс-шоп в Одессе, у входа меня встретила женщина-консультант в прозрачной блузке, из-под которой «кричал» красный бюстгальтер. Она ходила за мной по пятам и задавала такие неприличные вопросы, что даже перечислять их не буду. Я остановилась возле стенда с анальными пробками. Консультант подошла ко мне очень близко, и спросила: «Анальный секс присутствует в вашей жизни, или как?» Признаюсь, я просто убежала.

Фото: omarzrobles

Открывая свой секс-шоп, я хотела, чтобы наконец-то «это» было красиво и этично. Я работаю и как консультант – отвечаю на вопросы клиентов о подборе товаров, помогаю сделать выбор. Здесь самое важное – не переходить личностных границ, рассказывать только о свойствах товаров и о том, как их применять, чтобы избегать травматизации. Вот и всё. Рассказывать о том, какими красками заиграет сексуальная жизнь клиентов и лезть к ним в душу – всё это я считаю неэтичным.

KYKY: Кто чаще обращается за консультацией: мужчины или женщины? И что чаще всего покупают?

О.В.: Не могу сказать, кто чаще. Думаю, мужчин и женщин поровну. Женщин интересуют вагинальные шарики и выбор вибратора. Хотя, о них расспрашивают и мужчины. Один клиент хотел узнать, не будут ли вагинальные шарики «выпадать» при ходьбе у его партнёрши. Я говорю: нет, хорошо подобранные не будут. Мужчина не успокаивается и спрашивает: а если она будет без трусиков? Бывают ночные звонки, когда люди хотят купить те же шарики, и так невозмутимо интересуются: «Сегодня вышлете?».

Мужчины часто спрашивают про массажеры простаты, на втором месте у них – атрибутика для БДСМ.

Один раз клиент заказал два комплекта веревок для сибари, и прислал мне хитро подмигивающий смайл. Мне от этого смайла было как-то хорошо и радостно, человек был доволен, позаботился о своей партнёрше, да и мне высказал благодарность. Если честно, БДСМщики – мои любимые клиенты.

KYKY: Почему?

О.В.: Они очень конкретные: спрашивают, покупают и «исчезают». Как правило, это уравновешенные адекватные люди, которые хорошо чувствуют субординацию. БДСМщики – зачастую люди, у которых очень напряженная работа, и через боль они снимают стресс. Мы живём в культуре, где личности (будь то мужчина или женщина) приходится принимать слишком много решений и брать на себя очень много ответственности. Поэтому возникают фантазии о том, как отключить свою кнопку контроллера, довериться партнеру и позволить себе просто быть в ощущениях. Не решать, а чувствовать.

«Dominatrix напоминают учителей старших классов: строгие, но очень добрые»

В этом году я попала на одно интересное мероприятие в Варшаве – Sex Work Fest-2017, это был переломный момент для моего мировоззрения: я стала лучше понимать в том числе и философский аспект БДСМ. Это ни в коем случае не насилие, и те, кто трактует эти практики так – ошибаются. В нормальном, адекватном БДСМ все построено на SSC (safe, sane, consensual): это безопасность, разумность и добровольность. На Sex Work Fest эти вопросы тоже обсуждали.

KYKY: Это мероприятие – что-то вроде фестиваля работников сексуального труда?

О.В.: Да, люди, которые работают в секс-индустрии, обсуждали актуальные проблемы, делились мнениями, поддерживали друг друга. Мы посмотрели несколько интересных фильмов, и после них были действительно горячие дискуссии. Странам СНГ очень не хватает открытого диалога. Тема секса у нас табуирована и изуродована. Мы до сих стремимся повесить на человека понятный ярлык: «проститутка», «извращенец». Чтобы не ходить за примерами далеко, могу привести реакцию моих знакомых, когда я предлагаю посоветовать «что-то новое» для секса. Большинство людей выпучивает глаза и заявляет: «Мы не занимаемся никакими извращениями».

Фото: Флор Гардуньо

Такие фесты дают понять, что в секс-индустрии работают такие же люди, как мы с вами. Мужчины и женщины, у которых просто такая работа. Медиа часто рисуют нам таких женщин, как персон «дошедших до ручки», но это неправда. Многие гордятся своей работой и получают от нее и доход, и удовольствие. Я знаю женщин, которые даже рассказали своим семьям, чем занимаются, и получили поддержку. Единственное, здесь конечно нужна поправка на менталитет: не думаю, что это было бы возможно в Киеве или Минске так открыто и просто, как в Варшаве.

KYKY: Кого именно ты имеешь ввиду под «секс воркерами»?

О.В.: Там были разные люди: мастера эротического массажа, эротические модели, которые раздеваются на камеру, многие, кстати, действительно просто раздеваются – без мастурбации, были Dominatrix (от лат. Domina — «госпожа») и Submission (в терминологии БДСМ «нижний», «сабмисив» от анг. Submission — «представление, покорность, подчинение, повиновение»), которые обсуждали вопрос оплаты труда и пришли к выводу, что «нижние» имеют право на больший доход, так как психологически их труд тяжелее. Также на фестивале были женщины, которые занимаются классической проституцией, ну и другие работники сексуальной сферы.

Массажистки эротического массажа выглядят, как воспитательницы из детского сада, и, встречая такую девушку на улице, вы вряд ли догадаетесь, чем она занимается. Многие Dominatrix напоминают учителей старших классов: строгие, но очень добрые.
Модели, работающие на камеру, красивые и очень ухоженные женщины. Собственно, женщины которые занимаются проституцией, тоже ухоженные и интересные.

