«Мы добились успеха, потому что три года работаем без выходных». В гостях у создателей бренда Moonceramic

Проекты • Ася Поплавская
Виктор и Наталья Бердниковы познакомились благодаря увлечению керамикой. Они решили превратить свое хобби в бизнес и создали семейный бренд Moonceramic. Оригинальные чашки, тарелки, вазочки, украшения ручной работы уже известны и беларусам, и любителям красоты за границей. Мы вместе с Fizz Яблочный с Ванилью забрели в гости в студию Виктора и Натальи, чтобы расспросить, каково это — начинать с нуля и вкладывать деньги, не зная, «пойдет» бизнес или нет.

На улице стоял хороший морозец, а в студии Moonceramic было тепло и уютно. Разговор с ребятами, которые параллельно делали керамические тарелки с кружевными оттисками, нас так увлек, что мы не хотели покидать пространство, где живут вдохновение и любовь к своему непростому делу. Осмотревшись в студии, первым делом мы задали вопросы о пространстве, где создается и обжигается керамика, а также о том, забегают ли к ребятам на огонек гости.

KYKY: Ваша студия работает уже три года. Как вы искали помещение для нее?

Наталья: Поиски были непростыми… Нам нужна была только госаренда, потому что она дешевле — частную мы бы не потянули. Искали помещение в не очень хорошем состоянии, чтобы самим сделать косметический ремонт. Так аренда с учетом ремонта выходит дешевле.

Виктор: Просто все государственные площади в плохом состоянии (улыбается).

Наталья: Мы сходили в пять-шесть мест и всюду получали отказ после того, как говорили слово «керамика». Все боялись грязи, глины. Слово «печь» пугало их еще больше — люди представляли себе кирпичную конструкцию. Это и понятно: те, кто не знаком с современными техниками обжига, не знают, как выглядят электрические печи, с которыми мы работаем. Через пять месяцев мы уже почти отчаялись, думали, что ничего не найдем, но помогли знакомые, которые посоветовали нам пространство в Институте физики.

Мы получили самый грязный кабинет, который не могли никому сдать пять лет. Там проработали полтора года

У нас был достаточно большой поток людей на мастер-классы, а в том маленьком помещении мы могли работать максимум с пятью людьми. Поэтому начали искать большую площадь. На ее поиски ушло полгода, снова сталкивались с бесконечными отказами. К тому же, помещение для керамической студии должно соответствовать многим техническим нормам, нормам пожарной безопасности, что еще больше усложняет поиск. Но этим помещением мы тоже недовольны — в предыдущем у нас было большое окно, а здесь цокольный этаж, и нам темновато. Поэтому мы в поисках нового дома для нашей глины, хотим в следующем году переехать и сделать атмосферу более уютной.

KYKY: Опишите студию мечты.

Наталья: Для меня идеальное место — «Горизонт», потому что там огромные окна и достаточно большие площади, но нам оно не подходит, потому что там почти нигде нет воды, и нам сказали, что нет возможности ее провести. Я хочу, чтобы в нашей студии были большие окна и высокие потолки — это главное. Для керамики важно много света, солнца: когда ты видишь его, вдохновляешься.

KYKY: Приходят к вам гости в студию?

Наталья: Раньше, когда мы работали в маленькой студии, частенько заходили на чай. Но тогда мы работали в удовольствие: сколько сделаем, столько и хорошо. Главное – заработать на аренду, на жизнь и все, мы были довольны. Сейчас же мы превратили наше дело в бизнес, есть студенты, которые помогают нам, поэтому атмосфера здесь скорее рабочая, гостей сюда приглашаем редко. Сейчас мы все время работаем: по будням с утра до вечера лепим, включая мастер-классы.

KYKY: А сами часто в гости ходите?

Наталья: На самом деле, нет. Последние три года мы работаем без выходных. Именно благодаря этому мы многого смогли добиться, нас многие знают в Минске и за его пределами.

Виктор: В следующем году мы планируем начать четко разделять работу и семью. Работать вместе очень непросто, время от времени случаются конфликты. После работы вы приходите домой и начинаете обсуждать, чем займетесь завтра, вместо того, чтобы отдыхать и уделять время себе.

