Сексуальные отношения симпатичного человека. Сила эротического капитала-3

Секс • Андрей Тетёркин
«У человека не только тело может быть прекрасным; душа человека – сексапильна, а его дух – эротичен!» – считает магистр философии Андрей Тетёркин, который в третьей части саги об эротическом капитале рассматривает внетелесную красоту.

В путешествии по миру красоты наступает этап, когда необходимо обратиться к новым критериям привлекательности. Как доказал философ Гегель в «Науке логики», жизнь – это сложная штука: она состоит из противоречий и крутых поворотов, из-за чего нас постоянно швыряет от одного момента к противоположному. В первых двух частях были рассмотрены телесные качества эротического капитала. Теперь настало время обратиться к совершенно другой красоте. Этот диалектический скачок вызван не какой-то научной теорией, а самой действительностью.

Ведь согласно Софи Лорен sexiness зависит не от груди или пухлых губ, а от того, что у человека есть внутри.

С этим согласны ведущие интеллектуалы: если обратиться к немецкому глянцевому журналу Philosophie Magazine за апрель-май 2014 (тираж – 100 т.). Например, философа Hans Ulrich Gumbrecht восхищает теннисистка Серена Уильямс, несмотря на её огромный рот. Ведь в её игре проявляется сила природы, которая превратилась в свободу: «каждый жест Серены Уильямс сияет при свете единичной и обычной красоты изобилия и излучает современную американскую мечту». А писатель Moritz Rinke так характеризует актрису Шарлотту Генсбур: «В её носе аристократическое сочетается с переходом в бездну. Прежде всего, её нос указывает на дух: милый, маленький, изящно сформированный нос всегда указывает на свободу, на мышление (Gedankliche)… Это должно быть и очаровывает Ларса фон Трийера. С таким носом, сочетающим в себе симметрию, дух, опрокидывающий момент (Kippmoment) и вершину, человек создан для двойственных ролей о возвышенности и бездне. … Два года назад я сидел вместе с Генсбур в жури на Берлинском кинофестивале. … За исключением приветствий я ни разу не поговорил с ней, но я заглянул в её глаза. Что это за глаза!»

Пункт третий. Шарм, харизма, коммуникабельность, эмоциональный труд

Прежде всего, Хаким отмечает коммуникативные способности индивида, благодаря которым даже «чудовище» может превратиться в приятного человека. Французы таких людей называют «belle laide» и «beau laid», а российское глянцевое издание Psychologies посвятила таким симпатяшкам (например, Серж Генсбург, Вуди Аллен, Адриано Челентано и т.д.) заметки «Некрасив … но совершенно неотразим!» (октябрь 2012) и «Просто неотразим!» (август 2013). Но эта красота не ограничивается социальными навыками. Хаким говорит о том, что для привлекательности важен эмоциональный труд, как его описала социолог Арли Хохшильд. Ещё можно добавить, что для харизмы важны личные таланты в самых разных сферах, которые способны вызывать восторг у окружающих.

Gossip «Move in the Right Direction»

Таким образом, если природа не наделила вас нужными формами и размерами, то это можно всегда компенсировать с помощью культуры. Об этом можно узнать из книги «Лучший секс», которая упоминалась во второй части статьи. Например, немецкая студентка Клара (24 года) начинает сагу о самых волнующих моментах в своей жизни (секс в аудитории, на пианино) с такой характеристики учителя пения, доцента Армина (38 лет).

«Он был прекрасен! Нет, вообще-то он был не очень красив. … Кажется, что большинство женщин не могли распознать его красоту. Её не замечала и я в течение года. … Теперь, когда мои чувства изменились, я стала даже своих однокурсниц рассматривать как конкуренток. … Я стала такой ревнивой! Я ревновала к любой женщине! … Более того, я ревновала к книге, которую он раскрывал перед собой, к стулу, на котором он сидел, и к мелу, который он держал в руках. Особенно я ревновала к пианино, чьи клавиши он трогал так, как будто они были нежной грудью юной девы. Его пальцы скользили по этим клавишам так нежно и с такой страстью, что вызывало сильную дрожь в моем теле. Он играл как Бог … Всегда, когда он играл, я чувствовала, что я переношусь в мир иной. Во время исполнения он мог по-настоящему впасть в экстаз. Тогда для меня он был уже не милым, любимым и ещё молодым Армином, но диким и отчаянным мужчиной, который магическим образом околдовывал меня. … Он был мил ко мне. … Мы могли вместе смеяться, могли вместе дискутировать (мне очень нравилось спорить с ним и дразнить его своими словами), могли вместе петь. Но на этом наша совместная деятельность заканчивалась. После занятий в универе (Uni) я возвращалась домой к своему коту Маффину, а он – к своей жене и детям».

