Кто более одинок: гей или натурал

Герои • редакция KYKY
Минские лесбиянки притворяются подругами, снимающими квартиру на двоих. Геи бегут в Стокгольм от одиночества Хойников, Гродно и Ошмян. Гомофобы не понимают, почему «шикарные сиськи польских конкурсанток на «Евровидении» стали цениться меньше, чем бородатые бабы с хером». Либеральные натуралы советуют жить каждому своей жизнью и не кричать на каждом углу о своей ориентации. Анна Баландина выяснила у лесбиянки, натуралов, гея-правозащитника и гомофоба, кто из них острее всего чувствует одиночество.

Сергей Андросенко. Лидер правозащитного проекта GayBelarus.by и тот парень, который хочет быть неодиноким и делать неодинокими других

Геи рождаются и живут не только в Минске. Представьте одиночество молодого гомосексуального парня, который живёт в Столине, Чашниках или любом другом Дрибине. Он физически развит и симпатичен, потому что ему каждый год приходится скидывать сено в стога и не стесняться любой другой физической колхозной работы. Он достаточно умён, чтобы поступить в районный колледж на техническую специальность. У него хорошие родители — мама директор в районной библиотеке, а отец работает в райисполкоме. Но если этот парень не уедет в областной центр или в Минск, он всегда будет одинок. Да, у него есть хорошие друзья среди местной братвы, родители и бабушка заботятся о нём, девушки не прочь стать жертвами его ухаживаний, но абсолютно никто не знает о том, что он — гей.

Представьте, как сложно, когда ты не можешь говорить о своих чувствах, какими бы искренними они ни были. Влюблённость и романтизм абсолютно никому не чужды. И то, чем гетеросексуал всегда может поделиться с друзьями и родными, гомосексуальному парню приходится скрывать и, более того, делать вид, что он «нормальный» (читай — гетеросексуальный). Получается, что друзья такого провинциального гомосексуала — вовсе не друзья, а родители — не самые близкие люди. Если ты расскажешь им про себя правду, они подвергнут тебя осуждению, изоляции и изгнанию. Молодые геи и лесбиянки, которые живут в маленьких городах, очень одиноки. Спасаясь от одиночества, они бегут в большие города или за границу, где приходится с нуля строить свой искусственный мир, где они будут настоящими. Хотя, безусловно, и многие гетеросексуалы убегают в большие города, спасаясь от деревенской нищеты и одиночества.

В больших городах геи часто тоже одиноки. Многие находятся в постоянном поиске своей любви, что приводит к бесконечным сексуальным связям. Большинство геев скажет, что они «ищут настоящую любовь», но редко у кого «серьёзные отношения» длились хотя бы дольше полугода. Причина не только в том, что прошла страсть и завяли помидоры. Гомосексуалы в Беларуси не умеют, а часто и не могут полноценно социализироваться и вписать однополую «семейную ячейку» в свою жизнь и жизнь своего окружения.

В белорусском обществе, где однополые отношения порицаются, сложно построить правдивые полноценные отношения со своим однополым партнёром или партнёршей, которые будут основываться не только на сексе. Например, симпатичная женщина познакомилась с симпатичной женщиной, им хорошо вместе, и они называют это семьёй. Обе неоткрытые лесбиянки: ни про одну, ни про другую не знают коллеги, большинство друзей и, тем более, родители. Правду знает узкий круг людей, большинство из которых «свои», такие же геи и лесбиянки. Для остальных они — подруги или коллеги, которые просто снимают одну квартиру на двоих. Многие оправдываются: «А зачем кричать о том, что мы лесбиянки и афишировать это?» Но в реальности страх порицания, унижений и изоляции движет большинством гомосексуалок и гомосексуалов.

Они лишены таких трогательных важных моментов, как первое знакомство с родителями, приглашения обеих на свадьбы и дни рождения друзей (ну кто будет приглашать подругу подруги?) В итоге, когда страсть стихает, гомосексуальные пары расходятся, потому что их больше ничего не связывает: ни материальная, ни социальная нагрузка, нет тоски по совместной истории, потому что её в гетеросексуальном понимании не было.

И вновь девушка заводит анкету на сайте с пометкой «ищу девушку для серьёзных отношений». И этой девушке будет одиноко снова и снова. Причина её одиночества глобальна: это и её личный выбор не говорить никому о том, кто она есть, и выбор большей части белорусов негативно относиться к гомосексуалам, что не позволяет последним строить свою жизнь честно и открыто, а заставляет их маргинализироваться.

Я сейчас живу в Стокгольме со своим парнем, с которым мы в отношениях третий год, и с которым планируем в будущем вступить в брак. У нас всё хорошо.

