«Дни рождения мы отмечаем, но гендерную гонку за 23 февраля и 8 марта прекратили». Как работает офис агентства Red Graphic

Проекты • Екатерина Ажгирей
«Самое страшное, что может произойти на проекте – это превращения тебя из мозга в руки: «Вот сюда на два пикселя поднять, и тут на два пикселя перенести». такой режим — это профессиональные фиаско». Вместе с доставкой еды от Burger King KYKY продолжает приходить с обедами в крутые минские офисы. Сегодня черёд Red Graphic – интерактивного агентства, обитатели которого давно «живут» в центре и ищут личный подход к каждому своему клиенту.

Адрес Немига, 5 – это топовая позиция в вишлисте для съемщика офиса. Все хотят тусоваться и работать в центре – сюда удобнее добираться из любой точки города, здесь большой выбор из «чего поесть», а также мест, где можно в режиме променада проветрить голову или забыться от дедлайнов в промилльном вечере пятницы. Red Graphic – местные «ветераны». Они въехали в свой нынешний офис шесть лет назад и переезжать, по словам директора Нади Зеленковой, не собираются.

Из окон – шикарный вид на старый город, штат компании – 15 человек, у дизайнеров, как это принято, на столах огромные макинтоши, у менеджеров – стикеры и творческий хаос. Наклейки-ежики на стеклах прижились с дня празднования двадцатилетия агентства. Стикеры тогда приклеили и  для безопасности (чтобы никто не врезался в стеклянные перегородки) и декора – их делала иллюстратор Надя Макеева, тогда она работала тут дизайнером. На белых стенах работы беларуских художников – с порога взгляд цепляется за двух «бэмби». Откуда эта красота, как работают и отдыхают в агентстве – говорит Надя Зеленкова.

Нам не на что жаловаться

Мы здесь работаем шесть лет. Пришли в этот офис и сразу захотели остаться, но думали обойтись минимальными изменениями: тут было много перегородок и глухих кабинетов. Мы надеялись на микроремонт, но что-то пошло не так – в итоге все сделали заново: «вынесли» старое помещение и занесли новое. Нам помогал архитектора Никита Домрачевев, он делал нам полноценный дизайн-проект, проектировал мебель и свет. На стенах две картины Жанны Капустниковой, две – Миши Гулина, и еще одна – Сергея Кирющенко.

У нас нет кабинетов, есть две переговорки, просто в одной из них сижу я. Если кому-то нужно провести встречу, я сажусь на любое другое свободное место. Это круто, когда в маленьких командах все между собой общаются. Наш опыт сидения по разным кабинетам говорит, что и работа в таком формате идет тяжелее. А так вы получаете бесконечный обмен опытом и эмоциями. Есть минус: эмоции могут вам не понравиться. Я плохо отношусь, когда происходит ругань по каким-то личным поводам, но если мы спорим из-за проекта – это одна из форм работы. Даже мат или эмоций через край – просто выпуск пара перед стартом нового этапа работы.

Нам вообще не на что жаловаться – у нас офис на Немиге, здесь можно ходить обедать в разные места. Ребята едят где угодно, совместные закупки еды и кофе происходят постоянно. Жить в центре – прекрасно.

Офис, куда на завтрак приходил Владимир Цеслер

Мы проводили формат креативных завтраков пару лет назад. Звали в офис интересных нам людей и расспрашивали о работе и жизни. Самое важное, что вы можете получить от таких встреч – это понимать, как работает мозг и бизнес другого человека. Полезно, если к вам приходит руководитель управления маркетинга и коммуникаций МТС и рассказывает, как он со своей стороны подходит к проекту, почему на какие-то идеи соглашается, а на какие-то – нет.  Вы можете видеть общую картину, а не просто обижаться, что ваш дизайн не приняли.У нас в гостях были дизайнеры, спортсмены, маркетологи и за час напряженной и интересной беседы вы чуть-чуть проживаете чужую жизнь. В какой-то момент прекратили делать завтраки, потому что у каждого проекта есть свой срок жизни.