На основании этого рассказа можно сделать следующий вывод, используя язык христианской антропологии. У человека не только тело может быть прекрасным; душа человека – сексапильна, а его дух – эротичен!

Эротическая функция шарма

Что касается шарма коммуникативных и эмоциональных компетенций, то обратимся к книге «Управляемое сердце» Арли Хохшильд, которая была включена в список Notable Books of the Year за 1983 по версии New York Times Book Review. В этой монографии американский социолог доступно рассказала об управлении эмоциями (emotion management) согласно социальным правилам для чувств (feeling rules) и о феномене emotional labor (оплачиваемый эмоциональный труд) на примере стюардесс и bill collectors. Подробно с этой концепцией можно познакомиться, например, в магистерском курсе «Социология эмоций» для визуальных исследователей и экзистенциальных психологов в ЕГУ (Вильнюс) Я же упомяну ту информацию, которая проясняет эротическую функцию этих навыков.
Раньше в общество было гендерное неравенство, из-за которого женщины были подчинённой группой. Но наши прабабушки не смирились с этим униженным положением. Они сделали своим ресурсом красоту, сексуальность, шарм и умение строить отношения (relation skills). В результате возникла универсальная женская культура, в которой содержатся советы, как оказывать влияние на мужчин с помощью различных хитростей (feminine wiles): «Я хмурюсь, недовольно надуваю губки и говорю ему то, что заставит его почувствовать себя плохо: «Ты меня совсем не любишь! Тебя не интересует то, что со мной происходит!». Я не из тех людей, кто говорит прямо о том, что нужно. Я всё время делаю намёки». Обычно традиционная женщина выступает в роли чирлидера в разговоре (conversational cheerleader), удел которого быть «улучшателем настроений» («emotional enhancer» по А. Хохшильд) и «льстивым зеркалом» (Вирджиния Вольф, П. Бурдье): прославлять знания, статус и юмор мужчин. Быть женщиной – значит излучать позитивные эмоции и воплощать такие качества как адаптивность, кооперативность, душевную теплоту, любезность, нежность. Неудивительно, что мужчины любят проводить свободное время в женской компании, чтобы в присутствие миленького чирлидера отдохнуть и глазами и душой.

Alizee «Moi … Lolita»

Ещё для парней привлекательной женщиной является чаще всего та, которая применяет тактику активного слушанья и которая усвоила главную женскую мудрость: в присутствие мужчин – слушай, в присутствие подруг – говори. Вот как это описывает культурный антрополог Кэтрин Фрэнк: «Ему хочется поговорить со мной, а не смотреть, как я танцую на столе… Он начинает рассказывать мне о марке вина, о том, как и где оно было сделано. Джеймсу нравится меня образовывать. А я не признаюсь ему, что я работала в пятнадцати престижных ресторанах до того, как я стала танцевать стриптиз. Вместо этого я делаю глоток вина и одобрительно киваю».
Отсюда понятным становится привлекательность возрастных мужчин для молодых особ, как это отмечает в автобиографии «Sugar Daddy Diaries» британская журналистка Хелен Кройдон: «Годами я встречалась со своими одногодками и слушала их неловкие истории о пиве и футболе. Я напрасно старалась найти хоть что-то сексапильное в их свежих молодых лицах. Но благодаря эре новых технологий сейчас я встречаюсь с мужчинами из совершенно другого круга, у которых есть уверенность, опыт и интересный бэкграунд. Почти все они являются чуткими и отзывчивыми, что заставляет меня чувствовать себя живой, сексуальной и плохой (naughty)».

Правда, взрослым дядям нужно иметь в виду, что неопытным девчатам нужны не просто заумные разговоры, но познавательные беседы.

Папик «Hiqlexic вызывал во мне напряжение и раздражение. Я постоянно сражалась за свое личное пространство. Так как я чувствовала себя неадекватной из-за его превосходного знания мировой истории и другими преимуществами передо мной. А вот малайский милый папик (Sugar Daddy) обогащал мой ум. Он говорил со мной о философии, о великих писателях, об обществе, о культуре и о том, что значит быть счастливой. Несмотря на все усвоенные энциклопедии, Hiqlexic не смог меня вдохновить, не смог разбудить во мне позитивное чувство или заставить меня смеяться. Я узнала так много фактов от него, но ничего не узнала о самой жизни» (Х. Кройдон).

