Какой феминизм нужен беларуским женщинам. Эссе магистра философии

Секс • Андрей Тетёркин
обсуждение кастинга моделей для «милавицы» в который раз показало, что у нас проблема с рациональными дискуссиями. «К чему эти повторения?» – спрашивает магистр философских наук Андрей Тетёркин. И пытается объяснить, что западный феминизм совсем не похож на «наш». Но тогда нужно ответить на главный вопрос: какая жизненная установка нужна беларуской женщине, чтобы она наконец успокоилась и зажила счастливо?

Очевидно, что феминисток будоражит лексика «самка» и «самец». Из-за неё, во-первых, они плохо читают. Слово «самка» всплыло при ассоциировании красоты с материнством. Но интеллектуалки расслышали совет стать «ублажающей игрушкой для самца» (А. Златковская), а на фотографиях разглядели «призывные прогибы» (Т. Светашёва). Демонстрация таких герменевтических талантов стало феминистической фишкой. Например, они в рекламе журнала Deutsch, в которой была показана модель со зверем между ног, увидели пропаганду содомии.

Во-вторых, они не понимают проблему «репрезентации как присвоения» (А. Усманова) и вещают от лица всех женщин, как политики используя риторику «мы», а не «я». Наконец, не определяют внятно ключевые понятия. Якобы сексизм – это когда женщину видят красивой; а объективация – это когда используют модель с идеальными формами. Если модель в практичном белье, то объективации нет. Если же привлечь пышку, старушку или инвалида, то нет и сексизма. В конце концов, выясняется, что вся проблема была в различиях вкуса. «Унижение» достоинства – это когда используют «махровый» маркетинг, «провинциальный» дизайн, эстетику «красочного средневековья» и «вульгарно трактуемой женской сексуальности» (Т. Светашёва). Конечно, вкусы важны, но зачем обвинять других в пропаганде уголовных преступлений? Ведь объективация – это, прежде всего, рабство и изнасилование. Согласно социологии, причины ситуации, когда эстетика смешивается с этикой, следует искать в классовой борьбе, что я и покажу в своём тексте. В таком подходе нет ничего необычного. Достаточно вспомнить фильм «Bimboland» о двух женских племенах: «интеллектуалках» и «красотках».

Кадр из фильма «Красотки»

Сначала напомню, что раньше свое подчинённое положение женщины пытались исправить с помощью привлекательности и обаяния. В «Повседневной жизни в эпоху Людовика Святого» сказано: «роль женщины… соблазнять, добиваться тех, кто ей сопротивляется, и жестоко руководить над теми, кого она завоевала». Поэтому для защиты мужчин от женских чар христиане дискредитировали красивое тело как что-то поверхностное. Отсюда воспитание девочек должно быть основано на принципе «или умная или красивая», как видно по заметке Psychologies «Я разрешила себе быть красивой». Таким образом, в патриархальном обществе не было сексуальной объективации; была лишь демонизация и стигматизация симпатичных «ведьм». И до сих пор Афродиты доказывают другим, что они могут много трудиться. А для Maxim (июль 2013) модель Н. Переверзева («Краса России-2011») констатирует, что «многие журналисты просто не готовы видеть в красивых девушках людей, которые способны переживать за родину и вообще думать».

Блондинистый феминизм

В ХХ веке женщины обрели как права, так и возможность использовать красоту на полную катушку. «В 1920 году возникла мода на ещё более укороченные юбки… ноги женщины, очень здорово «представленные в выгодным свете благодаря такому новшеству, как шёлковые чулки, открылись сверху донизу»» (Ф. Каста-Розас). В итоге возникла женская культура, которую А. Хохшильд обозначила как «союз между Библией и Плейбоем», а я – как «блондинистый феминизм».

Согласно его идеологии, мужчины – добытчики с Марса, у которых дефицит в сексе; женщины – хранительницы домашнего очага с Венеры, у которых проблемы с финансами.

Если девушку устраивает такое мировоззрение, то бестселлеры («Total woman», «Motherhood: the second oldest profession») советуют улучшить своё положение через брак. Эта стратегия оказывается особенно эффективной в демократических странах, где женщины находятся под защитой закона. Там если мужчина себя плохо ведёт, то отгребает по полной программе.

