«Молоко на губах не обсохло»: эксперты продолжают отвечать на вопросы подростков. Часть 2

Проекты • редакция KYKY

«Дети в конечном итоге всё равно всегда найдут, в чём обвинить родителей», – говорят наши эксперты из тренингового центра «Квадратный Апельсин». KYKY совместно с йогуртом TEOS продолжает образовательный проект: Василий Пронь и Андрей Шабанов отвечают на самые насущные вопросы подростков. В первой части шла речь про проблемы с лишением телефона за плохие отметки. Во второй части эксперты помогают решать проблемы с учителями и родителями. 

Василий: Начну с того, что ребенок в своем развитии проходит те же этапы, что и человечество. Самым первым шагом для человека было искать в лесу корешки, добывать себе пропитание. Ребёнок в своём индивидуальном развитии проходит тот же самый первый этап − поисковый или собирательный, этап пробы и умения найти ресурсы.

Андрей: Это умение наблюдать и экспериментировать: рыть песок, бегать по лужам, падать с горы. Мамы все переживают, мол, не ходи – штаны испачкаешь, ноги намочешь, траву не ешь. Но без этого мальчики не формируются. После поискового периода развития идёт аграрный: усидчивость, системность, понимание, что без труда не вытянешь и рыбки из пруда. Аграрный период мы проходим в школе. Единственное, не всегда корректным образом. Представьте: активного мальчика 8-9 лет заводят в класс. У него фокус внимания держится минут 10-15. Дальше нужно переключиться: пять минут поделать упражнения, отвлечь – и только потом опять 15 минут поучить. Но в какой школе так делают? Смотрим, что происходит дальше. Неуправляемый ребенок приносит домой невысокую оценку. Родители видят оценку и берут его дома в такие же тиски. Активный мальчик 8 лет, который хочет изучать мир, фонтанировать идеями и спрашивать: «Можно так? А это что? Куда это засунуть» – слышит в ответ: «Сиди, молчи, слушай». И вот ему уже 15 лет. Он принял модель: не буду ничего изучать, не буду хотеть, не буду спрашивать, потому что меня за это бьют по попе и телефона с интернетом лишают. Он озлоблен на всех − на родителей и на ближайшее окружение. И вот этот аграрный этап, очень крутой, без которого ты в принципе потом в жизни ничего не сделаешь, проваливается. Идей будет куча, поддержки будет куча, а вот сесть и написать бизнес-план по пунктикам и составить тайминг человек просто не сможет, потому что это будет вызывать внутреннее отторжение. Потом такой приходит на работу, два месяца поработал − всё, не нравится, ушёл. Впрочем, давайте послушаем подростков. 

Катя, 13 лет. Наша учительница всегда кричит на учеников. Классу это не нравится, но как с ней поговорить – не понятно. Встать и сказать: «Мария Ивановна, не кричите на нас пожалуйста», никто не рискует, потому что понимает: у него будет самая низкая оценка за четверть. Она просто продолжает орать. Что делать? 

Василий: После аграрного идет эпический или героический период. В ситуации Кати и учительницы, которая на всех кричит, не проработан именно он. Есть такая штука: поведение как детей, так и взрослых можно переориентировать в конструктив, если сделать что-то необычное. То, что вылазит из шаблона. Можно провести в классе с друзьями мозговой штурм и набросать штук 20 вариантов: взять листик, ручку и всем вместе составить список. Любое решение должно предполагать уважение к другому человеку, особенно к тому, кто застрял в своей колее и двадцать лет ходит на работу в школу. До него бывает сложно донести информацию на другом языке. А вот когда происходит разрыв шаблона, он может увидеть, что мир, оказывается, поменялся. Что мы можем сделать так, чтобы было уважительно и к учительнице, и к нам? Может, письмо написать, оставив под ним фамилии всего класса, если кто-то один боится брать на себя миссию поговорить с ней? «Дорогая Марьиванна, мы очень любим ваш предмет, но нам не нравится, когда вы на нас кричите – нам сразу становится страшно. Мы будем стараться не выводить вас из себя, но пожалуйста, не кидайте больше портфели в форточку». И это будет совмещать эпический (креатив) и лирический (уважение) этапы развития человека.

Фото: Олег Пономарев

Костя, 15 лет. Меня домогается 11-классница, которая мне не нравится. Она бойкая девушка, и мне иногда кажется, что если я ей скажу, что мне не интересно, они с подругами побьют меня. Как отшить ее без последствий?