Однако сегодня происходят резкие перемены так, что мужчин всё больше интересуют женщины с хорошим гуманитарным образованием: с ними можно поговорить об искусстве, политике, философии. Об этом можно узнать в работах культурного антрополога и бывшей гейши Энн Аллисон. Но и мужчинам следует научиться слушать девушку, следуя советам «будь женщиной» и «люби её ушами», как это предложено в российском издании Men's Health (октябрь 2012) в заметке «Монстры Порока». Это раньше настоящего мужчина отличало исключительно libido dominandi и отсутствие одобрительного смеха, знаков восхищения, внимательного вслушивания. Сейчас всё обстоит иначе.

Red Hot Chili Peppers - Look Around

Поэтому уже в первом «Американском пироге» сообщается, что сегодня самое главное для парней в ухаживании за девчонками – задавать им вопросы, говорить «Надо же, как интересно! Оказывается, что я совершенно тебя не знаю!», а потом внимательно слушать, как они «тарахтят». В эпизоде «Why Must I Be a Crustacean in Love?» Футурамы показано, как нужно построить беседу, чтобы особь женского пола поняла, что, помимо желания практиковать соитие, у мужчины есть другие чувства и любовь (это когда самка интересует не только ради секса).

- Я хочу поговорить. Спаривание здесь ни при чём. Фрай, это же чушь!
- Доктор Зойдберг, это чушь! Но ладно!
- Начни с комплиментов. Скажи, что она похудела!
- У тебя истощённый вид. Ты страдаешь от внутренних паразитов?
- Да, да! Спасибо, что заметил!
- Спроси, как прошёл её день!
- Зачем мне знать?
- Незачем. Всё равно спроси!
- Как прошёл твой день?
- Ну, сначала я съела тост, потом почистила зубки, потом пошла в магазин, купила рыбы …
- Фрай, что ты наделал! Теперь она не заткнётся!
- Это нормально! Теперь кивай головой и говори: Да, да!
- Ага, ага!
- А потом ты бросил мне осьминога в окно! Знаешь, Зойдберг, это безумие! Но когда ты так говоришь, твоя очевидная самцовая неполноценность, не так очевидна. И ты даже сильнее пахнешь!
- Теперь просить спариваться?
- На третьем свидании!

Кто учит парней быть « бабоукладчиками»

Конечно, в таких советах содержится инструментальное представление о другой личности. Но это отрывки из комедий, тогда как в реальности многие практические пособия поддерживают идею философа И. Канта о том, что каждый человек – это цель, а не средство. Особенно эту мораль распространяют сегодня психотерапевты, которые учат, как «оказывать влияние», и осуждают «манипулирование». Например, психоаналитик Дмитрий Ольшанский в российском глянцевом журнале «Наша психология» (март 2013) раскритиковал техники пикапа, который учат парней быть «бабоукладчиками». Эти тренинги – настоящий лохотрон (те, кто успешно прошли эти курсы, до сих пор в одиночестве «гоняют лысого» и самостоятельно «душат одноглазую змею») и они лишь потакают тёмным сторонам нашей личности: нарциссическим и невротическим фантазиям и потребительскому отношению к женщине.

30 Seconds To Mars «Hurricane»

В итоге, современная молодёжь (гораздо чаще, чем их предки) строят отношения по принципам взаимного уважения, удовольствия, открытости. Это касается и «отношений на одну ночь», в которых находится место эмпатии (способность идентифицироваться с точкой зрения другого человека и его чувствами) и радости от открытия уникального мира другой личности. Об этом можно узнать в монографии «Sex@mour» сорбонского социолога Ж.-К. Кауфмана на примере онлайн-дневников юзера Anadema. «Она была нежна и не совсем пассивна. Вскоре я заметил, что у нас есть маленькая сексуальная проблема. Она сразу взяла инициативу в свои руки. Мы расположились в позе 69, так как ей, очевидно, хотелось доставить мне удовольствие. Вскоре я воспользовался моментом и спросил её …, почему она редко делает то, о чём она мне говорила. Она робко ответила, что это потому, что ей не нравится фелляция. Это что за ёжик-кукожик (Donnerwetter)! Я попытался всё исправит и объяснил ей, что мы здесь для того, чтобы прекрасно провести время и делать только то, чего мы хотим. Ей понравились мои слова и она расслабилась. … Позже я позволил ей надеть мне кондом и разрешил ей оседлать меня. У меня сложилось впечатление, что она хорошо себя чувствовала: она всё контролировала и двигалась так, как ей хотелось. Мы наслаждались друг другом и вскоре поменялись местами …». После расставания на следующее утро Anadema чувствует, что не всё прошло идеально и поэтому снова общается с ней в чате. Он говорит ей, что его вполне устроил бы Softsex, на который она изначально рассчитывала. «Постепенно она всё больше открывается ему. Она столько пережила в жизни (изнасилование, о котором почти всем стало известно), из-за чего у неё появились сексуальные блокировки и такие представления о мужских потребностях. «Я надеюсь, что я показал ей пример и точное представление о том, что она должна по праву ожидать от вечера с парнем: нежность, понимание, внимание, уважение и доверие в интимных отношениях …». У Anadema, конечно, нет души терпеливого терапевта. Когда он посещает веб-сайты, он это делает с любопытством и альтруизмом, но только ради своего удовольствия, но не ради того, чтобы лечить человеческие страдания».