Alejandro – Lady Gaga

В этом феминизме основным способом для женского empowerment (усиления влияния) являются инвестиции в тело с помощью фитнеса, косметики, тренингов по искусству любви и тп. Что касается стандартов красоты, то куколки ориентируются на глянцевых звёзд. Это стоит отдельно подчеркнуть. Женщин, которые не выбирают блондинистый феминизм, не сильно волнует несоответствие медийным картинкам. А в журнале Psychologies за ноябрь 2015 (заметка «Без оглядки на образцы?») отмечается, что вид идеальных тел подрывает самооценку тем, чей мозг не занят решением сложных задач. Что касается конкретных примеров, то могут быть разные варианты. Хохшильд описывает такой внешний вид «красотки»: пастельные цвета, мягкие материалы, кружева, украшения, туфли на длинных каблуках, длинные ногти и длинные волосы. В управлении телом главное – это пассивность, расслабленность (с согнутой коленкой, наклонённой головой), эмоциональность (визг или хохот по любому поводу). Во взаимодействиях с мужчинами – крутиться возле них и использовать «женские хитрости»: флиртовать, строить глазки, восхищаться успехом, быть дурочкой согласно правилу «для женщины мозги – это капитал, если их не показывать мужчинам».

Правда, сегодня на смену глупышкам приходят неприступные сердцеедки и продуманные стервы. Это заметно по таким бестселлерам как «Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты и сохранить любовь навсегда». Основной смысл – держать мужчину на расстоянии, подогревая его охотничий интерес. Если «принц» приглашает в первый раз на свидание, то нужно говорить, что тебя уже пригласили, иначе он поймет, что на тебя нет спроса. И самое главное – помнить, что во время охоты у мужика вырабатывается дофамин, вызывающий эйфорию. Но после соития уровень дофамина понижается, а окситоцин (гормон верности) блокируется тестостероном. Поэтому не нужно как «дешёвка» прыгать в постель после первого или третьего свидания.

Кадр из фильма «Девушка без комплексов»

Что касается наших мест, то очевидно, что импорт блондинистого феминизма идёт полным ходом. На рынке предлагают бесчисленные услуги о том, как обрести «женское» счастье. Даже «серьёзные» дамы прибегают к приёмам блондинок. «Вы заметили, что большинство деловых женщин, когда их спрашивают о том, как они ведут дела в мужском мире, с завидной регулярностью отвечают, мол, вообще-то здесь ценятся прежде всего деловые качества, а потом вдруг проскакивает, что быть женщиной иногда выгодно, и я нередко пользуюсь ситуацией, в которой мужчина не может отказать женщине (отсюда и сомнения многих мужчин, занимающихся бизнесом, что с женщиной можно вести дела)?» (А. Усманова).

Холодный маскулинный феминизм

Одновременно возникла женская культура, которую Хохшильд характеризует как «эгалитарная», «прохладная», а я – как «холодный и некрасивый феминизм». Его идеология выражена в таких бестселлерах как «Комплекс Золушки», «Женщины, которые слишком много любят», «Избавься от него». Эту группу сформировали амбициозные женщины, желающие найти себя в «серьёзных» занятиях (бизнес, наука, политика, искусство). Для них образцом стал эгоцентричный капиталист, для которого смысл жизни – сделать самостоятельную карьеру. Из-за этого ледяные феминистки отмежёвываются от «малышек», чьи рабские манеры они расценивают как нечестные и подлые. Но для достижения успеха в престижных занятиях необходимо соответствовать нормам высокой культуры, созданным аскетичными мужчинами. Поэтому холодные феминистки делают всё возможное, чтобы не быть «телом» и «легкомысленной особой».

Кадр из фильма «Я стреляла в Энди Уорхола»

Отсюда для их внешности и поведения характерно следующее: удобная одежда и деловой стиль (никаких обтягивающих платьев и мини-юбок, тёмные цвета, низкие каблуки, минимум косметики и украшений); короткие ногти, короткая стрижка; прямая стойка (без согнутой коленки); сдержанность, минимум улыбок; использования мужского словаря (никаких «ути-пуси», «wooo», «обнимашки», «ждули»); отсутствие чувства вины, за то, что дома бардак. Конечно, возможны послабления, однако есть нерушимые табу. Например, запрет на потребление глянцевых журналов. Иначе все подумают, что она интересуется модой и своим телом, и не пригласят в совет директоров.

По этим же причинам запрещены тусовки в клубах, фотографии с котиками и едой, наличие пирсинга и огромных татуировок. Ведь таких не берут в президенты!

А главный запрет связан с использованием «женских хитростей» (кокетство, «призывные прогибы», отказ в сексе, если муж плохо себя ведёт) и с наличием неприличных фото в соцсетях. Ведь если профессора увидят голую задницу аспирантки, они перестают воспринимать её научные таланты и не напишут хорошую рекомендацию. Поэтому в «Теории большого взрыва» Эми ругает Бернадетт, напоминая, что женщин недавно стали воспринимать серьёзно, а она, дурёха, согласилась поучаствовать в фотосессии о сексуальных женщинах-учёных. В свою очередь Т. Щурко говорит по поводу эротического календаря с работницами Беларуского металлургического завода: «Подобные изображения нивелируют роль женщины как профессионала. Ее функции сведены к образу красивого тела как объекта/товара».

