Двери открываются

Арт
И современное беларуское искусство уезжает за границу.

18 ноября в вильнюсском Центре современного искусства (ŠMC/CAC Vilnius) открылась выставка «Двери открываются? Белорусское искусство сегодня».

Мне неоднократно представлялась возможность оценить литовское и белорусское искусство. Именно поэтому ожидания от очередной встречи с современным белорусским искусством были такими же, как если бы мне снова выпала возможность попасть на собеседование к супервайзеру одной из компаний, в которой я пытался получить работу осенью. 30-летний умник с усами неделю обучения занудно рассказывал, как каждые выходные в течение последних шести месяцев он вместе со своей женушкой смотрит фильм «Секрет», и долго убеждал меня в том, что слово «самоуверенный» очень положительная характеристика. По итогу недельного курса обучения пробный тест на получение должности в компании я провалил: разговор с клиентом оказался самым долгим в истории фирмы и с формулировкой «полный кретин» меня с шумом, плясками и цыганами попросили из офиса.

Но вернемся к высокому. От выставки ничего хорошего я не ждал, после посещения «Даха» летом 2010 отмывался три дня. Кажется, есть теория о том, что современное искусство – это зеркало актуальной реальности. И если это так, то большинству участников экспозиции на втором этаже Дворца искусств я бы посоветовал купить новое зеркало. Возможно, однажды википедия нас рассудит. А первому этажу спасибо.

Выставка в ŠMC/CAC – первая в современной литовской истории презентация белорусских современных художников. Надо сказать, что афиши, которых в центре города было немногим меньше, чем реклам литовских мобильных операторов, меня по-настоящему порадовали – стилизованный ромбокубооктаэдр Национальной библиотеки на подставке глобуса очень хорош.

С тех пор, как мы узнали, что форма Национальной библиотеки в Минске именно такая, подобная терминология не будет моветоном в культурном свете.

Учитывая особенности выставочных помещений ŠMC/CAC, трудно сказать, в каком именно месте открылись двери выставки. Однако то, что беларуские художники раскрыли в Вильнюсе нашу реальность такой, какая она есть – без нарочитой брутальности, со здоровой иронией и оптимизмом, не вызывает сомнения.

В этом сюжете я расскажу о некоторых работах, которые показались мне наиболее интересными, не умаляя достоинств остальных. До закрытия выставки 9 января Беларусь своими глазами показывают: Анна Школьникова, Елена Давидович, Оксана Гуринович, Артур Клинов, Александр Комаров, Александр Кораблев, Алексей Лунев, Марина Напрушкина, Игорь Пешехонов, арт-группа «Позитивные действия», Игорь Савченко, Сергей Шабохин, Алексей Шинкаренко, Филипп Чмырь и арт-группа «Белорусский климат», Владимир Цеслер и Сергей Войченко, Максим Тыминько, Руслан Вашкевич, Олег Юшко.

Marina Naprushkina: Office for Anti-propaganda, 2007. Mixed media installation.

Office for Anti-propaganda был учрежден во Франкфурте в 2007 году. Существует в качестве архива видеоматериалов, текстов и изображений, связанных с политической пропагандой. Сфокусирован на ситуации в Беларуси, так как ее политическая модель максимально отображает ситуацию в некоторых других государствах Восточной Европы и Латинской Америки, с которыми сотрудничает Минск. Ощущение присутствия в мастерской трудовика-передовика агитбригады не покидало.

 

Aleksei Shinkarenko: Belarusian Factography, 2007 – 2010. Polaroid photography.

Цикл белорусской фактографии. Это сборник polaroid-снимков на тему беларуской simple life. Есть совсем замечательные. Маленький размер фотографий только усиливает эффект от просмотра последних трех лет жизни простых белорусов – сельских жителей, рабочих с заводских окраин, сотрудников спецслужб и девочек-неформалов.

Oleg Yushko: Full Linen Jacket, 2010. 21 digital photography.

Одетые в льняные костюмы манекены, установленные посреди выставочного зала, до боли знакомы любому, кому приходилось посещать беларуский универмаг. Подобно тому, что сделал с героями своей антиутопии Оруэлл, Олег Юшко одел героев своих фотографий в льняные костюмы и отправил гулять по центру Минска. По задумке автора, даже лен можно превратить в тяжелый материал, если сделать из него робу. Самосвал с пряниками на полном ходу заносит и на улице дизайнеров белоруского легпрома.

Aleksander Komarov: Palace, 2002 – 2007. Mixed media installation and black-and-white photography.

Александр Комаров рассказывает о «Палаце» во всех его проявлениях в серии чёрно-белых фотографий. Наконец, увидел, как выглядит с крыши – макет из серого картона в помощь.

Ruslan Vashkevich: The End of the world, 2007. Mixed media installation.

В своей инсталляции Руслан Вашкевич рассматривает феномены жизни и смерти через призму поп-культуры. Идея появилась в тот момент, когда автор застрял в лифте и созерцал мерцание лампочек внутри. По словам критика Альмиры Усмановой, «Конец света» – это веселый апокалипсис, мир, в котором не остается ценностей, а бессмертие становится собственностью поп-культуры.

Tsesler&Voichenko. Gollivudskie veseluhi, russian version.

Самая озорная и лубочная часть выставки. Так смеялся, что даже дата потерялась. Современное блокбастер-искусство с легким налетом классики понравится и маме.

Sergey Shabohin: A Transparent Choice. Mixed media installation

Прозрачная урна для голосования с двумя щелями, над которыми  написано YES и NO и семью вариантами бюллетеней для голосования. Урна не разделена перегородкой,  поэтому бюллетени «за» и «против» падают вместе. Noblesse oblige.

Ожидание встречи с супервайзером-кретином не оправдалось. Усталые, но довольные, пионеры возвращались домой, а снобы-даунсерферы по пути заскочили в кофейню.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кто такой потребитель современного искусства?

Арт

Круглый стол в рамках проекта «Vis-à-vis. Актуальные диалоги».

Популярное