Как Клинтон и Трамп оказались в романе 150-летней давности

Культ • Аня Перова
Журналист The New Yorker Пол Коллинс в сентябре написал рецензию на необычный роман. Книга выпущена в 1875 году, но каким-то удивительным образом напоминает события нашего времени. Пока интернет выясняет, робот ли миссис Клинтон, в «Нью-Йоркере» рассказывают о соперничестве кандидатов на пост президента США в романе из прошлого. KYKY перевел оригинал текста и посмотрел, что еще пишут в западной прессе.

Представьте, что в 1870-х годах какой-нибудь неизвестный чиновник тех времен прочитал «Тараса на Парнасе» и решил написать на досуге свою пьесу, которая тихо сгнила в безызвестности в его же столе. А в 2015-м году пьесу внезапно обнаружили бы и увидели, что главных героев в нем зовут Лукашенко и Короткевич. Кажется нереальным? А вот в Америке произошла практически такая же ситуация!

Оказалось, в 1875 году был опубликован роман, главными героями которого стали… Трамп и Клинтон. Клинтон, правда, был мужчиной, но, если учесть отсутствие гендерной разницы в глаголах английского языка, то этот нюанс практически не мешает удивляться смешному совпадению. К тому же, протагонист Трамп и антагонист Клинтон, хоть и приятели по сюжету, в характерах – полные противоположности! Все как в жизни. Впрочем, в одном американском издании утверждают: книжный Трамп не очень смахивает на сегодняшнего. «Он спас тонущую женщину, что слишком героически для Дональда Джона».

Первым обнаружил оказию историк литературы Пол Коллинс

В рецензии в The New Yorker он пишет: «Написанная анонимно и совершенно позабытая сказка «Странный Трамп» 1875-го года – в своем роде сочный кусочек викторианской абсурдности. Начинаясь с девицы, спасенной после аварии поезда, книга включает в себя все канонические элементы: в том числе завещание, вызывающее споры, и таинственного старого слугу из проклятого особняка. А кроме этого: призрачные лунатики! Кровавые поединки! Секретные раздвижные двери! Но самое главное: в книге есть герой по имени Трамп.

А его старый друг и время от времени соперник? Конечно же Клинтон. Вместе с врущими Трампом и Клинтон (Трамп: «Не очень ли странно воздерживаться от лжи?» – «Очень», – ответил Клинтон сухо) в «Странном Трампе» есть все, что может быть причислено к самым любопытным викторианским штучкам, когда-либо написанным на бумаге.

Фото: AP

Американский Де Витт Клинтон и британский Трампли (Трамп) Уэилc, так случилось в книге, приятели по колледжу с Континента. В настоящее время они живут в графстве Глостершир в постоянном перетирании их репутации, брака и годового дохода. «Странный Трамп» – это сувенир из рода вычурной фантастики, когда-то наполнявшей книжные магазины, но вряд ли представляющей какой-либо интерес сегодня. Всего через год после его публикации «Приключения Тома Сойера» повели американскую литературу в совершенно ином направлении.

В одном благосклонном обзоре на «Странного Трампа» писали, что «сюжет довольно сложный». Обзор в The Nation's был достаточно великодушным, чтобы признать: «Мы всегда благодарны любому начинающему литератору, который не наполняет нас физическим отвращением». Но кто же был этот начинающий литератор?

Им был Джордж Дж. А. Коулсон – уроженец Балтимора, который начал карьеру в 1840-х годах и был больше предан работе в городской аптеке, чем преследовал мысль о злополучной славе, которую снискал его земляк Эдгар Аллан По. К 1875 году Коулсон жил в Нью-Джерси и работал в офисе на Манхэттене бухгалтером, специализирующимся на работе с иностранной валютой и импортных пошлинах. «Странный Трамп» стал поздним расцветом в карьере, проведенной среди бухгалтерских книг и тарифных ставок. Естественно, Коулсон дает своему протагонисту работу в банковской фирме, где Трамп проявляет героические таланты в торговом отделе, в который проникает то рука дочери начальника, то контроль компании. В том числе Трамп уворачивается от теневого инвест-контракта на серебряные рудники в Неваде.

Вместе Клинтон и Трамп образуют сочетание наименее похожих друг на друга персонажей. (В пример приводится эпизод из книги, где Трамп безудержно танцует и пинает стулья, требуя еще глоточек пива, когда Клинтон возражает ему: «Мне кажется, что ты уже выпил достаточно пива сегодня», – прим. KYKY). Почти сразу после того, как Трамп пригрозил бросить бутылку пива в голову Клинтона, они обнаруживают, в стиле всех хороших викторианских романов, что они на самом деле давно разлученные кузены. Вы будете шокированы, если я также скажу, что злодеи в итоге получают по заслугам, а наши герои – свою награду?


Безусловно, тому, кто писал о Трампе, необходимо бы противостоять расизму: в 1875 году прототипом слуги Клинтона в книге стал освобожденный раб Агамемнон Иосафат Вашингтон Блокс, описание которого колеблется от шуточных выражений до всамделишного сочувствия. Эта тревога была собственной тревогой Джорджа Коулсона. В журнальных статьях, написанных под псевдонимом, он был кем-то вроде апологета рабства, предупреждая, что отмена смертной казни подарила «бродяг, негров и иностранцев, многие из которых бывшие заключенные». И некоторые, я полагаю, хорошие люди.

Коулсон больше так и не повторил скромный успех «Странного Трампа». Другие его романы, в том числе «Картина Клифтона» и «Призрак Рэдбрука» появились последовательно и быстро в течение следующих нескольких лет. Автор пытался преподнести свои книги как продолжение «Странного Трампа». Но «трампизм» оказался недолговечным: семь лет спустя, в 1882 году, в The Critic сообщили, что Коулсон «был в процессе написания еще одного романа, когда упал со стула и почти сразу умер» от сердечного приступа.

Тем не менее, книга «Странный Трамп» приносит своеобразное удовольствие. И в то время, и в наше живет Трамп, чье состояние частично зависит от казино и чьи финансы являются предметом спора. Но только у одного из них есть Клинтон, называющий Трампа «лживым старым обманщиком» и «упрямым сосунком» – пока не прошли дебаты, по крайней мере».

Еще больше интересных пересечений

Забавно, что автор рецензии Пол Коллинс, видимо, не только не в восторге от старого романа и его героев, но и не особо уважает настоящего Трампа. В своем Twitter-аккаунте историк литературы недавно репостнул шутку: «He's black, so mention inner cities» – Trump's brain. («Если он черный, так пусть живет в кварталах для бедных» – мозг Трампа). Кстати, там же можно найти и кусочки из романа, сфотографированные в бумажной версии книги. А электронная выложена в Google-библиотеке.

Оригинальный текст: журнал New Yorker

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Вырос в беларуской деревне, выставляется в центре Помпиду. Интервью с фотохудожником Валерием Кацубой

Культ • Ася Поплавская

Валерий Кацуба, фотохудожник, который родился в беларуской деревне, а стал известным в Санкт-Петербурге, заказывает чай. Я включаю диктофон, а он тем временем делает несколько кадров на телефон – снимает сидящих рядом людей. Валерий улыбается, нежно смотрит на фото и переводит взгляд на меня. Я понимаю слету – передо мной человек, который живет своим делом.

Популярное