Я с 16 лет не скрываю от окружения свою гомосексуальность. Я знаком с семьёй Лёши, он знаком с моей семьёй, наши мамы знакомы, у нас большой круг общих друзей. В Швеции легализованы однополые браки, усыновление детей однополыми парами, гей-парад в Стокгольме собирает по 650 тысяч человек, даже церковь в Швеции не считает гомосексуальность грехом и венчает однополые пары, и всё почти идеально. Но я тоже бываю одинок. Нет, это не одиночество гея, это одиночество любого человека, который тоскует по родине, своим друзьям, врагам, коллегам и привычному окружению.

Моё одиночество может испытывать любой гетеросексуал, который вынужден покинуть свой привычный ореол обитания. О чем это говорит? Мы, гетеросексуалы и гомосексуалы, действительно очень похожи.

Но геи и лесбиянки более одиноки и нуждаются в поддержке того самого гетеросексуального большинства. Я прошу гетеросексуалов и гетеросексуалок не стесняться и демонстрировать своё толерантное отношение к гомосексуалам. Возможно, именно вы сделаете кого-то менее одиноким, став другом или подругой тому, кто менее защищён в нашей стране и нуждается в вашей поддержке. И уж точно справляться с одиночеством гораздо легче, будь то Гродно или Хойники, имея хороших друзей и подруг, и не важно, какой они сексуальной ориентации.

Александра Соловейчик. Арт-директор клуба Blondes&Brunettes, певица и женщина, традиционно ориентированная

Когда я уже не ходила под стол пешком, но все еще не стеснялась прилюдно ковырять в носу и рубить правду-матку направо и налево (это, кажется, называется детской непосредственностью) нынешние хипстеры, типичные красавчики и иконы мужского стиля настоящего времени назывались по-простому: пидарасами. Среди них были и более уважаемые — артисты эстрады, что не мешало моему папке, например, называть их петухами. Был ли счастлив в тот момент мой натуральный отец? Кажется, да. Ибо он всегда с улыбкой смотрел и смотрит на весь этот цирк. Нет, гомофобом он, благо, не был никогда. Но и любви к гомосексуалистам не питал. Почему «благо»? Да потому что я всерьез считаю, что самые рьяные борцы с педерастами — латентные геи, что еще хуже нелатентных. Теперь я взрослая девочка, а вот моей младшей сестренке, которой нет еще и двух лет, повезло куда меньше. Моим маме и отчиму не позавидовать, ибо им придется непросто, объясняя, что победило на «Евровидении» и почему старшеклассник целуется с физруком, а математица с химицей.

При этом я считаю, что Земля — мирная планета и ужиться на ней могут все. При одном условии: уважении друг к другу и отсутствии агрессивной пропаганды того или иного течения. Пусть наши дети знают: бывает вот так и так, а как правильно — ты сам реши. Если вашему ребенку не будет на ваше мнение плевать, то, возможно, удастся если не навязать ему свою позицию, то хотя бы направить с раннего возраста. В оправдание геям, трансухам и прочим нынче модным меньшинствам скажу, что бездарная русская попса, от которой кровь из ушей течет, такие же сериалы и Сергей Безруков наносят не менее страшный урон детской психике.

Иногда приятнее поговорить с образованным геем, по виду которого не всегда и понятно, что он заднеприводный, нежели с вонючей обезьяной-мужланом, умеющей забивать гвозди дрессированной мозолью на пятке, мнящей себя «настоящим мужчиной».

Знаю случаи, когда геи скрывали свою ориентацию всю жизнь, женились, делали ребенка, во время зачатия малодушно помышляя об упругом орешке соседа. Эти люди трусливы и несчастны. А есть и натуралы, перепутавшие все на свете, сбившиеся с пути, возомнившие себя геями то ли от безысходности, то ли от общей моды. Они так же несчастны и одиноки. Что бы мы ни делали, нужно прислушиваться к себе. Счастлив и не одинок тот, кто живет в гармонии с собой и сумел найти способ оставить уж совсем личную сторону своей жизни личной, не делая ее достоянием всего мира. Такое поведение тоже пахнет дурно — так и кричит о том, как несчастен этот человек. В той же мере я не уважаю мужчин, делающих зарубки на кровати и на каждом углу вещающих о своих случках с телочками. Эти тоже несчастны и одиноки. Но еще и тупы частенько. Не важно, трахаешь ты или долбут тебя, паренек, будь человеком в своих взглядах, будь самодостаточен, гармоничен и не забывай: никому не интересно, что ты с кем сколько раз и как. Живи своей жизнью. И будет тебе счастье.

Кристина Дмитриева. Официантка, скрытая лесбиянка

Не могу сказать, что кто-то более одинок и что это зависит от ориентации человека. Понятно, что ЛГБТ тяжело, ведь нас — всего лишь 7% людей, а остальных, соответственно, 93%, и у них, куда ни плюнь, можно найти свою пару. Зато у нас — самые лучшие. Ни я, ни мои подруги не страдают от особого одиночества. Кто-то уже по десять лет в отношениях, другие любят часто менять девочек. Все как и у «обычных» людей, я думаю.