Как на свете появился такой тип как «Homo communicans», можно узнать из исследований эмоционального капитализма социолога Евы Иллуз. Раньше господствовали дисциплинарные формы управления: паноптический надзор, проверки, штрафы и вербальные оскорбления подчинённых (verbal abuse). Это вызвало яростное сопротивление со стороны наёмных работников. Пытаясь решить производственные проблемы, Elton Mayo совершил революцию в теории менеджмента.

Beyonce «Why don

Проведя интервью с женщинами, он пришёл к выводу о том, что хороший управленец должен быть психологом и использовать женские эмоциональные и коммуникативные стили, основанные на умении слышать, сопереживать, поддерживать и радоваться успехам другого. Именно западные психотерапевты и менеджеры подорвали различие между мужским и женским (сегодня здоровый человек – это творческая личность с андрогинной психикой, для которой важны как эмоции и эмпатия, так и самореализация и лидерство) и обосновали необходимость наличие у успешного руководителя такого женского качества как эмоциональный интеллект (Daniel Goleman).

На этом примере мы сталкиваемся с «хитростью мирового разума» по Гегелю: раньше женские жизненные стили были знаком рабства, теперь – это ресурс для достижения социально-экономического успеха.

Полная версия симпатичного человека согласно критериям капиталистического рынка представлена в «Ключах успеха» Наполеона Хилла (автора бестселлера «Думай и богатей!»). Это – позитивная психологическая установка, гибкость, вежливость, такт, искренность, терпимость, привычка улыбаться, правильное рукопожатие, хорошая спортивная форма, умение произвести эффект, чувство юмора, вера в Высший Разум, личная инициатива, чувство справедливости, скромность, личная многосторонность, убедительность речи, контроль за эмоциями, любовь к людям и личный магнетизм. Ещё очаровательный менеджер умеет воодушевить свой коллектив на работу в стиле командного сотрудничества, как это было сделано, например, в компании Мак-Кормик. Здесь была создана система множественного управления (Совет Директоров, Младший Совет Управляющих), атмосфера взаимопонимания и дружественной кооперации. «Как американцы, мы связаны общим делом, и вне зависимости от того, какие испытания и неудачи постигнут нас, мы должны нести этот груз на своих плечах, культивируя в себе дух взаимовыгодного сотрудничества … Люди будут работать усерднее, если поймут, что их трудовой вклад не остаётся незамеченным, а не просто за материальное вознаграждение. Никому не нравится ощущать себя ничтожным винтиком огромной машины. Вы как руководитель должны понять, что каждый служащий вносит определённый вклад в общее дело, и дать понять каждому, насколько важен этот вклад» (Хилл).

Бестактность сексуальных отношений

К сожалению, это – то, что не могут сделать такие советские типы начальников как «Мымра» и «Самохвалов» в фильме «Служебный роман». Ведь наши предшественники позаимствовали у Запада лишь авторитарные и дисциплинарные методы управления (тейлоризм). Возможно, поэтому у нас стали популярны другие идеалы для коммуникативных, эмоциональных и сексуальных отношений, как это описывается в романе «Страх» Анатолия Рыбакова.