Календарь Беларуского металлургического завода

Страх показаться несерьёзными настолько велик, что интеллектуалки иногда извиняются, когда произносят «Pussy Riot» или, рассказывая о теории Фрейда, не затрагивают проблему, как на характер человека влияет «гиперакцентуированная эрогенность заднепроходной зоны». Поэтому дважды при публикации моего выступления цензура вырезала такой фрагмент: «Ещё большие тревоги вызывали исследования мужского бесплодия с помощью hamster egg penetration test… Немного фривольно выражаясь, смысл этого теста состоит в следующем: если данный мужчина даже яйцеклетку хомяка оплодотворить не может, то случай очень серьёзный».

Почему холодные феминистки воюют с красотками?

Хотя блондинки и интеллектуалки пашут в разных сферах, холодные феминистки постоянно критикуют мир красоты. «Молодая женщина на фото вызывающе откидывает голову назад… Одета она в колготки в сеточку и носит туфли на высоком каблуке. Это Pin-up-Girl? Порно-звёзда? Та, кто предлагает эскорт-услуги? Нет, это юная особа – Lady Gaga, самая успешная певица последних лет. В клипах она как стриптизёрша танцует в нижнем белье на шесте или на паркете. А её коллеги Beyonce, Shakira и Christina Aguilera, подражая ей, делают то же самое. И ими восхищаются миллионы девочек по всему миру» (I. Strobl).

Shakira

Более того, они стремятся к тому, чтобы лифт женской эмансипации не остановился на этаже «Куколки». Зачем им это нужно? Ведь блондинки не просят защитить их от «объективации». Дело в том, что «интеллектуалки» доказали, что они не хуже мужчин работают и подчиняются пуританским нормам.

Но до сих пор большинство топовых должностей занимают мужчины, которые не видят в женщинах «больше, чем тело». «Культурные» мужчины, например, считают, что женщины уступают мужчинам в игре по шахматам, так как не могут просидеть молча несколько часов. В «Логике: Пособие для средних учебных заведений» В. Беркова Ф. и Я. Яскевич софизм «ложная дилемма» (когда оппонент предлагает вам выбрать между его позицией и абсурдом) обозначается как «бабья аргументация». А в «Футураме: в дикую зелёную даль» феминисток изображают в ярких одеждах и как тех, кто обожает распродажи и маникюр.

- Кто готов надрать потным мужикам их зады?
- Я для этого нацепила свои бойцовские сапожки.
- Какие милашки!

С точки зрения холодных феминисток одной из причин этому является шоу-бизнес, в котором женщина представлена как тупая блондинка. Поэтому интеллектуалки и атакуют индустрию красоты. Ими движет не зависть к «цыпочкам» (их презирают, как «служанок»), и их цель – не защитить «куколок» от сексизма. Основная задача – уничтожить социальный класс красоток, чтобы влиятельные мужчины не видели в отличнице самку. Ради этой цели ледяные феминистки используют некрасивые средства.

1) Согласно строгой науке, объективация присутствует во всех социальных отношениях. Поэтому осуждения заслуживает только та объективация, из-за которой с человеком обращаются лишь как со средством. Но для ледяных феминисток «объективация» и «сексизм» – это то, как выглядят и поступают блондинки.

2) Ледяные феминистки говорят о наличии стандартов красоты, которые подавляют автономию. Но нормативный контроль есть везде, в том числе и в «свободной» академической деятельности: например, стандарты для оценки учебных, научных достижений и присвоения званий. И чем «культурнее» занятие, тем больше репрессивных норм. Так согласно «Кодексу академической этики» ЕГУ (2015) от студентов ожидается исполнения двух норм, а от преподавателей и учёных – 22 (в том числе запрет на секс со своими студентами (4.1.а)). Поэтому необходимо более четкое учение о нормах вместо попсовых указаний на ограничение свободы (произвола) и выискивания соринок в чужом глазу.

Кадр из сериала «Блудливая Калифорния»

3) Для дискредитации индустрии красоты холодные феминистки утверждают, что большинство женщин – это cultural dopes: дурочки и жертвы моды, пытающиеся стать красивее и стройнее. Но такой взгляд давно опровергнут как ложный и аморальный: «все люди являются разумными и осведомлёнными субъектами деятельности».