Тяжело встречаться с девушкой и бояться это показать. Я так встречалась. Ну, ничего страшного в объятиях или держаниях за руку я не видела, а девушка моя боялась этого как огня. Мы недолго продержались, если честно. И вообще главная сложность — в скрытности. Люди не понимают, осуждают, пару раз чуть ли не били на улице. Поначалу я вообще даже никому из друзей и подруг о себе не говорила, это было очень тяжело. Они все шутили «а мужик твой где?» Ну, а как я им могла сказать, мол, «у мужика моего тоже вагина есть». Перестали бы общаться. А далее по списку: узнают на работе — найдут повод уволить, узнают родители — откажутся. Грустно это.

Максим Капский. Консультант в магазине техники, исповедует традиционные отношения, но думает как человек, свободный от предрассудков

На мой взгляд, состояние одиночества — это только размышление о смысле, почему ты один. Как процесс творчества художника во время написания новой картины. В этом состоянии люди думают об отношениях, которые хотят в будущем для того, чтобы снова не стать одиноким. Одиночество для мужчины — это не выбор, а решение. Осознанное решение ухода в свою пещеру. А вот чем можно заниматься в своей пещере, совсем другой вопрос. Одни будут развиваться, другие трахаться направо и налево, третьи — бухать, куча вариантов. Одиночество у геев — это последствия, а не решение. Последствия пребывания во внутреннем конфликте с самим собой и окружающими. Вполне привычное эмоциональное состояние. Начиная с раннего детства он один: его не понимают ни сверстники, ни родители, ему приходится уходить в себя и оставаться там.

Но мужикам (натуралам — прим. автора) все равно сложнее в сравнении с геями. Геи знают, каково это — быть одиноким, и под давлением общества будут скрывать свое счастье. А полноценно счастливы они будут только тогда, когда всем станет похер, кто с кем трахается. В Древнем Египте так и было.

Вот и сейчас общество должно меняться — чтобы пропал этот эгоизм и желание лезть куда не надо. А права осуждать чью-то личную жизнь нет ни у кого. Но в нашем обществе все настолько странно… Пока геев не будут воспринимать как равноправных членов общества, всегда будет внутренний конфликт.

Геннадий Шпакловский. Музыкант, кинооператор и вынужденный гомофоб

Еще лет пять назад я бы с уверенностью ответил, что геи — самые одинокие создания на земле. Но в последнее время из-за влияния магнитных бурь, вспышек на солнце, чернокожего президента, массового психоза, избытка наркоты, гномов-переростков и летающих коров геи набирают победные очки (страшно созвучно с другим словом). И теперь я, натурал, могу сказать, что я намного больше forever alone, чем они. Современные тенденции прямо впихивают нам, что быть геем — круто, модно, молодежно. Что уж говорить, если сам Папа Римский не осуждает, а даже поддерживает чпокающихся верующих гомосеков. В такие моменты я очень рад тому, что я атеист и могу смело поугарать со всего этого. Да блин, в конце концов, сколько приложений было создано на чертовы смартфоны, чтобы эти шахтеры могли с легкостью искать себе тоннели. Для натуралов все как нельзя более скромно.

Гуляя по улицам Парижа со своей девушкой летом, мы не раз встречали гейские парочки. И знаете, что я скажу? Я начинал чувствовать, что это я неправильный, мол, почему-то я гуляю с красивой девочкой — вон все с мужиками за ручки ходят.

Не скажу, что я ярый гомофоб. Скорее, я возмущен тем, как это дело пиарят и вечно кричат про права геев. Если ты гей — радуйся, что вас все больше, и ты не один. Не нужно кричать об этом на каждом углу, устраивать митинги. А нынче вообще полный трындец, им разрешили детей усыновлять! Представляете, каково будет бедному ребенку? Это сломает ему психику с раннего детства. В лучшем случае, он станет серийным маньяком. Это все делает их ни разу не одинокими. Держите свое гейство при себе. Как и свою религию.

Не могу не затронуть последнее «Евровидение». Когда это шикарные сиськи польских конкурсанток стали цениться меньше, чем бородатые бабы с хером? Да, песня не самая худшая, но это явно не первое место. Вот попробовала бы Европа не проголосовать за Кончиту. Геи бы сразу заявили об ущемлении прав и третью мировую бы начали. Еще пару лет, и у них будет прав больше, чем у натуралов. И все гетеросексуалы будут чувствовать вселенское одиночество. Ибо сами доигрались.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мы гуляем у спартанцаў. Мова — наша фішка»

Герои
Сёння у трэндзе вывучэнне беларускай мовы. 22 мая адчыняюцца новыя курсы, ужо трэція па ліку ў Мінску. Каб публіка звярнула ўвагу на курсы «Моваведа», хлопцы агучылі культавыя кінафільмы. Атрымаўся патрыятычны пул відэа, які рызыкуе стаць самай паспяховай віруснай рэкламай. Рэдакцыя KYKY размаўляе с заснавальнікам (абноўлена).
Популярное