Вадим Прокопьев. Искусство троллить журналистов

Герои • редакция KYKY
Когда в СМИ выходит 48-е по счету интервью с ресторатором, кажется, Вадим Прокопьев говорит журналистам одно и то же, тщетно пытаясь перевоспитать всех нас в Джереми Кларксонов, способствовав скорейшему появлению в Беларуси прессы уровня Times. Редакции KYKY удалось получить феерическую аудиозапись интервью ресторатора для одного минского глянцевого журнала. Кроме главреда журнала Дмитрия, в беседе участвовала певица клуба «Blondes and Brunettes» по имени Александра. «Как только главный редактор задал свой первый вопрос, мы поняли, что нам ничего не остается, как только веселиться», — сказал Вадим Прокопьев.

Место: клуб «Blondes and Brunettes» Время: сразу после открытия

Внимание! Верить хоть одному слову Вадима Прокопьева в тексте опасно для здоровья.

Главный редактор Дмитрий: Вадим, а почему Вы скрываете свои интерьеры от публики?

Вадим Прокопьев: Да потому, что нечем гордиться. Вы оглянитесь вокруг. Поэтому и скрываю.

Дмитрий: Не пускаете прессу на мероприятия.

Вадим Прокопьев: Давно пора расстаться с вульгарной привычкой фотографировать отдыхающих людей, у которых могут быть семьи, родители и враги, в атмосфере порочного клубного отдыха. Это никуда не годится. Это может понравиться лишь девушкам из Могилева, которые никогда не бывали в клубе и хотят получить свои пять минут славы по Энди Уорхолу. Поэтому политика во всех дорогих клубах мира: «What happens in Vegas stays in Vegas».

Александра: (читает с листочка вопросы от глянцевого журнала): Сколько, по-вашему, Беларусь готова платить за коктейли в Вашем баре?

Вадим Прокопьев: Каждый дурно одетый мужчина, у которого есть излишки денежных средств, должен понимать, что покупая коктейль за 200 тысяч девальвированных белорусских рублей, он платит за себя, за двух блондинок и за одну брюнетку.

Александра: Почему блондинки две, а брюнетка одна?

Вадим Прокопьев: Золотое правило оргии гласит о нечетном числе, главное, чтобы четное не получилось.

Александра: Блондинки две, брюнетка одна, значит, в итоге получилось три девочки.

Вадим Прокопьев: Да, но учитывая мужчину, получается четыре. Говно какое-то. Это не оргия. Но ушли мы куда-то в сторону. Дима нас не поправляет, а мы резвимся. Дима, поправляйте нас иногда.

Дмитрий: Я так и не понял, а в чем концепция Вашего заведения?

Вадим Прокопьев: Ну, в чем концепция, Дмитрий… Сначала бежишь ищешь тех, кто готов вложить три миллиона долларов, потом отбираешь самый лучший персонал, долго его тренируешь, отбираешь самых лучших диджеев, потом заставляешь джазовых музыкантов репетировать. Потом берешь лучшего бармена и делаешь самую дорогую коктейльную карту. Потом ищешь лучшее шампанское, которое можешь достать, распечатываешь пригласительные, зовешь самую состоятельную и красивую публику и не пускаешь ее. И сидишь здесь, радостный, и пьешь, пока не обанкротишься.

'Blondes and Brunettes' назван 'самым дорогим клубом в Минске', источник фото

Дмитрий: Чем планируете завлекать народ? Притягивать и оставлять клиентуру у себя?

Вадим Прокопьев: Я Вам скажу, чем. Заносчивостью. Презрением. Высокими ценами, некрасивыми девицами, уродливыми, косолапыми, горбатыми девицами, у которых один глаз больше другого. Отвратительным разбавленным пойлом, чудовищной музыкой и колхозными танцами.

Александра: Может быть, будут цыгане? А звезд не планировали привозить?

