«Фотография выбрала нас». В гости вместе с творческим дуэтом фотографов Канаплев+Лейдик

Проекты • Ася Поплавская
За фотографов говорят их работы. Что не отменяет желания узнать о секретах Канаплев+Лейдик из первых уст. Как у них получаются настолько крутые кадры? Откуда пара берет идеи, смелые и порой даже безумные? KYKY пообщался с Евгением Канаплевым и Юлией Лейдик, которые все делают вместе — и живут, и путешествуют, и работают. Они называют себя единым организмом, не понимают, как можно устать друг от друга и уверяют, что фотография в их жизни на втором месте, а на первом — семья.

К нашим героям, при поддержке Fizz Яблочный с Ванилью, мы пришли с презентами от фотографа Маши Стержановой и стилиста Кати Герман — подарочным сертификатом на аренду Light studio, в которой работают девушки. Подарку Евгений и Юлия были рады, потому что своей студии у них нет — работают на территории заказчиков. Общение с фотографами мы начали с вопроса о том, как каждый из них пришел к постановочной фотографии и кем успел поработать до того, как фамилии Канаплев+Лейдик стали единым брендом.

«Мы не тусовщики, а семьянины»

KYKY: Ребята, начнем с вопроса о том, любите ли вы ходить в гости?

Юлия: Мы довольно закрытые ребята. По натуре мы не тусовщики, а семьянины. Свое свободное время мы проводим с детьми. Сначала мы уделяем время детям, а после — работе. В гости выбираемся крайне редко. И если уже выбираемся, то ходим к близким друзьям, случайно на вечеринки почти не попадаем. Только когда мы уезжаем и знаем, что дети под присмотром, тогда можем погулять, как было в Грузии, например…

KYKY: Согласны с тем, что беларусы — гостеприимная нация?

Юлия: Не такие, конечно, как грузины, но вполне гостеприимные. Среди моих друзей очень много отзывчивых людей, которые появились у меня только здесь. В Анапе у меня таких друзей не было. Когда мы жили там, мама мне все время рассказывала, какие в Беларуси отзывчивые, теплые люди. Я поэтому сюда и переехала.

KYKY: Какие национальности более теплые, чем беларусы?

Евгений: Грузины, конечно! С нами в Кутаиси случился чудесный таксист Миха, с которым мы почему-то провели вместе следующие пять дней (смеются). Мы с ним оказались в Тбилиси. От пил самогон и вез нас в горы. Страшно не было, нет. Он нам каждый день звонил и говорил: ну что, ребята, вы где, я вам такие места показать хочу! Миха хотел отвезти нас в Батуми, но мы решили побыть еще немного в Тбилиси. Нам говорили, что ничего не нужно планировать, когда отправляешься в Грузию. Мы забронировали только одну ночь в отеле, а дальше ориентировались на месте. Там все очень легко, правда, можно заблудиться. Есть, конечно, и подводные камни. Мы думали, что там все такие открытые и искренние, но нет. Все хотят заработать, естественно. В последние два года наплыв туристов достаточно большой, поэтому есть люди, которые могут тебя развести, и к этому нужно быть готовым.

KYKY: Фотографируете в путешествиях?

Юлия: Конечно. Женя снимает на телефон. Он раньше брал с собой камеру, но мы ее не доставали. Я наконец сказала: хватит ее таскать, давай лучше что-нибудь полезное купим.

КУКУ: А в целом, как пришли в фотографию?

Юлия Лейдик: Я в фотографию пришла благодаря примеру — мои тетя и дядя были профессиональными фотографами. Они живут в Анапе, где я родилась и выросла. Их работы я видела с самого юного возраста, лет с семи. Также они показывали мне книги с фотографиями известных мастеров, таких как Ян Саудек. Так, в фотографию меня привели родственники и фотокниги. Начиналось мое увлечение фотографией с котиков, натюрмортов и портретов. В 9 лет мои аналоговые фотографии участвовали в выставке, я занимала первые места в московских фотоконкурсах…

Евгений Канаплев: У меня другая история. Фотография меня преследовала все время. Сначала мне дал фотоаппарат папа, я его разобрал, потом камеру подарила бабушка — не помню, успел ли что-то на нее снять. Первые шаги в фото я сделал, когда перестал рисовать и начал снимать. Я ленивый, мне хочется как можно скорее видеть результат того, что я делаю. После начались поиски себя, я попробовал себя во всех жанрах и видах фотографии: делал коммерческое фото, снимал свадьбы, занимался семейной, предметной фотографией.

До появления бренда Канаплев+Лейдик Евгений делал медальоны на памятники, а Юлия работала официанткой

KYKY: До того, как фотография стала делом вашей жизни, где и кем вы успели поработать?

Евгений: Фотографией я зарабатываю с 2003 года, уже достаточно давно. До этого я делал медальоны на памятники (сейчас об этом смешно вспоминать, а тогда было не до смеха), потом делал изображения на кружки, поработал в туризме и после ушел в фотографию.

