Мечтают ли обезьяны об электроовцах? Научпоп о теории эволюции еды

Проекты • редакция KYKY
Как потребление пищи влияет на цивилизацию? Думала ли обезьяна, сидя на ветке доисторической пальмы 2,5 млн лет назад, что эволюция приведет ее к искусственному интеллекту? KYKY совместно с сетью веганской еды Monkey Food штудирует самые популярные книги об антропологии и приходит к выводу: пристальное внимание к тому, что ты ешь сегодня, важно для понимания того, насколько ты свободен в будущем.

Если бы Дарвин продвигал свою теорию о происхождении видов в Беларуси, ему бы от сознательных граждан доставалось не меньше, чем Виктору Прокопене – ну не любит человечество идей, ведущих к стремительному изменению жизненного уклада. Впрочем, в родном Шрусбери в Англии Дарвину тоже доставалось на орехи – надо же додуматься до того, что предком человека была узконосая обезьяна! Несмотря на критику Дарвина, человечество научилось изучать прошлое, опираясь на теорию эволюции. Например, сегодня биологи знают, что все виды на земле произошли от бактерии Люка (3,5 млрд лет назад). И что современные люди унаследовали митохондриальную ДНК от одной первобытной женщины, жившей в Африке 200 тыс лет назад (ей дали библейское имя Ева).

Хотя в исследовании прошлого ученые чувствуют себя как рыба в воде, никто из них так и не научился предсказывать будущее. Как невозможно сегодня соединить теорию относительности с квантовой механикой, так не получается и объединить законы эволюции с тем, что происходит с геномом человека на малых временных отрезках. Если бы только ученые смогли свести все важные гипотезы в одну стройную теорию всего, у нас бы уже появилось мобильное приложение, которое с точностью прогнозирует результаты матчей любимого футбольного клуба на ближайшие 50 лет! Оно же рассказывало бы, что у вас будет на ужин 1 февраля 2048 года. Но оставим влажные мечты потомкам. Сегодня для эволюционистов камнем преткновения стал вопрос сознания и свободы воли человека.

Чем питалась обезьяна перед тем, как превратиться в homo sapiens?

В процессе изменения климата растительность становилась реже, нашему общему предку пришлось спуститься с деревьев и проходить большие расстояния в поисках пропитания. В этот период стало развиваться прямохождение. Как только люди укротили огонь, они начали стремительно эволюционировать. Обработанная еда и новые способы защиты от хищников увеличили продолжительность жизни. Если первые люди были преимущественно вегетарианцами, как и все крупные приматы, то процессы изменения климата заставили их стать всеядными (что попадется под руку, то и едят). Когда предок укротил огонь (примерно 300 тысяч лет назад), начав обрабатывать мясо, челюсть его сократилась и стал увеличиваться в объемах мозг: человеку отныне не нужно было ползать по полю весь день, собирая траву. Нужно было выслеживать, подкрадываться, догонять и вступать в схватку с животным. Про рост мозга за счет уменьшения челюстей любопытно рассказывает антрополог Станислав Дробышевский:

«Есть такая замечательная математика – плотность костей и мышц в два раза больше, чем плотность мозга. У мозга она практически как у воды, а у костей — две единицы. Соответственно, когда у нас челюсти и зубы уменьшаются на кубический сантиметр, мозги могут прирасти на два кубических сантиметра, а масса головы останется прежней, что очень важно, потому что позвоночник оставался таким же».