Василий: Это очень хорошая задача: даже взрослые мужчины не всегда знают, как сказать отношениям «нет», не обидев человека. Наверное, самый важный момент – искренне поговорить с 11-классницей. Это уже про лирический этап и возможность проявлять эмпатию. Что такое эмпатия? Это про то, что чувствует другой человек. Лучше беседовать тет-а-тет. Плохо, если все происходит публично или через третьи лица. Худший вариант − это прогнуться и согласиться на отношения, которые тебе не нужны. Предательство себя − самый худший вид предательства.

Андрей: Если девочка бойкая, привыкла добиваться своего, а он реально боится, что его поколотят – значит, есть предпосылки. Но тут Вася прав: единственная возможность узнать об этом − сесть за стол переговоров. «Катя, Лена, ты девушка хорошая, замечательная, красивая, я понимаю, что, ты хочешь со мной как-то сблизиться. Я не готов, я не могу, при всём уважении». Если есть опасение, что переговоры перерастут в разборки, нужно обезопасить себя, сообщив третьим лицам: если я буду повреждён в ближайшие две недели, знайте, это такой-то человек. Ну да, у нас есть правоохранительные органы. 21-й век, один из самых безопасных городов в Европе. Может, это не по-пацански, но как запасной инструмент использовать можно. Но давайте пройдем дальше по нашей концепции развития человечества: Вася упомянул лирический период и умение чувствовать другого человека. В истории человечества ему соответствует феодализм. Когда росло влияние церкви, появлялись моральные ценности. Что значит рабовладельческий строй? Я держу Васю постоянно под угрозой расправы и заставляю на себя работать. А что такое феодальный? Я говорю: «Васенька, есть бог, и если ты не будешь работать хорошо, он тебя станет на сковородке на тухлом сале жарить, и ты будешь страдать две тысячи лет в огненной геенне. Понял?» И Вася пошёл самоотверженно работать, чтобы его бог потом на тухлом сале не жарил. Понятно, что подросткам важно о себе заявить. Эпический или героический период в истории человечества начинается с греков. До этого самой крупной была египетская цивилизация. Но она была аграрной: у них было много зерна, и они строили пирамиды, чтобы куда-то девать зёрна. Тут греки появились, которые смогли вовремя подсуетиться и торговать зерном, заявлять о себе, уметь себя отстоять. Когда ты подросток, ведь важно и в морду дать – ну, образно. Этот греческий эпический период идёт до конца пубертата. Он должен быть отрепетирован и освоен. Дальше следует феодальный период, и вот он – про чувства. Смотрите: у нас есть навыки, мы усидчивые, наблюдательные, видим ресурс и можем защищать свое, если надо. А дальше нужно учиться чувствовать других людей, создавать команду. Лирический этап ведёт к повышению эффективности.

Саша, возраст не указан. Мои родители разводятся. Они до этого ругались, но было терпимо, а что сейчас? Раньше я жил с мамой и папой, а теперь буду только с мамой. Меня гнетет эта ситуация. Что посоветуете?

Андрей: Все отношения детей и родителей дети воспринимают как любовь. Базовая потребность ребенка в общении с родителями − любовь. Помимо кормления, одевания и безопасности. Когда мы ребёнка ругаем, это для него – любовь. Когда мы ребенка оберегаем, но параллельно он видит конфликт мамы и папы, слышит крики по вечерам, вполне себе холодные взгляды – он это все выкупает по эмоциям. И считает, что это любовь. Можно детям вообще ничего не говорить – они считывают невербалику.

Фото: Сергей Коровайный

Василий: А развод родителей – не проявление любви, а ее лишение, потому что они разъезжаются. То есть один лишил внимания на 50% и второй на 50%. «У меня в любом случае будет меньше внимания родителей. Из-за кого? Из-за меня. Лучше бы уж ругались, но были вместе». Вот это базовая детская логика: родители разводятся из-за него. Ребёнок эгоцентричен, и ключевая задача родителей – донести ребёнку информацию о том, что даже если мы не являемся мужем и женой, тебя наши взрослые отношения не сильно должны затрагивать. Каждый из нас тебя любит и будет уделять тебе внимание. Если он видит, что родители в разводе стали более счастливы, и при этом он не потерял никого − эта модель его вполне устроит.

