Восемь вещей в жизни Алексея Садового, которые со временем становятся лучше

Проекты • Саша Романова
Алексей Садовой – это такой белорусский Данила Козловский, правда, вместо новых ролей в кино Алексей открывает новые бизнесы: бары и барбершопы. KYKY попросил Алексея вспомнить про восемь вещей, которые в его жизни с годами становятся все лучше.

Ценность номер один. Друзья

У меня было два жизненных этапа, связанных с переездом из города Барановичи, где я родился, в Минск. Детских друзей, с которыми играл в песочнице, в моей жизни не осталось. Они живы и здравствуют, но я с ними совсем потерял контакт. После 13 лет у меня в Минске начался другой период – уже пубертатный, когда начинают интересовать девочки. Помню свои первые впечатления в новом классе. Руководитель выводит тебя и ставит перед всеми: «Вот это Леша, прошу любить и жаловать». Конечно, я пошел на самую последнюю заднюю парту, потому что все сидели по парам. Оттуда, из этого второго периода, у меня остался друг Вадим Данилович. Мой партнер, коллега, правая рука, левая рука, нога – мы с ним до сих пор делаем бизнес. Я искренне считаю, что старый друг лучше новых двух. Ни бабы, ни бабки – никому эту дружбу не сломать. Кстати, самые близкие друзья у меня так и остались со школы. Парочку появилось в университете, но наша школа №56 все-таки была чем-то невероятным. Недавно праздновали 15-й вечер встречи выпускников. И где бы мы встречались, как вы думали? В ресторане «Друзья».

Как ни странно, друзей со временем не становится больше, хотя мой круг общения множится в геометрической прогрессии. И люди-то интересные встречаются на пути, может, я и хотел бы с кем-то подружиться, но не всегда получается найти время даже на старых друзей. Раньше ведь как было? У тебя есть лучший друг, ты проснулся, ему позвонил, вы встретились, и это на весь день – особенно когда нет мобильного телефона. Сейчас возможно не видеться месяцами и оставаться близкими людьми.

Конечно, можно мечтать, чтобы твои друзья были академиками, художниками, выдающимися писателями, и в общем-то, среди моих лучших друзей таких нет. Но меня это больше не беспокоит.

Ценность номер два. Семья

С родителями все обстоит следующим образом. Сначала ты боготворишь их, но потом происходит развенчание мифов, и ты вдруг понимаешь, что они живые люди со своими слабостями и странностями. В силу своего юношеского максимализма не можешь им простить что-то, а потом (слава богу, так случилось у меня) они вдруг становятся тебе друзьями. Ты начинаешь говорить с ними на откровенные темы, иногда пошло шутить, а они смеются – оказывается, у них тоже есть чувство юмора. В моем случае это так здорово, синхронно и одномоментно получилось – семья перешла в категорию друзей, причем, тех, которые были рядом с самого рождения, просто я не мог распознать их как таковых сразу.

А с братом мы, помню, отчаянно дрались по детству. Был день, когда я возмужал и первый раз дал сдачи, не постеснявшись, прямо в лицо. С тех пор мы больше никогда не дрались, и он самый близкий человек на земле. В общем, моя семья однозначно со временем становится лучше. Не говоря уже о том, что она становится больше. Я уже давно не младший сын и даже не средний ребенок – у папы все только начинается, клан Садовых множится.

Ценность номер три. Потенция

Конечно, мы все изнашиваемся. Когда у тебя столько баров и сопряженных соблазнов вокруг, надеяться, что здоровье с годами станет лучше, не приходится. Условно говоря, в 28 лет у человека процесс регенерации приблизительно балансирует с процессом отмирания клеток. После тридцати баланс уже не пользу обновления, и мы начинаем потихоньку умирать. Но тут происходит компенсирующий момент – более чуткое отношение к собственному организму. Я могу заведомо сказать, нахожусь ли я на грани простуды или нет. У меня болит голова, если рядом со мной человек с вирусом ОРВИ.

Ах да, есть еще спорт. Я много лет занимаюсь баскетболом: минимум две тренировки в неделю, плюс одна игра на выходных. Спокойно отношусь к фетишам вроде баскетбольного мяча с автографом кого-то из великих, но вот фирменная майка из бара в Чикаго с Майклом Джорданом где-то была. Даже не разбавляя баскетбол никаким другим спортом, его вполне достаточно, чтобы держать себя в форме. Тренажерный зал я забросил – слишком нудно, к тому же тело в итоге получаешь глупое и нефункциональное. Но я все еще могу иногда побегать и просто по-старинке поболтаться на турниках.