Юлия: У меня были вынужденные обстоятельства: я закончила Академию искусств, мне нужны были деньги на существование. Поскольку у меня еще не было официальной регистрации в Беларуси, я могла выбирать из небольшого количества профессий. Пошла работать официанткой в «Грюнвальд». Я много где успела поработать официанткой: меня или надолго не хватало, или выгоняли (смеется). Какие-то заказы на фотосъемки у меня были, но я больше занималась творчеством, а оно, как известно, больших денег не приносит. Пока ты не пройдешь тяжелый путь, когда будут платить не столько за продукт, сколько за бренд, за имя. А потом мы познакомились с Женей, нашли друг друга. Он умеет деньги зарабатывать. Мы, как чаши весов, сбалансировались – и получилась одна хорошая килограммовая гиря. У Жени мужское творчество, а у меня – женское.

KYKY: Можно ли сказать, что вы разделяете обязанности на съемочной площадке?

Евгений: Глубина и звон в наших работах появляются только благодаря Юле. Я больше отвечаю за технику, за качественную оболочку. Хотя, на самом деле, очень сложно разделить…

Юлия: Звенеть без Жени я не буду. Мы механизм одних часов, я бы так сказала.

Евгений: Достаточно сложно сказать, кто за что отвечает на съемочной площадке. То, что мы с Юлей делаем, переплетается настолько, что это невозможно разделить. Если у меня в руках фотокамера, это не значит, что работает один фотограф – нас двое, я просто продолжение Юли.

Я бы сказал, что мы – один организм, у которого четыре глаза и четыре руки.

Юлия: Кстати, ретушью фотографий занимается другой человек.

Евгений: Чтобы сделать хорошую обработку фотоснимка, нужен определенный склад ума. Я могу это делать, но иногда чувствую, что не вытягиваю до конца. К тому же у меня это занимает очень много времени. А у нас все же семья, детки. С ними нужно поиграть, «Гарри Поттера» им почитать.

KYKY: Как рождаются концепции фотографий и фотопроектов?

Евгений: Само слово «рождаются» предполагает, что тут первостепенным является женское начало. Наше женское начало — Юля, она мне говорит, что у нее возникло в голове, а я принимаю роды, если идея рождается (смеется).

Юлия: Голова моя кишит идеями. Из-за того, что мы постоянно вместе, мы все обсуждаем. Я сказала слово, Женя зацепился и начал развивать мысль. Или наоборот. Нам самим даже сложно разделить, кто что придумал.

KYKY: Сейчас все знают, что вы работаете в паре, и ни у кого не возникает вопросов, почему на площадке два фотографа. Как было, когда вы только начинали совместные съемки?

Юлия: В самом начале у Жени с одной компанией-заказчиком был серьезный разговор. Ему сказали: «Ты вообще думаешь головой, как это так, два фотографа на площадке?» Сначала на свадебные съемки мы брали два фотоаппарата, чтобы не смущать людей, чтобы они не задавались вопросом, что здесь делает второй человек. Сейчас уже все проще: Женя с фотоаппаратом, я стою сзади и руковожу процессом. Очень важно настроить человека на нужную волну, расслабить его мимику. Пока Женя переставляет технику, свет, я общаюсь с человеком, показываю ему какие-то позы.

Евгений: Многим, наверное, сложно понять, что и так может быть. Но если посмотреть на мировую практику, то все становится на свои места: там достаточно много пар, которые снимают вместе.

KYKY: Вас наверняка часто спрашивают, как вы не устаете друг от друга, все время находясь рядом…

Евгений: Да, часто спрашивают, кстати. Когда Юля попадала в больницу или когда сейчас уходит по своим делам, я сижу дома и вообще ничего не могу делать. А когда мы вместе, у меня появляется энергия, мы начинаем двигаться, что-то придумывать, творить… Если бы ее не было, я бы не шевелился, сидел бы просто на стуле.

Юлия: У меня такая же ситуация. Я не очень понимаю, как можно устать от любимого человека.

«Ребята из группы BRUTTO встретили нас в Киеве как родных»

KYKY: Почему вы выбрали постановочное фото?

Евгений: Это фотография выбрала нас. Мы попробовали все жанры и виды…

Юлия: ... На вкус и на ощупь и пришли к тому, что нам ближе. Нам обоим нравится общение с людьми — разговорить человека, понять его, почувствовать. Человека же гораздо сложнее снять, чем предмет или природу. Нас иногда просят снять пейзаж. Мы можем это сделать, но это для нас слишком просто и скучно. А человек — это игра, он тебя заводит, тебе интересно с ним работать, появляется азарт.

KYKY: Какие проекты вам особенно запомнились?