Андрей: Родители могут разводиться, ругаться, умереть, исчезнуть. Уже на старте они дали ребёнку всё, что могли дать − они дали ему жизнь (половина от мамы, половина от папы). Смогли ли они обеспечить заботу и гармоничное воспитание? Это уже следующий вопрос. Важно понимать, что в отношениях между мамой и папой ребёнок не участвует. И если мама гнобит папу, то когда мальчик вырастет, он будет понимать: девочки должны гнобить мальчиков. Если это девочка, у неё сформируется определенная модель поведения: «Ну-ка быстро, лево-право, сел-встал!»

Василий: Есть ещё прикольная штука: у детей всегда найдутся претензии к родителям. Вообще всегда. Это нужно просто знать. Это не значит, что вы плохие родители. Ребёнок, проходя этапы взросления, должен пройти через этап претензий к родителям: «А помнишь, мама, как ты меня в 6 лет из садика не забрала? Опоздала на полчаса, я один сидел горевал на ступеньке. Я решил, что теперь в 35 лет моя жизнь такая одинокая из-за того, что вы меня оставили».

Андрей: Это называется «детско-родительский конфликт». Вариантов тысяча: незаслуженно наказали, воспитатели пожаловались родителям, и те поддержали воспитателей. Ребёнок может забыть об этом, а потом в 33 года как вспомнит: «А, вот почему у меня на работе проект не получается!» То же самое и с родителями – что бы ни сделали дети, нам этого недостаточно. Нам кажется: чем больше мы сейчас ребенка подрючим, тем сильнее он будет к чему-то стремиться. Простой пример: принес мальчик оценки за четверть. Физика 10 баллов, химия 10, география 10, беларуский 10, а русский – 6. Родители: «Все бросай и вытягивай русский! Всё можешь, а русский не можешь?» Нет чтобы сделать ребенку праздник всех десяток, а про шестёрку просто забыть вообще, фиг с ней. Мы его гнобим постоянно. Типа воспитываем. Родителям всегда недостаточно, что делают дети, а дети в конечном итоге всё равно всегда найдут, в чём обвинить родителей.

Василий: Вот эти «обидки» – тоже лирический феодальный этап, ведь все упирается в ощущения. Я воспринимаю мир через чувства, через ценности, и считаю правильным то, что я чувствую. После феодального этапа развития человечества начинается промышленный, он же – драматический. Это период устанавливает навык эффективности, суровый расчёт и менеджмент. В какой-то момент человечество решило: не нужно каждому феодалу у себя иметь весь цикл производства. Давайте одни будут делать ткань, сукно клепать, а другие – лить металл. Здесь идет речь о разделении ролей. Если в команде договариваемся, что один делает математику, а мы списываем, другой хорош в русским, он помогает нам писать сочинения, а третий угощает всех пиццей – это уже про менеджемент. У каждого есть своя уникальность, и наша задача – выстраивать связи. Кстати, дети протестуют против лишения интернета именно потому, что им не хватает социальных сетей, посредством которых они чувствуют себя встроенными в коммуникацию со сверстниками. Когда ребенок выпадает из этого, он оказывается вне системы. Это как примерно взрослого уволить с работы и выписать из квартиры − и крутись как хочешь, ты же взрослый. Соцсети являются современным инструментом промышленного этапа развития человека.

Саша, 12 лет. Мне запрещают гулять после 21 вечера, и я должна идти спать в 23, даже на выходные. Родителям можно смотреть всю ночь сериалы, а мне нельзя. Разве это справедливо? У нас же равные права.

Василий: У наших коллег в России был эксперимент с подростками в лагере. Дети приехали и сказали: «Хотим чипсов, колу и шоколадки». Обычно в лагере чёткие требования по питанию: ЗОЖ, горячая еда не меньше трёх раз в день, фрукты, йогурты и так далее. Но на один день коллеги решили провести эксперимент: «Окей, вот вам сумма, покупайте, что хотите». Дети, что называется дорвались. Купили гору чипсов, колы, какие-то шоколадки, конфеты. Первый приём пищи все это ели с удовольствием, счастливые – вот как они взрослых уделали. Второй приём пищи прошел не так радостно, а к вечеру началось: «Хочется нормальной еды человеческой, дайте нам кашу» – «Извините, но вы деньги потратили на чипсы» – «А может, всё-таки котлеток или картошечки?» – «Дорогие, вы же сами так хотели». Наступают естественные последствия. А какая ответственность у родителей? Естественные последствия не должны навредить жизни, здоровью и безопасности их детей и окружающих.