Есть прекрасный оазис в сквере Марата Казея – маленькая площадочка с турниками. Я бегу от цирка через весь парк по набережной, а потом провожу там минут 15-20.

Итак, что со временем становится лучше? Потенция. Уверен, тут можно не комментировать. Самоирония – очень важная часть здоровой личности.

Ценность номер четыре. Крутые туфли

Удобная одежда мне стала гораздо ближе, чем красивая. С другой стороны, когда тебе шьет английский портной смокинг, он может прослужить всю жизнь. Очень хочется попробовать с Димой Заболотным, но пока все, что есть – это его галстук, который я ношу, может быть, не так часто. Вообще, в гардеробе я все дальше ухожу от брендовых вещей в сторону практичных. Даже очки H&M могут быть прекрасны – главное линзы качественные, чтобы зрение не портилось. Или пара тапок, которая попала в мою корзину на сдачу. Она стоила $8,99 – просто тапки из очень простой льняной материи, из которых я не вылезал все лето. При этом они без «запары» стирались в стиральной машине.

Вообще, обувь – классный фетиш. Женская – вообще запрещенный прием.

Когда ко мне пришел товарищ с идеей по чистке и восстановлению обуви, я понял, что это продолжение идеи с мужскими парикмахерскими – действительно, в барбершопе может появиться кресло, где восстанавливают ботинки. Как фишечка оно звучит здорово, но как бизнес – вряд ли. Другое дело, допустим, любимая пара обуви, которая вышла из строя. Вроде еще не порвалась, но надевать уже стыдно. Поверьте, все можно восстановить, причем, это еще и антикризисный подход – ты можешь отремонтировать любимые ботинки за $20, вместо того, чтобы потратить $200 на новые.

У меня нескромно много обуви, и многие ботинки и кроссовки не успеваешь доносить прежде, чем они морально устареют. Самая дорогая моя пара обуви – кеды. Я потратил на них самую большую сумму за всю историю покупок обуви только по одной причине – это был «Тандем» в Минске. Полагаю, что реальная их стоимость совершенно другая, но они мне так понравились, что я решил отжалеть много долларов, не откладывая. За ту же сумму можно купить перелет туда-назад и пару прекрасных дней с отличными ресторанами в Италии – все это будет дешевле, чем пара обуви в чертовом «Тандеме». Но умение нашего человека бездарно потратить деньги возведено в культ.

Ценность номер пять. Бумажки

К деньгам я отношусь легко, они отвечают мне взаимностью, а потому так же легко возвращаются. Я никогда не собирал их на полочке или под сукно. Хотя вру, в детстве была копилка, пусть и не в форме свиньи. У этих свиней есть слабое место: когда ты ее подымаешь, через пластмассовую пробку снизу можно все высыпать, не разбив. Подвох жуткий! Помню, мы со старшим братом хотели купить лыжные очки, которые нам нафиг не упали, по сути. Это было в то время, когда магазин спорттоваров был один на весь город, а снегоходы покупались летом. Очки стоили десять рублей, а у нас было всего шесть, и мы каждый вечер пересчитывали деньги, приходили к родителям и просили копейки. С тех пор я в копилку уже не собирал. Как сказал мой прекрасный литовский друг Ричард: «У тех, кто заводит депозит в банке, явно очень скудная фантазия». Я всегда найду, куда вложиться, что купить и на что потратиться.

Деньги с годами не становится лучше. Единственное, что меняется – у меня пропала боязнь, что когда-нибудь их не станет. В конце концов, не так уж много нужно, чтобы быть счастливым человеком. Может, это излишняя самоуверенность, но я всегда найду возможность, как заработать. Даже в другой стране. Кстати, мы сейчас открываем первый бизнес в Вильнюсе. Это будет барбешоп Firm, а под ним в подвале – что-то вроде speak easy бара. Войти в бар можно будет через парикмахерскую, как почти получилось в Smoke & Mirrors. Пока тьфу-тьфу, все выходит как надо.

Ценность номер шесть. Девушки

Не уверен, что стоит говорить о девушках в связи с годами. Единственное – мне наконец-то важнее с девушкой дружить, а не спать. А дружить с ровесницами благоразумней и естественней. Дружить с юной особой – большая иллюзия. Молодое тело вызывает совершенно животные инстинкты, очень прямолинейные и неотложные. Но любовь, в отличие от похоти, избирательна.