Тёплый и горячий феминизм

Сегодня противостояние цыпочек и феминисток уже неактуально на Западе. По Хохшильд, многие используют комбинацию из двух женских культур. Например, красотки стараются, прежде всего, сделать самостоятельную карьеру в шоу-бизнесе, а не найти богатого мужа.

Я же рассмотрю такой гибрид как «тёплый и горячий феминизм». Его появление было связано с осознанием, что феминистки ошибочно выбрали маскулинный идеал независимости. Поэтому в 80-х феминистки переориентировались на этику заботы и любви (см. бестселлеры «In a different voice», «Ourselves and our children») и стали выстраивать тёплые отношения с окружающими. Эти перемены сказались и на манере общения тёплых интеллектуалок. Их тексты отличает аргументированность, самокритичность, доброжелательность к другим людям, которых они не считают придурками.

А в 90-ые в «серьёзные» сферы стали приходить поколения, воспитанные на антибуржуазных молодёжных субкультурах. Для них эмоциональность, животное начало и эстетизация тела были связаны с самореализацией и с бунтарством.

Garbage

Поэтому для заметки Psychologies «О чём говорит новая женственность» О. Вайнштейн отмечает: «Теперь уже ясно, что женщина должна иметь свободу выбора, и если у нее возникает желание в одежде подчеркнуть свой пол, то это говорит о ее женской силе, а вовсе не о намерении выступить в роли соблазнительницы. Сейчас уже не требуется носить мешковатый комбинезон для того, чтобы заявить окружающим: «Я не сексуальный объект, а личность». В это же время был выявлен лицемерный факт в западной культуре. Последняя основана на объективной рациональности, запрещающей, в частности, «аргумент к личности» (оценку качества рассуждений на основании того, кто их высказывает). Но в реальности оказывается, что оценка интеллекта и профессионализма зависит от правильного дресс-кода и поведения. К счастью, на Западе появились неозабоченные деканы и ректоры, способные видеть «личность» в тех женщинах-учёных, которые работали в проституции (Brook Magnanti) и стриптизе (Katherine Frank).

Поэтому в 2000-ые в Германии возникает «новый феминизм», представленный работами «Новые немецкие девочки», «Мы, альфа-девочки. Почему феминизм делает жизнь красивее», а также философией Vagina Style и Bitchism от «грязной» феминистки Lady Bitch Ray, интервью с которой («Якая сука!») опубликовал сайт 34mag.net. Lady Bitch Ray – это Reyhan Şahin, «очень плохая» научная сотрудница Гамбургского университета, которая советует эмансипированным девушкам не только получать образование. «Если ты зарабатываешь деньги, не жалей ничего на покупку косметики, шмоток и туфель на высоком каблуке. Это отличное начало. Крошка, твоё тело – это твой капитал!»

Как новейшие тенденции отразились в постсоветском пространстве? Идеалы тёплого и горячего феминизма продвигаются в глянцевых журналах по психологии. Достаточно посмотреть на номера Psychologies: «Любить и быть собой» (март 2014), «Мои отношения на все 100!» (август 2014), «Стать собой» (март 2016). В этом журнале с огромной аудиторией обсуждаются права ЛГБТ, выходят заметки о пользе феминизма для семьи, а тексты психологов феминистичны по своему содержанию: например, «Под видом любви нам предлагают зависимость». При этом в журнале есть место для рекламы с «идеальными» моделями, эротические фото и заметки о косметике. Это не вызывает проблем, так как хватает текстов о том, насколько разнообразной и негламурной может быть мода. Что касается эстетических стандартов, то согласно моей заметке эта креативная группа ориентируется на образы: «дерзкая хулиганка», «новая наивность», «романтическая барышня», «изящный академизм» и тд.

Реклама Serge

А что же наши феминистки? Они лишь воспроизводят мёртвые традиции (sex negative feminism, antipornography feminism, victim feminism), которые мало кому интересны. Но причину своей неудачи они видят в патриархате и поэтому без перерыва борются с «объективацией». Так что ждём критику рекламы Serge. Там тоже «идеальные» модели в «неестественных» позах (т.е. с «прогибами»). А это «нарушение» прав человека.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Любая грудь имеет право быть несовершенной. 10 женских фотоисторий

Секс • Дарья Сапранецкая
Недавно мы уже писали о проекте Humans of Minsk, который собирает фотоистории минчан. Но сегодня авторы опубликовали новый насущный фотопроект – это истории женщин об их отношениях с собственным телом. Потому что после скандала с крайне объективирующим кастингом «Милавицы» мы наконец поняли: Никто не должен пытаться быть «Идеальной самкой». KYKY публикует первые 10 историй из этой серии.