Андрей: Надо, опять же, договариваться. Вот ребята в лагерь приезжают и начинается: «Ааа, что, до часу ночи посидеть уже нельзя?» Во-первых, по законодательству отбой у детей в 22 часа. Но если ты хочешь сидеть до трёх часов ночи, а завтра мы куда-то едем с утра, давай брать на себя обязанности: ты встанешь и едешь с нами, отменить нельзя. С утра начинается: «Нет, я не хочу». Лучше всего детей снимать на телефон в момент этой договоренности. Они видят визуальную картинку и это на них действует лучше. Например, мальчики на слух вообще мало какие договоренности воспринимают лет до 30 лет (смеётся). А тут ты снимаешь на телефон вечером, как он обещает: «Да я проснусь!». А потом утром ему показываешь, что он сказал вечером и что было на следующее утро. Надо понимать, что методика за один раз не отработается. Родителям на консультациях мы рекомендовали использовать договор и естественные последствия, а они говорили: «Мы пробовали. Вчера договорились − утром ничего не работало». На корректировку модели уходит около полугода.

Василий: Суть в чем? Когда мы, родители, пытаемся передать детям свою модель, мы готовим солдат к прошлой войне. А нашим детям жить в других обстоятельствах. Поэтому важно прорабатывать все периоды, от поискового и аграрного до лирического, промышленного и периода осознанности. Это самый последний этап, который идет после промышленного. Он дает возможность выбирать себе полезные навыки под конкретную ситуацию. Иногда полезно сесть и тупо работать. Иногда отдохнуть, обнять жену. Подумать: «Чего это я работаю 25 лет на одной работе, если нужно пойти и найти новую?». Период осознанности учит управлять своим состоянием, переключаться между навыками. В этом ключевая задача нашего курса «Смелей»: научить детей в игровой форме справляться с жизненными вызовами. Детям в школе говорят, что надо быть усидчивыми, и что, выступая по любому поводу, можно нарваться. Это не правильно. Нельзя всем сочувствовать и отдавать куртку последнему бомжу. Нельзя думать только о том, как срубить бабла. Когда ты научишься управлять разными навыками, ты будешь гораздо круче, чем я, родитель, обучивший тебя одной единственной модели, пригодившейся мне в 19-20 веке. Ты должен в 21-22 веке найти свою, вот в этом главная идея. Мы хотим, чтобы нашим детям жилось лучше, чем нам. Нам не фиолетово на судьбу детей.

Андрей: В прошлом году у нас был пилотный проект с подростками. У 30% из этой группы за год случился очень клёвый скачок от среднего уровня. Мы поддерживаем с ними коммуникации, общаемся. И если делать это из года в год, то за десять лет вырастет целая толпа людей с пониманием, что не они зависят от обстоятельств. Обстоятельства − это ресурсы, ими можно пользоваться и, в конечном итоге, управлять реальностью. Важно слышать других людей, ведь если мы идём к цели, убивая по дороге сотни и используя как ресурс тысячи людей, то результатом ты можешь быть совершенно не удовлетворен. Обернулся назад, стоя на холме – а там дорога, устланная трупами, кровью, кишками.

Василий: Нам не надо, чтобы все поменялись. Достаточно, чтобы какая-то часть людей начала думать по-другому, и они всех вокруг станут под это подтягивать, другие просто будут хотеть быть с ними. Качество жизни незаметно вокруг поменяется. Идея в этом, чтобы общество двигалось вперед, чтобы вокруг города не росли кучи мусора, чтобы люди соблюдали ЗОЖ, выстраивали психологическую культуру, договаривались без войн, пили йогурт по утрам, занимались спортом. Самое главное – чтобы они осознанно это делали. Не спускали свою жизнь в унитаз, а проживали ее клёво, ярко, творчески, креативно. Чтобы была какая-то искренность, чтобы любви в мире было больше. Ради этого стоит жить.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как одеть своего мужчину, чтобы не было стыдно выйти с ним в общество. Десять советов

Проекты • редакция KYKY

Иногда смотришь на гардероб беларусского мужчины и думаешь, что он одевается по принципу ребенка: в одежде должно быть удобно и в детский садик (на работу) пойти, и в луже искупаться (на дачу поехать). Чтобы исправить ситуацию, по случаю выхода новой мужской коллекции Lakbi мы решили рассказать, как нужно одевать мужчину, чтобы он выглядел стильно.

Популярное