Вадим Прокопьев: Очень правильный вопрос. Слушайте, я вообще не подумал об этом. Я так был занят открытием клуба, что даже не подумал. Дмитрий, а Вы кого хотели бы услышать?

Дмитрий: Здесь? Ну, Вам точно не покатят какие-то попсовые…

Вадим Прокопьев: Например, у Вас родился сын или дочь, а через 20 лет вы говорите ему: «Знаешь, в 2013 году был концерт, я тебе сейчас поставлю…». Вот что это, на Ваш взгляд? Кого бы Вы пригласили?

Дмитрий: Это еще от интерьера зависит… Мне нравится шоу-бизнес украинский. Вера Брежнева подошла бы сюда. К интерьеру. А, кстати, у вас открытие было в один день с «Блек Холл Баром», есть такой бар.

Вадим Прокопьев: Hole пишется через O или через A?

Дмитрий: Через A и две L.

Вадим Прокопьев: А, то есть все-таки Hall, да.

Дмитрий: Одновременно с вашим заведением открылся «Блек Холл Бар» на Киселева, 12. Это было сделано специально?

Вадим Прокопьев: Я, конечно, буду лукавить, если скажу, что совершенно не следил за действиями моих коллег из «Блек Холл». Честно говоря, я сделал такой трюк, в котором я никому не признаюсь, но Вам, Дмитрий, скажу, потому что Вы очень располагаете к откровенной беседе: вообще, весь свой успех я строю в тени «Блек Холл Бара». Я специально подгадал открытие, чтобы получить хотя бы какую-нибудь долю их гостей. И в этом была подловатая, но очень эффективная бизнес-стратегия.

Дмитрий: А если серьезно? Я тоже не считаю, что они заведение высшего уровня. Но почему-то они сделали открытие в один день с Вашим, и Вы сделали в один день с их. Почему так: это случайность?

Вадим Прокопьев: Я уже разоткровенничался и сказал правду. Вы просто не поняли. Я считаю, что мое место на рынке ночных утех, чего уж тут скрывать, — оно маленькое. И понятно, что в Минске есть люди, которые гораздо больше моего понимают, что такое хорошая музыка, красиво одетая публика и атмосфера. Это все написано в учебниках по маркетингу: если вы еще учитесь, найдите того, кто по-настоящему силен и профессионален, и вы все равно заработаете свой рваный евро, просто подражая ему. Мы могли открыться позже, но это была истерическая попытка открыться в тот же день с «Блек Холлом». Конечно, мы не претендуем на такой же уровень и успех, но нам хватает. Мы считаем, что наше место маленькое, и вообще, нужно скромнее держаться.

Открытие клуба 'Blondes and Brunettes', источник фото

Дмитрий: А вы работаете только по пятницам и субботам?

Вадим Прокопьев: Это абсолютно не выгодно, но у нас нет еще достаточно денег, чтобы платить барменам, певицам, музыкантам и диджеям каждый день, поэтому мы всех их просим потерпеть, затянуть потуже пояса, и хотя бы в выходные как-то с нами сотрудничать.

Дмитрий: А в дальнейшем планируете как бы ежедневно?

Вадим Прокопьев: Я не знаю, что должно произойти, чтобы мы разбогатели. Я не исключаю, что в связи с недостатком средств, нищетой и бедностью мы вообще будем работать один раз в неделю, если не раз в две недели.

Дмитрий: А насколько рентабельно такое заведение, если Вы видите с самого начала, что оно не приносит какой-то доход…

Вадим Прокопьев: Если продавать кокаин в индустриальных количествах, то заведение даже с такой концепцией может по-прежнему приносить небольшой, но стабильный доход.

Дмитрий: Кого из артистов Вы видите у себя?

Вадим Прокопьев: Мы не потянем звезд первой величины, поэтому это будет двойник Челентано, двойник Мадонны, двойник Леди Гага, поверьте мне, если Вы когда-нибудь их слышали, они ничуть не хуже, но стоят намного дешевле. Я вообще считаю, что главное пережить первые 10 лет.