Всем, у кого семейный бизнес, я хочу сказать: обязательно разделяйте работу и дом. Если вы постоянно будете гореть одной работой, просто сгорите…

И еще один совет всем людям, которые работают на себя: обязательно соблюдайте режим дня, высыпайтесь, вставайте рано. Когда я просыпаюсь рано, у меня куча энергии, свежие идеи, работа спорится, а если валяюсь подольше, то потом сложно просыпаться. Ходишь вялый полдня, теряешь драгоценное время.

«Мы хотели, чтобы беларусы могли покупать такую же посуду, как за границей, у себя»

KYKY: Когда вы начали заниматься керамикой, в Минске не было такого количества керамистов, как сейчас. Можно сказать, вы были первопроходцами в этой области. Как вы пришли от хобби к своему делу и как решились на него?

Наталья: Я занимаюсь керамикой с детства. С шести до восемнадцати лет училась в художественной школе на отделении керамики. Не собиралась превращать это увлечение в профессию. Поступила в БГУ на факультет географии, училась на эколога, но на третьем курсе поняла, что не буду работать по специальности, потому что в Беларуси немного сфер, где можно работать экологом. Я решила вернуться к тому, что умею — ручной работе и глине. Долго искала курсы, их было не очень много тогда. Пошла в детский центр, где познакомилась с Витей. Спустя время мы поженились, сначала занимались сувенирами, открыли свой маленький магазинчик, долго копили на первую печь для обжига. Почему у нас не так много студий керамики? Потому что нужно вложиться: купить недешевое оборудование, материалы. В Беларуси это все не продается, нужно везти из-за границы. Мы не были уверены, что мы справимся, но решили рискнуть и, как мне кажется, у нас все получилось (улыбается).

Виктор: Когда человек начинает развивать свое дело, он должен понимать, что за все ошибки будет отвечать только сам, ответственность за все промахи и «косяки» лежит только на твоих плечах, никто за ручку не будет водить. Начиная дело, которое не очень популярно, важно иметь пример перед глазами и понимать, что бизнес работает. Он востребован. Когда мы начинали, у нас такого примера не было. Тем, кто пробует себя в этом деле сейчас, гораздо проще.

KYKY: Ваша посуда недешевая, если сравнивать с тем, что продается в магазинах. Не было ли страха, когда начинали, что не найдете своего покупателя?

Наталья: Наша посуда и керамика, которая продается в беларуских магазинах, сделана в разных техниках. Мы работаем не в традиционных беларуских техниках молочения и вощения, а в европейской, используем большое количество глазури. Национальная посуда в традиционных техниках гораздо проще, дешевле и быстрее в изготовлении, поэтому и продается по более низким ценам, чем наша глазурованная. К нам иногда обращаются люди с просьбой покрыть глазурью купленную ими молоченую посуду. Она, как правило, пропускает воду и впитывает запахи: если ты пил из кружки кофе, потом решил сделать чай, то она будет пахнуть кофе. Глазурованная же чашка не пропускает воду и не впитывает запахи, ее можно ставить в микроволновку, посудомойку... Мы изначально пошли по пути европейский керамики. Она очень яркая, красивая. И люди, которые ездят в Испанию, Италию и другие страны, часто привозили оттуда такую красивую керамику. Мы же хотели, чтобы беларусы могли покупать такую посуду у себя. Три года мы развиваем эту тему. За это время достаточно хорошо наладили свое маленькое производство, заняли свою нишу, нашли свой стиль. Мы ставим вполне адекватные цены на нашу продукцию, наблюдаем за реакцией покупателя, подстраиваемся под спрос: если какая-то посуда плохо продается, снижаем цену, мы гибкие в этом плане.

У нас есть вещи, которые улетают очень быстро с полок магазина: чашки с лисичками, мишками… Сколько бы их ни делали, все равно разберут.

На такие товары мы немного повышаем цену, так как делать их дольше и сложнее.

KYKY: Какие идеи пошли хуже остальных?