Мозг вырос, а толку? Зачем человек начал выращивать пшеницу для животных

Примерно 40 тысяч лет назад древний человек победил конкурентов (другие виды древних людей, вроде неандертальцев, что красиво расписано у Ноя Харари), и 10 тысяч лет назад начал выращивать пшеницу и скот. Казалось бы, это проще, чем бегать за антилопой по всей саванне. Однако жизнь стала тяжелее – для питания зерна скоту нужно в 11 раз больше, чем одному человеку. Вот любопытная цитата из книги Ноя Харари «Sapiens. Краткая история человечества», где говорится о том, как нелегко далась предкам аграрная революция:

«Полуобезьяна жила себе счастливо, охотилась и собирала растительную пищу, но примерно 10 тысяч лет назад занялась культивированием пшеницы. Прошло едва ли два тысячелетия — и во многих уголках Земли люди с рассвета до заката лишь тем и занимались, что сажали пшеницу, ухаживали за пшеницей, собирали урожай. Исследования древних скелетов показали, что с возникновением сельского хозяйства появилось и множество болезней: смещение дисков, артрит, грыжа. Нет, это не мы одомашнили пшеницу. Это она одомашнила нас».

Как мясо города построило

Любопытно, что мясо не было основой продовольствия ни при рабовладельческом строе, ни при феодализме. Вплоть до начала индустриальной эры человек продолжал есть пшеницу. Мясо быстро портилось, и запасать на случай голода можно было только зерно. Даже воины ели и культивировали пшеницу и бобовые, а не мясо.

«В амбарах поминального храма Рамзеса II (Рамессеума) в Фивах хранилось достаточно зерна, чтобы прокормить 3400 семей — население города средней величины. Как отмечает египтолог Барри Кемп, подобные храмы служили не только культовыми зданиями и общественными зернохранилищами, но и «центральными банками того времени», – пишет Кэролин Стил в книге «Голодный город».

Мясо вышло на первый план после промышленной революции, со стремительным ростом населения в городах. Главной причиной стал вопрос транспортировки продуктов. Чтобы прокормить жителей города, удобнее было транспортировать не зерно, а стада овец и коров. Животные (а не люди) несли на себе мешки с пшеницей. С течением времени горожане стали есть все больше мяса. Одной из причин увеличения аппетитов является потеря понимания: как на самом деле выращивают еду. Крестьянин понимает, что нельзя каждый день съедать по одной овце, потому что 365 голов скота в год – это расточительство. Для того, чтобы прокормить такое количество, нужно слишком много пастбищ и зерна. Горожанин больше не осознавал зависимости между ростом травы и количеством съеденного мяса. В книге Стил «Голодный город» рассказывается забавный случай: в одной юмористической передаче пошутили, что в этом году урожай макарон особенно удался, проиллюстрировав кадрами того, как крестьяне собирают спагетти с деревьев. Зрители не почувствовали подвоха – горожанин так далек от земли, что давно забыл, что макароны не выращиваются как персики. То же и с мясом: мы не хотим думать о цехах для скота и гуманности методов забоя, рассматривая стейк в собственной тарелке. Теперь вопрос: насколько мы уверены в том, что этот стейк будет там всегда? Вот цитата из книги Кэролин Стил:

«Города прошлого старались создавать запасы зерна на случай внезапного нападения, но из-за эффективности современной системы распределения продовольствия у нас таких запасов почти нет. Многое из того, чем мы с вами будем питаться на следующей неделе, сегодня еще не прибыло в страну. Еду нам с минуты на минуту доставляют со всех концов Земли: такая система явно не рассчитана на чрезвычайные ситуации».

Правда ли, что homo sapiens в будущем исчезнет как вид?

По прогнозу ООН, к 2050 году мировое потребление мяса увеличится вдвое. При этом животным сегодня достается треть собранного в мире урожая – если быть точнее, то «на производство мяса для питания одного человека уходит в 11 раз больше зерна, чем этот человек съел бы сам». Многие читали исследования о выделении метана крупным рогатым скотом и том факте, что производство говядины требует слишком много чистой питьевой воды. По всей планете вырубаются леса под пастбища, что грозит исчезновением редких видов птиц, животных и насекомых. Разведение жвачных животных влияет на глобальное потепление, и ответов на вопросы в том, сколько еще десятилетий мы сможем так интенсивно использовать планету, никто не знает. Но может быть, если человек к моменту полного истощения планеты превратится в робота и будет питаться космической едой, ему реальный стейк, яблоко и запасы пшеницы станут не так актуальны? Например, антрополог Ной Харари считает, что homo sapiens скоро исчезнет как вид, превратившись в киборга, обладающего искусственным разумом, что позволит ему попрать законы естественной эволюции. Здесь можно процитировать слова про киборг-инженерию:

