«Скандал по-белорусски - это показать неприличный жест на матче»

Герои • Саша Романова
Белорусы помешались на олимпийских рекордах во второй половине февраля, а руководитель белорусской версии сайта Tribuna.com (раньше Goals.by) Максим Березинский болеет спортом не первый год. Специально для KYKY он рассказал, почему известных белорусских спортсменов подозревают в предательстве родины и объяснил, что общего между Сочи-2014 и чемпионатом мира в Минске.

Белорусы помешались на олимпийских рекордах во второй половине февраля, а руководитель белорусской версии сайтаTribuna.com (раньше Goals.by) Максим Березинский болеет спортом не первый год. Специально для KYKY он рассказал, почему известных белорусских спортсменов подозревают в предательстве родины и объяснил, что общего между Сочи-2014 и чемпионатом мира в Минске. 

KYKY: Давай поговорим про скандалы в белорусском спорте, ведь «Голз» в этом плане - самый веселый проект. Вы специально это делаете? 

Максим Березинский: Да нет, просто не обходим эти темы стороной. Нужно понимать, что такое скандал по белорусским меркам. Это семейные разборки: кто-то обозвал кого-то на футбольном поле. Я не припомню в белорусском спорте ни одной фотографии из «Next», чтобы кто-то «в полных сандалях» лежал на полу или что-то еще более серьезное. А вот если футболист на матче БАТЭ - Гомель показал неприличный жест, то в эти моменты мы видим всплеск посещаемости на сайте. Футбол способен привлечь именно такими штуками. Сам по себе как зрелище он ничего не стоит, это два часа, потраченных впустую: ни борьбы, ни эмоций, ни драйва за редким исключением. И мы знаем, что он может быть интересен достаточно узкой аудитории.

Максим Березинский 
Скандалы же интересуют большее количество людей. Вот был Рудик, футболист в Нафтане. Еще до того, как перейти в БАТЭ, он приспустил на стадионе в Борисове трусы и показал задницу болельщикам, которые его обзывали. Такого масштаба у нас конфликты. Невозможные отношения, к примеру, Домрачевой и Бьорндалена - все на гораздо более простом уровне.

KYKY: Как по-твоему: спасет ли использование мата белорусский спорт? 

Филипп Рудик из 'Нафтана' 
М. Б.: На самом деле, в футболе орут матом безо всяких проблем, прямо с трибун. Обозвать футболиста в Солигорске - милое дело. Саша Глеб на себе прочувствовал. А скандирование: «Судья - пидорас» - вообще классическая белорусская фишка, если он не назначил пенальти или как-то неправильно свистит. И вот тогда орут всем стадионом, чтобы шумовые микрофоны по телеку транслировали. Такой бунт у людей. Но болельщики заводятся не так и часто. Вообще, проблема футбола в том, что нет конкуренции между клубами. Если в советские времена было противостояние «Спартака» и «Динамо», Киева и Минска, то сейчас у нас другая ситуация. Условно говоря, Беларусбанк спонсирует 10 из 12 команд высшей лиги. Или другой пример: Гомель, Белшина и Нафтан поддерживаются предприятиями, связанными с нефтью. В итоге директора клубов идут в Министерство промышленности, чтобы выбить бюджет в 1,5 млн долларов в год. И они идут к одному и тому же человеку. Где смысл соперничества? 

KYKY: Зачем Беларусбанку рыть могилу всему белорусскому спорту? 

М. Б.: Не могу сказать, что это прямо выбор банка… Просто у нас не так много предприятий могут поддержать спорт, а Беларусбанк есть во всех регионах, и он крупный. Это ведь происходит на государственном уровне, тебе звонят и говорят: «Белшине плохо, дайте им денег». Клубы понимают, что деньги нужно освоить. Потратят не все - в следующем году дадут меньше. Отсюда дурацкая ситуация: никто не знает, зачем существуют футбол и хоккей, нет глобальных целей. Система финансирования спорта: когда забирают деньги с завода и отдают их какому-то спортсмену - настраивает на негативный лад. Рабочий думает: «Ну и нахрена я после смены пойду смотреть на этих дебилоидов, если они зарабатывают в пять раз больше меня, несмотря на то, что я весь день сижу в шахте, а они на поле побегали два часа без толку?» Мы упираемся в тупик. Чем вообще хорош спорт? Он аккумулирует внимание. И это внимание потом можно продать рекламодателю, телевидению. В Беларуси этого нет. Значит, нет рекламодателей, которые хотят поддержать спорт. Нет денег в спорте, значит, нужно опять брать у предприятий, а они и так не очень богатые - в общем, замкнутый круг, из которого мы никак не можем вырваться. 