Если заведение не обанкротится, не вылетит в трубу, то в случае, если колумбийские поставки сохранятся на том же уровне, и нам не станут подмешивать какой-нибудь вульгарный стиральный порошок, то мы хотим открыть в каждом районном городе точную копию «Блондз энд Брюнеттс».

Дмитрий: Вы думаете, такие заведения нужны во всех городах?

Вадим Прокопьев: Мы получили два письма. Но сумели прочитать только одно. Первое письмо было из Гомеля, а второе из Волковыска. Письмо из Гомеля состояло целиком из обсценной лексики. Но дама, которая написала из Волковыска, смогла на пяти страницах выразить чаяния волковысских блондинок и брюнеток. Они очень ждут чего-то подобного, потому что им там в Волковыске некуда одеться и некуда пойти.

Дмитрий: Я Вам больше скажу — можно арендовать частные клубы и делать очень хорошие мероприятия. В Америке так часто делают. Закрытые мероприятия. Они просто арендуют помещения, делают балы даже такого плана — джаз, танцуют.

Вадим Прокопьев: Мы слышали что-то такое про Америку, но никак не могли познакомиться с очевидцем, который бы рассказал от первого лица, что там происходит.

Дмитрий: В любом городе есть такие закрытые мероприятия. Я не поклонник каких-то брендовых клубов. Там атмосфера доступности. Когда я студентом был, работал там.

Вадим Прокопьев: Ну, простыми словами: никаких понтов, да? Люди по-настоящему отрываются и искренне веселятся?

Дмитрий: У нас такое тоже скоро будет. Когда люди достигли чего-то в деньгах, они кичатся этим, в дальнейшем эта напыщенность проходит от обыденности. Когда сейчас у людей есть «Феррари», они этим гордятся, а когда «Феррари» будут на каждом углу? Я, допустим, в Америке мог снять в аренду «Феррари», кататься два-три дня.

Вадим Прокопьев: Я много слышал про американских девушек, что они крайне доступны, в отличие от белорусок.

Дима: Они проще.

Вадим Прокопьев: А так, по-мужски, не обращая внимания на Сашу: правду говорят, что они прямо мастерицы в постели, в отличие от белорусок? Или все-таки преувеличивают?

Дмитрий: Они обычные, как и наши. У нас такие стереотипы: вот мы с тобой должны встречаться дальше. Там нет. Они без обязательств. Получили удовольствие и все.

Вадим Прокопьев: Приятно, конечно. Надо мне как-нибудь подкопить денег и вылезти в эту Америку.

Дмитрий: А как насчет личной жизни? Вы счастливы?

Вадим Прокопьев: Если я могу себе позволить жить с котом, как Вы считаете? Наверное, нет. Я уже прошел через все стадии личных неудач и остался с котом, и мы с ним прекрасно сосуществуем. Он занят, я занят. Вяло поздоровается со мной и займется своими делами. Вы же помните, что еще Пушкин говорил: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Ну, вообще, Вы коснулись, конечно, очень интимного вопроса.

Дмитрий: Я к этому готов. На самом деле, все, что Вы говорили до того, была обыденность, обычные из интернета вопросы.

Вадим Прокопьев: По большому счету: что клубы? Что Америка? Что коктейли? Если нет человека рядом с тобой, с которым чувствуешь не только физическое, что греха таить, но и духовное родство, то жизнь твоя неполноценна и ничтожна. Что тут скажешь? Если с самого начала не задалось с женщинами, не стоит и надеяться. Умеете Вы разговорить, конечно, собеседника.

Дмитрий: А как вообще Вы относитесь к белорусским девушкам?

Вадим Прокопьев: Вообще, мне кажется, я их побаиваюсь.

Дмитрий: Почему?

Вадим Прокопьев: Я не привык слышать слово «нет» в ответ. Не знаю, как Ваш опыт, Дмитрий, но как только я чувствую, что нужно решаться и делать какое-то предложение… Я слишком часто слышал слово «нет» в своей жизни и уже бросил пробовать. Но они по-прежнему меня волнуют.