Праздники и дни рождения мы отмечаем, но в какой-то момент сделали «ужасную» вещь и прекратили гендерную гонку за 23 февраля и 8 марта. Сейчас мы празднуем условный «день прихода весны».

Все должны быть директорами

В агентство я пришла копирайтером и PR-менеджером. Это близкие к журналистике сферы, нашла вакансию, составила резюме, сделала тестовое – всё. На позиции директора не нужно ни чувства гиперответственности, ни гиперконтроля – есть жизнь. И она разная. Иногда нужно включать контролера, а иногда убирать свой гиперконтроль, вообще ничего не проверять и дать людям быть самостоятельными.

Я считаю, что все должны быть директорами. В маленьких коллективах, таких, как наш, все должны друг друга дополнять, прикрывать, даже дублировать и забирать работу на себя. Если я вижу, что человек завален, то могу взять что-то на себя и помочь, сделать кусочек его работы. И ожидаю того же от своих коллег. Если он свободен, то спрашивает, кому нужна помощь.

Собеседование – это базовый этап, когда вы только примерно понимаете, что это за человек и чего он хочет. Если бы на собеседованиях можно было узнать всё, не было бы ни испытательных сроков, ни разочарованных через месяц работы людей.

У нас есть некий социальный договор, и любая из сторон имеет право нарушить баланс, передоговориться или прекратить работу. Ты можешь думать, что что-то контролируешь, но либо у тебя есть люди, которые готовы вместе в данный момент работать вместе, либо нет.

Выгорел – отдохни

Если нужно – есть вопрос и необходимость его оперативно решить – я могу работать и ночью, и на выходных, и когда угодно. Но системно я не за то, чтобы сидеть с утра до ночи в офисе, потому что нужна своя собственная жизнь, свои собственные впечатления и эмоции. Вещи, которые вы делаете не в офисе, сильно влияют на вашу профессиональную жизнь. Мне кажется, сейчас уже не осталось людей, которые были бы не за эффективность, а за отсидку на рабочем месте.

Когда мы просили клиентов дать нам обратную связь, услышали от многих, что они чувствуют от каждого человека, с которым работают, личную заинтересованность в том, каким получится проект. Мы не думаем, как побыстрее его закончить и получить деньги (хотя эта мысль тоже приятная), а стараемся понять клиента и сделать продукт круче. Самое страшное, что может произойти на проекте – это превращения тебя из мозга в руки: «Вот сюда на два пикселя поднять, и тут на два пикселя перенести», такой режим —  это профессиональные фиаско.

Выгорел – отдохни. Это просто работа. Она может нравиться, может не нравиться. Быстрее всего вы выгораете во втором случае. Человек, которого нужно держать привязанным ногой к стулу, – это плохая история. Нужны клевые, адекватные и ответственные люди. Всегда видно, когда человек мучается на работе. И я понимаю, что нужно оплачивать счета, но надеюсь, что можно найти способ делать это без сложного лица и вселенской печали. Я рада, когда главный мотив для человека — делать свою работу классно. Когда он от этого заряжается.  

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Ушла из IT в кулинары». Какое событие полностью изменило вашу жизнь

Проекты • Ксения Деним
На этих выходных в Минске в секретном месте открыли латвийский pop-up ресторан Klusums & Martell – заведение, которое «живет» в городе всего один или два дня и исчезает. KYKY вместе с брендом Martell, партнером двухдневного ресторана под шефством Сергея Шипорова, удалось попасть на ужин, куда пришли люди, выигравшие билет в розыгрыше в соцсетях. Чтобы поддержать концепцию ивента, мы решили спросить у гостей, случалось ли в их жизни событие, которое по щелчку пальцев меняло все вокруг, а заодно выяснили, какой ресторан они бы сами открыли.
Популярное