KYKY: Вы поэтому решили слиться со sports.ru и стать «Трибуной»?  

М. Б.: Это одна из причин. Мы в какой-то момент уперлись в потолок. Спорт, помимо текстов, - это онлайны матчей, фотки крутых агентств и эмоции, которые должны быть видны крупным планом. Все это мы не могли дать белорусским пользователям. Один программист средней руки, который может колбасить крутой проект, стоит 1,5 тысячи долларов, а это зарплата двух очень-очень крутых журналистов - то есть история не про Беларусь. Мы и так делали больше, чем нужно. Долго пытались догнать уехавший вперед поезд. Теперь у нас появилась платформа, которая позволяет дать пользователям много-много всего: сервисы, онлайны, галереи, игры, блоги, статусы. Многого из этого в Беларуси не было и не появилось бы в ближайшие лет пять. Плюс мы расширяем сферу влияния. Если раньше были сконцентрированы на белорусском спорте, и мировые события интересовали нас в гораздо меньшей степени. Мы просто не могли себе позволить распыляться. А ведь болельщиков Барселоны и Арсенала в Беларуси больше, чем фанатов Нафтана или Белшины. Они в сто тысяч раз больше знают про Арсена Венгера, чем про Валерия Стрипейкиса (он главный тренер Нафтана), и им важно получать всю информацию про свою любимую команду в одном месте: новости, онлайны и фотки.

В силу языка мы ведь конкурируем не только с белорусскими ресурсами, но и с российскими. И очень много белорусов сидит на более удобных сайтах. Мы намерены всю эту аудиторию собрать на
«Трибуне». При этом мы сохранили весь штат. Белорусский контент по-прежнему остается нашим козырем, с которым мы собрали аудиторию на Goals. То есть мы не хотим изолировать Городею с Белшиной от мирового спорта, где есть Азаренко, Грабовский и другие заметные белорусские фигуры. 

KYKY: Почему всех обижает Виктория Азаренко? Почему именитых спортсменов начинают подозревать в том, что они продали родину? 

М. Б.: Нельзя сказать, что есть такой тренд: мол, белорусы открещиваются от родины. Азаренко выбрала свой путь и должна понимать, что в Беларуси к ней отношение двоякое. Одни говорят, что она колбасит в теннис, прославляя Беларусь, а вторые считают, что, может, она что-то и прославляет, но где сборная? Где она сама и хоть какое-то ее отношение? Это вопрос позиционирования: Азаренко действительно американская теннисистка, которая родилась в Минске. Она не играет в сборной и не дает эксклюзивных интервью белорусским СМИ. Есть спортсмены, которые прекрасно отзываются о Беларуси, которые всегда приезжают в сборную. Как Грабовский. Или Мирный, который тут развивает бизнес. 

Виктория Азаренко 

KYKY: А вы пытались взять у Азаренко интервью?

М. Б.: Попытки были. Но все запросы ее менеджеры отфутболивают, через федерацию тенниса тоже невозможно пробиться. В итоге мы случайно придумали вот такую штуку. Наш главный редактор Олег Горунович вышел из кафе в центре Минска: бежит кто-то в розовой шапочке. Он присмотрелся: о, это же Азаренко! Она приезжает пару раз в год к родителям и тогда просто пробежку делала. Созрела мысль последить за ней. Мы подумали, что нужно попробовать выловить ее в Минске во Дворце тенниса. Где-то же она должна тренироваться. Отправили журналиста дежурить. Она действительно приехала на бордовом «Порше», у нас есть фотка этой машины. Журналист дождался, пока она вышла: «Виктория, давайте с вами для goals.by интервью сделаем». Она говорит: «Хорошо. Только не сейчас, оставьте свой номер, я вам перезвоню». Естественно, она не перезвонила, и мы написали материал про то, что пытались пообщаться с ней. Вроде бы мама Вики на нас даже немного за него обиделась. 

KYKY: Кого еще из спортсменов приходится выслеживать на пробежке? 