«В каком-то смысле все мы ныне киборги, ведь мы дополняем данные нам природой органы и функции различными приспособлениями: очками, кардиостимуляторами, биопротезами и даже мобильными телефонами (берущими на себя часть функций памяти и обработки данных). Скоро мы станем настоящими киборгами — неорганические элементы превратятся в неотъемлемую часть нашего тела, и наши возможности, желания, и самая личность изменятся».

Даже если вам не нравятся веганы, цивилизация рано или поздно заставит отказаться от мяса

Человеку всегда было любопытно знать, каким будет его будущее. Например, есть легенда, что математик Абрахам де Муавр смог высчитать точную дату своей смерти, опираясь на увеличение продолжительности его сна. На основе его уравнений развилась теория относительности и статистический анализ. Можно ли ввести все переменные в уравнение будущего человечества? Когда Дарвин постулировал свою теорию, он не учитывал знания о генах. Его брат пытался доработать теорию и создал евгенику, пытаясь вывести суперчеловека. Сегодня ученые никак не придут к единому мнению о том, что является определяющим фактором в развитии человека: воспитание, нравственность и свобода воли или влияние генов. Например, Мэтт Ридли уверен, что гены внутри нас делают постоянный выбор. В своей книжке «Геном» он назвал 22 хромосом хромосомом свободы воли. Он пишет:

«Гены могут влиять на поведение, но, выбирая то или иное поведение, человек влияет на свои гены. Цепь событий замкнулась. В системах с циклической взаимосвязью простая цепочка взаимосвязанных событий может привести к непредвиденному результату».

Есть одна история про непредвиденность результата, которую описывает антрополог Келли. В южном Судане 400 лет назад из племени динка выделилось небольшая группа, которая отказалась забивать бычков и потреблять в пищу мясо. На протяжении долгого времени они пасли свои стада, но не ели их. В последствие это племя назвало себя нуэро. Спустя несколько столетий нуэро превзошли динка, развив социальные связи, и к моменту исследований практически вытеснили динка из ареола обитания.

В книге Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах» есть занятный эпизод. Когда люди покинули Землю и поселились в колониях, у них почти не осталось настоящих животных. Обладать животным стало статусно, и только обеспеченные колонизаторы могли себе позволить содержать овец. Все остальные заменяли животных киборговцами, которые мало отличались внешне, но статус владельца, конечно же, падал. Теперь вернемся к реальности. Что, если завтра корпорации, поставляющие питание в города, скажут: «Хватит! Мы сокращаем поголовья скота, и у нас нет столько ресурсов, чтобы прокормить вас?» Возможно, в будущем наши потомки будут покупать искусственное порошковое мясо, потому что другой альтернативы просто не будет – а это, согласитесь, не похоже на свободу выбора.

Понятно, что подобные футурологические теории не дают ответов на вопросы, и тем не менее, свое будущее можно выбрать уже сейчас, чтобы не страдать завтра от отсутствия говядины в гипермаркете завтра. Понятно, что мы в двух шагах от трансгуманизма, но не пришло ли время усовершенствовать себя самим?

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Бояться надо не ВИЧ-положительных, а тех, кто скрывает это. Почему беларусам необходим закон против дискриминации. Часть 1. ВИЧ

Проекты • Евгения Долгая
Дискриминация – это проблема не только инвалидов и женщин, как часто принято думать в обществе. На самом деле, ей подвергаются и ВИЧ-положительные люди – знакомые порой отказывают им в пожатии руки при встрече, врачи отговаривают заводить детей, а власти пристально следят, чтобы они никого не заразили. KYKY совместно с Белорусским Хельсинкским Комитетом начинает серию статей о том, почему нам всем необходим антидискриминационный закон. Сегодня история первая – она касается ВИЧ-положительных людей.
Популярное