KYKY: В Польше легальна проституция?

О.В.: Думаю, на этот вопрос можно ответить «да». Если, например, я куплю квартиру за наличные, и не смогу доказать, что я их заработала, то могу сказать, что это доход от проституции. Самое смешное, что в этом случае, мои деньги не будут облагаться налогом. Проституция в Польше сегодня официально не запрещена, но при этом запрещены бордели и сутенёрство, за такую деятельность предусмотрено наказание в рамках УК. В целом, это открытая общественная дискуссия, тема отдельной статьи. На фестивале нам показали фильм о секс индустрии, он назывался «Ni coupables, ni victimes» («Не преступники и не жертвы») – это позиция, которую я разделяю и уважаю. Западные страны открыты к обсуждению проблем, которые у нас просто никто не поднимает вслух.Фото: Нил Крюг

KYKY: Разве есть проблемы, о которых у нас не говорят?

О.В.: На фесте одна Dominatrix рассказала историю о Satisfyer. Феминистки, владелицы магазина в Берлине, отказались от продажи Satisfyer, так как это приспособление способно заставить женщину принудительно пережить оргазм.

При этом, данный продукт – мировой лидер продаж. Естественно, возникла общественная дискуссия. А в целом, это интересная штука – вакуумный стимулятор клитора, можно ради интереса попробовать всем (смеется). Словосочетание «принудительный оргазм» слишком брутальное, «помощник в получении оргазма» – так будет лучше его назвать.

Мы хотим улучшить секс, но стесняемся это делать

KYKY: Кто-то приходит к тебе как к консультанту с вопросом, как получить оргазм?

О.В.: Оргазм, особенно женский, – тонкая материя и тема, о которой не принято говорить. Мужской оргазм – с ним вроде всё ясно, физиологически просто. У женщин оргазм начинается с головы, и если в эту голову забиты мифы или стереотипы – все, не будет оргазма. Наши женщины редко честно говорят мужчинам, что в постели чего-то не хватает. Если всё время имитировать оргазм, то, во-первых, ты никогда его и не получишь, во-вторых, твой партнер никогда не догадается, что что-то не так, и не даст тебе того, что нужно. Люди хотят улучшить секс, при этом часто стесняются сказать консультанту, что именно у них не так. И мне приходится играть в угадайку.

Многие молодые пары сейчас мало занимаются сексом, так как на это не остается времени. Люди проводят за компьютером больше времени, чем в коммуникации с живыми людьми. Секс — это тоже общение, это требует затраты эмоциональных ресурсов. Есть много пар, где кто-то один или оба работают в IT-индустрии, как правило, в такой паре (если она гетеросексуальна) мужчина уверен, что его партнерше хорошо, так как он делает всё правильно, технично, и достигает при этом оргазма. Партнёрша принимает происходящее как данность, так как зачастую у неё нет другого опыта, нет понимания собственных желаний, принятия своего тела.

Не последнюю роль здесь играет и многолетняя мастурбация: люди не могут реализовать в реальной жизни то, что видят в порно, и их реальный сексуальный опыт кажется им ущербным. Хотя, конечно, это большая ошибка.

Нет ничего прекраснее, чем интимная близость двух любящих людей, а научиться можно всему. Когда люди приходят и просят посоветовать «то, не знаю что, которое я буду вставлять туда, не знаю куда» я всегда советую начать со смазки. Смазок сегодня существует огромное количество: вагинальные, анальные, массажные и даже оральные, разогревающие и расслабляющие связки и вот вам «Глубокая глотка» не в кино, а в реальности. Многие вещи при правильной смазке становятся ближе и доступнее.

Фото: Arnold Veber

KYKY: Что для тебя секс?

О.В.: Лично для меня секс – это синоним слова близость. Мы сейчас стали во многом заложниками псевдосексуальной культуры. Взять хотя бы нашумевшие «50 оттенков серого». Я смотрела этот фильм в Варшаве в 11 утра в кинотеатре, наполненном женщинами 50+ и молодыми девочками. Эту историю автор нам рассказывает как историю красивой любви и яркого секса, но на самом деле это «ваниль» с якобы элементами БДСМ для девочек. Почему якобы? Спросите любого БДСМщика, «доминанта» со стажем, можно ли начинать что-то без твердого согласия «нижнего». Такие саги и забивают головы женщин мусором, и они начинают мечтать о принцах на белом бентли, который увезет их неизвестно куда и они будут беспрерывно оргазмировать от его шлепков по попе. Тем не менее, есть и плюсы: благодаря фильму люди начали исследовать возможности своего тела и более открыто говорить о желаниях.

Секс – это любовь, которая начинается с принятия себя, определения своих границ, любви к себе, полноценности, в конце концов. Только по-настоящему полюбив себя, вы сможете любить партнера. Только перестав притворяться, вы сможете получать от секса удовольствие. А через оргазм, через пот или боль – это уже никого не касается.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

9 минут на «русскую мамочку» и My Little Pony. Pornhub раскрыл, что и как долго смотрят беларусы

Секс • редакция KYKY
НЕсмотря на то, что беларус открывает Pornhub в браузерах в режиме инкогнито, этот сайт знает о нас всё. Сколько времени мы там проводим, какие категории чаще смотрим, сколько нам лет и какого мы пола. Pornhub сам публикует исследования рынка по странам, а KYKY решил перевести статистику, собранную по Беларуси. Оказывается, беларуские женщины смотрят порно чаще иноземных фемин, а еще в нашей стране есть нездоровый культ пони.