М. Б.: У нас есть телефоны большинства белорусских спортсменов, которым можно позвонить в любое время дня и ночи. Они не являются такими недосягаемыми, как Роналду. Есть, конечно, какие-то неуловимые спортсмены или функционеры. Скажем, владелец «Динамо» Юрий Чиж с нами никак не поговорит. Но тут наша вина. Это был, пожалуй, самый большой эпик фейл в истории Goals.by. Мы с ним даже поговорили, а потом журналист отправил по ошибке на вычитку черновую версию интервью со строчкой: «Капский - это Капский, а чиж - это чиж». Чиж с маленькой буквы! Естественно, интервью не пошло, и с тех пор босс «Динамо» с нами не общается, хотя, наверняка, не только из-за этой буквы. Мы достаточно много критикуем политику его футбольного клуба. Из топ-спортсменов мы с большего переобщались со всеми. С Домрачевой говорили на самой заре проекта. Тогда с ней еще можно было договориться на интервью. Сейчас стало сложнее. После трех побед на Олимпиаде, думаю, ситуация в этом плане еще более ухудшится. Но Даша все-таки позиционирует себя в Беларуси более четко. Она своя, чаще бывает в Минске, шлет приветы, говорит про Беларусь. Поэтому и любви болельщиков ей достается больше.

Юрий Чиж, источник фото

KYKY: Меня как редактора интересует: как вы на «Голз» свои 20 тысяч посетителей в день набирали? 

М. Б.: Бывало и больше, кстати. Спорт в этом плане крутая вещь. Он засасывает. В Беларуси есть болельщики, которые интересуются своими командами каждый день. У нас, может быть, нет культуры потребления и людей, которые, как в НХЛ, приходили бы поесть гамбургеров и потупить на хоккеистов. Но прослойка тех, кто интересуется спортом регулярно, стабильна и лояльна. Смотрите, тираж газеты «Прессбол» раньше был 20 тысяч, сейчас - меньше. Если посмотреть, сколько людей ходит на тур чемпионата Беларуси, то это шесть матчей по 2 тысячи - 12 тысяч. То же с хоккеем: шесть матчей по 1,5 тысячи. Вот эти люди, как раз двадцатка в сумме, интересуются спортом в режиме новостей каждый день. Когда мы пришли на рынок, в день тура чемпионата Беларуси невозможно было прочесть комментарии тренера с пресс-конференции после мачта. В 2010 году в центре Европы ты ждал вторника, пока не выйдут газеты. А мы начали делать то, что интересовало людей. Прошел матч: мы даем картину с комментариями тренеров и футболистов. Если был локальный скандал, в течение пары часов обзванивали людей, которые были замешаны, и на этом играли. Маркетингом стали наши тексты. Вот такой метод был самым действенным. Мы и на рекламу-то особо не тратились никогда.

Максим Березинский

KYKY: То есть вы, как в спорте, просто стремились быть быстрее всех?

М. Б.: Сначала - да, а потом мы увидели, что начинается дурацкая гонка: кто на две секунды раньше даст информацию. Отошли в сторону. Задачей стало агрегирование: иногда не в падлу перепечатать новость со ссылкой, если мы ее упустили. Мы не считаем себя единственными, кто делает новости, хотя коллеги придерживаются других позиций. Нас никогда не замечали, Football.by на нас не сослался ни разу в истории. Пару раз они крали у нас новости, мы говорили: поставьте ссылку, но они просто новость удаляли. На форуме «Прессбола» первый год нас звездочками замазывали, чтобы пользователи не нашли. Например, человек болеет за Динамо Брест, а у нас вышло интервью с тренером, он кидает ссылку и говорит: «Ребята почитайте, крутая тема». Но в адрес вместо goals.by вносились автоматом звездочки, и ссылка становилась битой. Это какая-то белорусская журналистика. Есть газеты, СМИ всея Беларуси, которым сложно понять, что есть какие-то другие центры производства новостей.

KYKY: А вы своих конкурентов в ответ замечаете?

М. Б.: У нас другая стратегия. Пользователю сейчас до лампочки, где он прочитал новость про Александра Глеба. В соцсетях появляется ссылка, и если ему интересно, он кликает. Ему параллельно, какой журналист это написал, за исключением авторских колонок, когда читают именно автора. Журналистика уже давно перестала быть работой избранных. Теперь каждый может завести блог и стать журналистом. Даже слесарь с моторного завода. СМИ прямо сейчас - это не вещатель, а площадка для обмена мнениями. Создать такое спортивное комьюнити в Беларуси на базе «Трибуны» - вот главная цель. А если говорить глобально про белорусский интернет и не касаться спортивного сегмента, там все нормально. На нас ссылается «Наша Нива» и прочие, если мы даем эксклюзив, которого ни у кого нет. Недавно вышел текст про зарплаты белорусских футболистов, который перепечатали более или менее все. Если интересно: в минувшем сезоне зарплата Глеба составила более миллиона евро чистыми.