Наталья: Я очень люблю минималистичную посуду: белая тарелка с синим штрихом, проведенным кистью. Но у нас такая керамика пока не идет. Она популярна в Швеции, Норвегии, а беларусы больше любят яркую разрисованную посуду. У нас ее еще немного, покупатель не разбалован, поэтому и покупает именно яркие вещи. Я делаю для удовольствия раз в месяц посуду в стиле минимализма, но она может два-три месяца стоять в магазине, пока не найдется человек, который, как и я, любит минимализм.

«Мы стараемся не думать о конкуренции и просто хорошо делать свое дело, развиваться и расти над собой. Уверены что керамистов в Беларуси через пару лет станет гораздо больше чем сейчас»

KYKY: Кроме производства вы еще даете мастер-классы…

Наталья: Да, у нас есть мастер-классы. В ближайшем будущем мы хотим открыть в Минске школу керамики, чтобы разделить производство и обучение. Мы мечтаем о месте, куда могут прийти люди в будний день и просто отдохнуть за гончарным кругом. Спрос на занятия с глиной есть, он растет. Многие хотят полепить просто для расслабления, для души. К тому же, это будет значительно дешевле, чем сейчас. Наши мастер-классы длятся три недели, мы даем много информации ученикам, это профессиональные занятия, после которых человек может начать заниматься керамикой серьезно.

Виктор: Но мы заметили, что это не нужно большинству тех, кто к нам приходит. Люди не собираются заниматься керамикой дальше, им не нужны пять изделий, которые мы с ними делаем. Они просто хотят прийти и отдохнуть, отвлечься, развеяться, сделать посуду в свое удовольствие и счастливыми уйти домой.

KYKY: На мастер-классах вы даете основательные знания по керамике. Не боитесь взрастить конкурентов?

Наталья: После нашего обучения уже четыре человека занимаются керамикой серьезно…

Виктор: Нет, не боимся. Невозможно остановить то, что развивается, что хочет расти. Нет смысла упираться рогом, не делиться информацией. К тому же, кто по-настоящему хочет, тот все равно этим займется. Нужно работать, развиваться и кайфовать от этого. Если кто-то захочет посетить наши МК и получить, профессиональную информацию для своего развития как керамиста, я постараюсь сделать так, чтобы для меня это было оправдано экономически, другими словами, если человек хочет получить знания, я хочу получить за эти знания другой ресурс – деньги. Когда начинаю думать о конкуренции, у меня лично просто опускаются руки, я начинаю запариваться, нервничать, думать о ненужном. Думаю, что через год-другой у нас будет много керамистов, которые будут делать вещи хорошего качества. И это здорово!

Наталья: В керамике столько разнообразных техник, что можно спокойно существовать, не мешая друг другу. У каждого человека руки свои, каждый вкладывает в работу свое видение, поэтому даже у людей, которые делают посуду в одной технике, она получается разная.

Когда мы уже стояли в дверях, ребята попросили: «Напишите, пожалуйста, что мы хотим начать сотрудничать с нашими керамическими заводами, оказать им дизайнерскую поддержку.

У нас есть масса идей, но нет мощностей, которыми располагают большие производства, да нам это и не нужно, мы не хотим превращаться в фабрику. Если кто-то из наших заводов захочет, чтобы мы рассказали и показали им, какая керамика продается, мы будем только рады объединить наши идеи с мощностями заводов и вместе, наконец, возродить и развить керамику в Беларуси. На наш взгляд заводам не нужно закрываться, а просто нужно дать молодым ребятам возможность использовать свои идеи и развиваться. Это хорошо для всех».

В гости к Вите и Наташе мы пришли с презентом от дерматолога Феми— шерстяными носками со снегирями. Получив теплый подарок и сказав, что теперь наверняка не замерзнут, ребята передали следующему герою нашего праздничного проекта дизайнеру украшений Миле Игнатик свои изделия — тарелку-лисичку и другие приятные керамические мелочи.


Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Корпоратив в аквапарке. Правила, которые получится нарушить

Проекты • Михаил Марков
Корпоратив компании сотрудники традиционно норовят превратить в фильм «Проект X», где машина начальника припаркована в бассейне, служебные романы выходят на всеобщее обозрение, а ведущий пьёт на брудершафт со всеми присутствующими. KYKY собрал кодекс правил, которые можно и нельзя нарушить, если корпоратив проходит не ресторане или загородном клубе, а аквапарке.