 DATA - Don

«Юрий Денисович Шарок носил теперь шпалу – старший оперуполномоченный – и подчинялся непосредственно начальнику первого отделения Александру Федоровичу Вутковскому и его заместителю Штейну. Вутковский и Штейн ценили Шарока: серьезный, добросовестный, исполнительный работник. И перспективный. Перспективным считался здесь тот, кто мог не только «расколоть» подследственного, не только заставить его признать собственную вину, но, что главное, вывести его на связи, создать не единичное, а групповое дело…

У Лены на плечи был наброшен белый халат с болтающимися завязками, под халатом синий костюм, белая блузка, на ногах высокие боты, обтягивающие полные, сильные ноги. Никогда он не мог равнодушно смотреть на ее ноги, и запах ее духов волновал… Красивая, здоровая, сияющая, а он в уродливом фланелевом халате, под халатом нижнее белье, на ногах шлепанцы, небритый. … Добрая, ласковая, любит его, он это видит, опять на все готова ради него, и тем не менее есть какая-то точка отталкивания, так, что ли, это называется по-научному. Именно ее доброта, ласковость, порядочность, деликатность, все, что так приятно в ней, противопоказано ему – он не может быть с ней откровенен, не может быть таким, каков есть на самом деле.

С Викой – по***духой – он мог бы быть откровенным, конечно, будь она не стукачкой, а женой. С ней можно было бы говорить начистоту, выложить всю подноготную без всяких там цирлих-манирлих, и поняла бы, и совет хороший дала. А с Леной нельзя. Нужно приспосабливаться к ее представлениям о морали и нравственности. А какая мораль и нравственность в его деле, в его жизни, да и существуют ли они вообще? … Но объяснять все это Лене бессмысленно. О людях он должен говорить, как и она, уважительно, о преследуемых тоже, как и она, с сочувствием. Сказал однажды что-то поперек, она не возразила, но посмотрела испуганно, испортила ему настроение.
В постели баба горячая, покорная, притягивает к себе, не оторвешься. Все это так, но и поговорить ведь с кем-то надо… Как-то Юра позвонил ей вечером с работы. Она обрадовалась, спросила, как дела.

– Устал, как собака, возился тут с одним сукиным сыном.

Она, конечно, тут же замолчала. Чистоплюйка. Принцесса. Не то сказал, видите ли, не для их нервов такие слова».

Но и среди восточноевропейских интеллектуалов также были приняты не слишком привлекательные манеры общения, о чём можно узнать в «Сам себе психолог» В. Каппони и Т. Новака: «Не так давно одна наша коллега посетила католический университет в Вашингтоне. Речь шла о долговременных курсах, где учились представители нарождающихся европейских демократий. На семинаре по философии … выступал молодой философ из Балтии, в достаточно язвительной, по мнению коллег, манере, что, впрочем, весьма распространено и в наших краях. Тем самым он, так сказать, опозорился на международном уровне. Молодого учёного едва не отправили обратно в Балтию. Его воспринимали как бестактного, агрессивного человека, которому не место в академическом сообществе. Однако всё обошлось, и молодой прибалтиец получил представление об американской версии ассертивности, то есть об ориентации на соглашение, об уважении к личности собеседника, о праве свободно выражать свои взгляды».

Rammstein - Ich Will

Конечно, на дворе XXI век и за последнее время было немало сделано для экспорта западной психологии. Но у нас по-прежнему популярны советские традиции, о чём пишет Roma Stefanenko, который участвовал в подготовке концерта Rammstein в Минск-Арене. «То, что я наблюдал – пример отлично налаженного менеджмента с немецкой стороны, где каждый знает своё место, свои обязанности и своё время, которое он ценит. Была продумана каждая мелочь. Особенно чётко всё это прослеживалось на контрасте с белорусскими «главнюками»: эти всё время орали на нас и друг на друга матом, нервничали и часто не понимали, что делать. После такого сравнения становится непонятно: как мы выиграли войну? Была ситуация, когда три «руководителя» пытались собрать вместе два ограждения. Я думал, они друг друга поубивают. И я был бы этому рад, честно говоря. Поэтому если вызывали работать, то я шёл к немцам (кстати, в команде были и англичане, и датчане, но для простоты будем величать и их фрицами), несмотря на языковой барьер».

На основании этих данных можно выдвинуть гипотезу о том, как устроена сегодня мультикультурная реальность. Из-за того, что наш мир является многополярным (не везде распространены американский менеджмент по Д. Карнеги и американская психотерапевтическая культура), часть населения Земли с большой долей вероятности управляется администраторами с низким уровнем эмоционального интеллекта, у которых эротический капитал – совсем маленький!

Продолжение следует … Ждите, и я вам всем обо всём расскажу

Что общего у белорусского айтишника и светской праздной канарейки

Секс • Соня Белоручкина
Минск, еще лет пять назад бывший доступным секс-курортом для россиян, турков и итальянцев, превращается в город айтишников. Это влечет коренные изменения в сервисе, подходах к dolce far niente и ставит в тупик белорусских барышень.