Юлия: Мне очень запомнилась съемка группы BRUTTO летом прошлого года. Мы приехали к ребятам в Киев, и ощущения от встречи были невероятными: они нас встретили, как родных людей, хотя видели впервые. Нас в Минске так не встречали! Нам сразу сказали: «Ребята, день отдыхайте, гуляйте по городу». Это были колоссальные впечатления, ведь мы привыкли, что по приезду куда-то сразу берешься за работу и только потом гуляешь по городу, если остается время. Успеешь отдохнуть или нет — твои проблемы. В Киеве же все было иначе. Ребята нас тепло встретили, нарисовали план, где можно погулять и вкусно поесть, а после сказали: поехали выбирать студию, где вам комфортно будет работать. Когда ты видишь такое отношение к себе, ты отдаешься еще больше работе, чем обычно.

Для меня Сергей Михалок — звезда, поэтому его такое теплое человеческое отношение было нереально приятным.

Фото: Kanaplev+Leydik

KYKY: Чье было предложение поснимать группу?

Евгений: Их продюсер Антон искал фотографа, потому что у BRUTTO как раз выходил альбом. А Юля до этого хотела пофотографировать Сергея Михалка. В итоге все срослось: Юля написала им, что хочет их поснимать, прислала ссылку на сайт. Антон (Азизбекян Антон – продюсер группы BRUTTO – прим. KYKY) ответил, что ему очень нравятся наши фото и пригласил в Киев. Эта съемка для меня была очень волнительной. Я переживал, волновался, когда ехал к ним, когда мы знакомились, общались. Все ребята с определенной харизмой, иной энергетикой. Нужно было энергетически потратиться, но в ответ мы получили от них колоссальную энергию.

KYKY: Были на их концерте?

Юлия: Нет, пока не дошли, но с ребятами и их продюсером общаемся. После Жени ребята из BRUTTO — самые сексуальные мужики, которых я видела.

Евгений: Молодец! (смеются)

KYKY: Какие еще проекты запомнились по атмосфере, эмоциям?

Юлия: Фотосессия «Маленький принц», которую мы делали в деревне, где Женя провел детство. В его родном доме. Эти фотографии опубликовал нью-йоркский журнал Ellements Magazine. Деревня находится в 300 километрах от Минска, она практически вымерла, осталось буквально два домика со стариками. Женины родители собираются в этом доме раз в год, когда ездят на кладбище. Больно слышать, что дом приходит в негодность. Мы хотели через фотографию сохранить сюжет этого дома, память о детстве. По сути модель Ян — это Женя. Мы показали историю о Жене в образе Яна. Поскольку дом находится далеко от Минска, собрать большую команду и вывезти ее туда было проблематично. Мы даже думали о другом месте недалеко от Минска, но потом решили, что дом должен быть родным, все должно быть честно. В нашей фотографии мы придерживаемся настоящего, нам не нравится фальшь.

Евгений: Я в этом доме уже давно не был. А с 6 до 16 лет там прошло мое становление — я каждое лето и на зимние каникулы приезжал к бабушке в деревню. Там я взрослел, эти места иногда приходят ко мне во сне… Поэтому во время съемки я испытал совершенно особенные эмоции.

KYKY: Хочется ли развиваться не только в Минске?

Юлия: Да, мы учим английский язык, чтобы расширить свои рамки. Мы высылали за границу нашу фотосессию «Маленький принц», это был наш первый подобный опыт. Отослала ее нескольким журналам. Они ответили, что фото нравятся, но я сказала: извините отдала тем, кто первый откликнулся. Мне отвечали очень крутые издания, куда я отсылала работы. Они сейчас открыты для сотрудничества с нами. Еще я хотела бы поснимать Анджелину Джоли.

KYKY: В продолжение разговора о Грузии не могу не спросить про алкоголь. Какой любите?

Евгений: Крафтовое пиво, сидр. А с сидром, кстати, нас познакомил Сергей Михалок. Мы пришли на съемку, и Сергей вручил нам сидр, сказал: за знакомство. Мы его долго не открывали, хранили как реликвию. Показывали знакомым и говорили: а этот сидр нам подарил Михалок (смеются).

Юлия: Красное вино. Самогон бабушкин, если есть.

На прощание Юля и Женя подарили нам несколько хороших книг про городское пространство и креативную экономику, которые KYKY должен передать новому герою. Этим героем, в соответствие с пожеланием ребят, станет афробеларус, врач-дерматолог и модель Феми Онаинка.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

3D шары вместо красно-зеленой подсветки. Как сделать Минск праздничным

Проекты • Мария Храмцевич
Вы заметили, как Минск перед праздниками заиграл огнями? Светящаяся шайба возле Минск-Арены, подарок возле центрального McDonalds, деревья, окутанные в гирлянды на улицах Маркса и Богдановича, знакомые нам еще с прошлого года 8-метровые елочные шары у елки на Октябрьской площади. Кто делает всю эту иллюминацию? KYKY встретился с командой LUX.BY, которые уже много лет рассказывают нашим властям о тенденциях в мире светотехники.