KYKY: А в спорте есть оппозиция? 

М. Б.: Так это традиционная тема: бело-красно-белый флаг или красно-зеленый - жесткий батхёрд. На чемпионате мира по хоккею в прошлом году шведская полиция вывела с трибун людей, которые развернули большой бело-красно-белый флаг. Матч же показывали в Беларуси, и вот на весь экран он туда-сюда мотался. Думаю, на местах началась легкая паника. Но там была мутная история: белорусские представители федерации обратили внимание шведов, что надо принимать меры, но вроде как особых полномочий у полиции не было. 

На выездных матчах сборной по футболу тоже регулярно присутствует бело-красно-белый флаг, это такой секрет Полишинеля: вроде тема есть, а вроде никто о ней не говорит. Сейчас правозащитники перед чемпионатом мира обсуждают, что нельзя запретить проносить бело-красно-белый флаг, потому что это каштоўнасць Беларуси, но наверняка за этим будут следить. У меня об этом есть веселая история. Лет десять назад мы с другом, которого уже, к сожалению, нет с нами, ездили на чемпионат мира в Москву. Ну, как полагается, с бело-красно-белыми флагами, все дела. Дружище каким-то образом прорвался за скамейку запасных и долго этим флагом светил. Тренерские лавки ведь показывают часто - так что мы внесли вклад во все это подрывное движение. Но самое любопытное: в последний день нашего пребывания в Москве «Ляписы» давали концерт. Тогда еще только вышел первый альбом группы после переформатирования. Дело было в каком-то клубе на Белорусской, кажется. Людей - тьма. Ну, и мы с хоккея прямо - в картонных шлемах Skoda и с флагами наперевес.

Мы их Михалку и так подсовывали, и эдак. Он уворачивался. За весь концерт - ни разу так и не взял в руки. Зато теперь в Вильнюсе проходит концерт «Ляписа» с аншлагом в бело-красно-белой «Сименс-Арене». Времена меняются! 

 KYKY: Вас когда-нибудь считали оппозиционными? 

М. Б.: Ну, мы же не «Хартия ». Мы позволяем высказываться обоим лагерям. Блюдем баланс. Нас, скорее, пытаются уличить в клубных пристрастиях. Если на неделе вышли две хорошие статьи про БАТЭ и одна плохая про  «Динамо», мы сразу становимся проборисовским сайтом. Нам пишут: «Капский купил Голз!» Через неделю обратная ситуация: БАТЭ покритиковали, значит, дал денег руководитель «Динамо». Все уверены, что журналисты продажные, но никто ничего не предлагает. За три с половиной года было всего одно предложение финансового характера. Конечно, мы не договорились. В остальном с руководителями клубов мы в принципе дружим, пока пишем про них хорошо. Как только плохо - сразу звонки с требованием снять статью или переписать. Мы обычно говорим: «Давайте дадим ответное слово, вещайте!» После положительных колонок тоже звонят, но это единичные случаи.

KYKY: Почему многие ресурсы критиковали чемпионат мира, чуть ли не собирали подписи, чтобы избежать его проведения?

М. Б.: ЧМ - событие, которое на определенном этапе было нужно одному человеку в стране. Но теперь это свершившийся факт, и тут я соглашусь с Малишевскимглупо говорить, что этот турнир - поддержка режима. Если разобраться, каждый, кто делает в этой стране что-то позитивное, поддерживает режим. Даже отправляя ребенка в школу, вы немного помогаете режиму: ведь ребенок вырастет, станет умным, откроет фирму, заработает миллион долларов и тоже станет невольно поддерживать какой-нибудь режим. Альтернатива: лечь всем на диване и протестовать. Но мы же не можем перестать учить детей для того, чтобы режим пал!

Мы пытаемся работать, развиваем свои газеты и журналы, предприятия и фирмы - мы просто живем. Ну, и режим где-то рядом. В параллельном мире. Хотя я вижу, как вкалывают некоторые белорусы в другой стране, конечно, они могли бы рассчитывать на другой уровень жизни.