У меня есть женский плакатный идеал – Сальма Хайек. Она не меняется: как была красавицей, так и остается. Умеет быть хорошей актрисой – давайте вспомним ее роль Фриды с монобровью. Вообще, мне безумно трудно говорить о девушках. Но иногда я посвящаю им короткие заметки, типа: «Они ненавидят нас за то, что мы любим их молодыми, точнее – новыми».

Ценность номер семь. Бизнес и репутация

Я не могу сказать, что с годами бизнес все лучше. Если говорить искренне, то я подзатаскался. Да, я могу себе позволить не вставать в 8 утра и не бежать на первую встречу, сломя голову. Я могу неспешно встать, сходить в душ, даже принять ванную… Уверен, что со стороны это выглядит офигенски привлекательно – ты позавтракал в одном месте, пообедал в другом, поужинал в третьем, и при этом вроде как везде побывал и поработать успел. Но поверьте, все не так радужно. Я очень стремлюсь к тому, чтобы расставить нужных людей на нужные места. Чтобы не думать, не болеть за каждую мелочь, чтобы не переживать или где-то даже стыдиться и смущаться. Кстати, Вадим Прокопьев как-то выразил мысль крайне точную: очень хочется приходить в свое заведение и быть обычным гостем – ребята, все было здорово, я заплатил по счету, оставил чаевые и пошел. Это, наверное, самая высокая оценка из тех, которые можно поставить собственному заведению.

Конечно, со временем ты становишься более толстокожим. Когда слышишь звон посуды, у тебя уже нет ощущения, что оно как «серпом по яйцам».

Но все равно ты настолько ассоциируешь самого себя со своим заведением, что любой его прокол – это пятно на личной репутации. А репутация – самое дорогое, что у тебя есть. Не то, чтобы я сознательно над ней работал. Когда говорят «береги честь смолоду», я понимаю, что смолоду как раз ошибок было миллион, как и у многих. Но что касается бизнеса, хочется быть предельно честным и открытым. Березовский как-то сказал: «Мне приписывали все грехи человечества, но еще никто не назвал меня идиотом» – вот этого вполне достаточно, чтобы относиться к себе с уважением. Репутация – то, что позволяет находить новых партнеров в проекты, и при этом за собой не оставлять сгоревших мостов и выжженную землю. Добиться успеха не так уж сложно. Добиться успеха и не заиметь врагов – вот это уже искусство. И если вы бежите на длинную дистанцию, то обязаны это учитывать.

Ценность номер восемь. Алкоголь

Мне нужно всегда держать себя в руках, потому что род деятельности слишком располагает к тому, чтобы алкоголя было больше, чем надо. Этот легализованный наркотик нас заводит в животные миры, они с одной стороны, страшные и подвержены исключительно базовым инстинктам и желаниям, с другой стороны, они очень честные и мощные. Вообще, пытливые умы злоупотребляют, чтобы заземлиться. А помните, как Робин Уильямс сказал про кокаин? «Это первый способ бога сообщить вам о том, что вы слишком много зарабатываете».

Я профессиональный алкоголик. Нечем гордиться. И маме лучше об этом не знать. Помнить надо одно: чем более выдержан алкоголь, тем сильнее у тебя будет болеть наутро голова. Это связано с тем, что выдержанный напиток, как правило, содержит больше дубильных веществ, и потому сложнее переживается организмом на утро. Вряд ли алкоголь со временем становится лучше, но, как правило, вкуснее. Мы более избирательно к нему подходим, начинаем копаться в справочниках, иметь предпочтения в марках, бочках и миллезимных годах – не дай бог вы знаете, что это такое. Ну да, это занудство. Я заимел за правило перед тем, как выпить бутылку вина или виски, прочитать о ней в энциклопедии. Надо признаться, ненадолго меня хватило.

ЧРЕЗМЕРНОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ ВРЕДИТ ВАШЕМУ ЗДОРОВЬЮ

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

От моря до «танков»: выбираем 13-е чудо Беларуси

Проекты • Даниил Виклетский
В Беларуси решили собирать чудеса и посвятили им бесплатную 3D-выставку «ИллюзиALL», которая рассказала о 12 национальных мифах, легендах и героях. Чтобы пополнить список, KYKY объявил конкурс, чтобы читатели сами выбрали свое 13-е чудо. К поиску подключились и медиаперсоны — от бизнесменов до писателей. KYKY ожидал всего, что угодно — от жировок до шенгенской визы, но получилось даже больше — белорусским чудом стали «Песняры».