Меня больше напрягает, когда за освещение чемпионата берется Белтелерадиокомпания, и событие попадает под ежедневный пресс: все делается топорно и начинает вызывать атипатию. Вот даже эти победы Домрачевой уже за полнедели затаскали до дыр. И это только начало. У меня просто дома ZALA стоит. Заставляю себя вечерком глянуть, чем живет альтернативная Беларусь, и это очень удобно: если надоело что-то, нажал на перемотку, дождался новостей спорта - и готово. Меня смущает в истории с чемпионатом мира тот факт, что никто толком не понимает, для чего можно использовать турнир. У нас в стране спорт интересен кучке людей. Почему бы не попытаться прорвать эту стену? Чтобы народ заинтересовался, чтобы дети пошли в спортшколы. Чтобы народ открыл какие-то спортивные газеты. В конце концов, мы получаем мировой опыт по проведению топ-турнира. У нас в стране таких специалистов нет. И это могло стать толчком к нормально чемпионату Беларуси по хоккею, к примеру. Но мы продвигаем ЧМ по хоккею как битву за урожай: сегодня по Минской области намолотили 30 миллионов тон зерна. Ура, товарищи! Это бред, конечно. У нас не повысится спортивная аудитория после ЧМ, не станет больше людей на футболе и хоккее. Дожинки прошли, пора на зимовку.

KYKY: Напоминает ли подготовка ЧМ Олимпиаду в Сочи? Какие общие черты?

Олимпийский 'лук' 
М. Б.: Сочи - та же история о том, что один человек хотел получить Олимпиаду, и получил. Сочи стали самыми дорогими Играми в истории, и тут сказывается отношение к России в целом, где не считают денег и все делают хреново - выходит, что обязательно нужно высмеять эти факелы, которые тухли, или снежинку, которая не превратилась в кольцо. Ну как можно было потратить кучу денег, чтобы факелы тухли каждый день? Такая российская действительность: медведь, водка, икра и тухнущий факел - все это перемешивается, и получается полный трындец. Хотя в целом Олимпиада проходит без сбоев. Разве что туман мешает, но от погодных неурядиц не застрахована ни одна страна. Еще важно, что там куча волонтеров и спортсменов со смартфонами, и каждый постит что-то в инстаграмы, фейсбуки и вконтакты, красивые девушки-волонтеры считают своим долгом дать по десять луков с Олимпиады. Контент, собранный всем миром, - самый интересный. Наша задача - правильно отфильтровать, упаковать и показать пользователю внутреннюю часть Олимпиады, которую не снимает Рейтер и не может видеть даже наш журналист, который туда поехал. Мы же чудесным образом туда попали, не выходя на бумаге. Нас позвал Национальный олимпиийский комитет Беларуси, за что ему, конечно, отдельное спасибо. Честно говоря, мы даже не ожидали. Правда, мы, видимо, оправдали не все надежды НОКа, поэтому вопрос по поездке в Рио остается открытым.

KYKY: Ты чувствуешь, что спортивная журналистика - тоже спорт?

М. Б. Любая журналистика - спорт: придумать тему, которую конкурент не сможет, и сделать все настолько круто, чтобы шли к тебе. Или новости дать пораньше, инсайд слить - гонка есть, и драйв чувствуется. Если ты сделал что-то раньше конкурентов и видишь отклик у пользователей, чувствуешь прилив сил, прямо молодцы мы. Но это есть в любой профессии: стремление сделать что-то лучше конкурентов. Теперь наша задача делать крутые тексты и крутой сайт «Трибуна», который будет вызывать резонанс. Плюс давать то, чего не было у белорусских пользователей, вынужденных ходить на российские ресурсы. Грустно ли было прощаться с «Голзом»? Слушай, мы три с половиной года его делали. Мы помним, как все начиналось, когда мы с Горуновичем до двух ночи колбасили тур чемпионата Беларуси, ставили прессухи и комменты. Это часть жизни, которую так просто не выкинешь. Поэтому, конечно, было чуть-чуть грустно. Но за последнюю неделю пользователи на «Трибуне» завели более 200 блогов, те, кто кричали: «Березинский, верни «Голз», пришли, и жизнь налаживается. Мы понимаем, что все делаем правильно.

 

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Двенадцать фактов о Дарье Домрачевой

Герои • Анна Копричева

Редакция KYKY собирает невероятные факты о невероятной биатлонистке: как Домрачева отказалась сниматься ню, почему не согласилась выступать за Россию и как подхватила сальмоннелез в одной из минских кофеен.

Популярное