Александра: Неужели девушек не прельщает Ваше положение в обществе?

Вадим Прокопьев: Воспитанные в простых белорусских семьях, они подозревают во мне кого угодно и все чаще видят, скорее, сутенера. Очень трудно сквозь эту алкогольную дымку донести свои настоящие мысли и раскрыть кому-то свой духовный мир.

Дмитрий: Может, Вы не там ищете?

Вадим Прокопьев: Не могу сказать, что я так уже категоричен. Я был в Национальной библиотеке в тщетной надежде. Не столько за книгами туда шел, потому что книги меня быстро утомляют. Но и там удача мне не улыбнулась. Если у Вас какой-то дельный совет, как мужчина мужчине: где же их все-таки искать? Где они водятся, нормальные? По-настоящему богатые душой. Забудем, как они выглядят, ведь красота — она же не внешняя.

Дмитрий: На мой взгляд, искать не нужно. Я не ищу сейчас. Я нашел.

Александра: Как вы познакомились?

Дмитрий: Мы познакомились в ресторане в Киеве.

Вадим Прокопьев: Все-таки, на Ваш взгляд, Дима, ресторан не надо сбрасывать со счетов? Иногда можно свое счастье найти и в ресторане?

Дмитрий: Не обязательно. Я вообще против того, чтобы искать кого-то.

Вадим Прокопьев: Вы смотрите на это по-конфуциански: если долго сидеть у реки, рано или поздно по ней будет проплывать мимо она. Если вы заслуживаете этого. Вот вопрос: как узнать ее одну? Этот вопрос меня не покидает уже 42-й год.

Александра: Допустим, вы трижды были обмануты девушкой, или она вас бросала, а четвертая девушка может быть вашей судьбой, а вы уже закрыты и не доверяете людям. И она вот мимо проходит, и вы к ней абсолютно негативно относитесь, потому что предыдущие три раза были неудачными.

Вадим Прокопьев: Кстати, она права.

Дмитрий: У меня был знакомый, у которого были четыре девушки. Но он считал, что эти девушки должны быть пафосные, такие культурные, их должны все знать — статусные девушки. А в итоге он ехал в метро и познакомился с девушкой. Они подружились, гулять начали, потихоньку, потихоньку. Может, ему не нужны эти тусовки, может, ему этого и не хватало?

Вадим Прокопьев: То есть он имел мужество и смелость признаться, что он не был прав? Он жил не своей жизнью, когда пытался демонстративно встречаться с девушками более авантажными и более видными. А счастья в этом нет. Я, конечно, про это мало знаю, но весь опыт человечества говорит, что никакого счастья в этом нет.

Дмитрий: Хорошо, а какой Ваш идеал девушки?

Вадим Прокопьев: Это может показаться смешным, но вы сразу не смейтесь. Мне важно, чтобы она очень устойчиво стояла на кухне. У нее должны быть крепкие ноги - это первое и, пожалуй, самое важное качество, которое я ищу. Потому что девушки с тонкими грациозными лодыжками не смогут стоять у плиты более получаса…

Александра: Жестоко…

Вадим Прокопьев: Мне нужны очень крепкие ноги, и если вы говорите о физической привлекательности: это важно, но очень относительно. Мне, скорее, интересен ее внутренний мир. Скажем, любит ли она юмор. Например, Петросяна. Потому что если она будет кривить носом, я, конечно, какое-то время все равно буду терпеть…

Александра: А что касается пристрастия к шансону? Она должна любить шансон?

Вадим Прокопьев: Шансон она не обязана любить. Более того, я, будучи полублагородным человеком, никогда не буду заставлять ее его слушать. Я шансон послушаю в машине у себя и буду совершенно счастлив и доволен — я в этом смысле очень великодушен.

Дмитрий: Ваша девушка имеет право на свою какую-то жизнь?

Вадим Прокопьев: Вот это нет. Я знаю, что сейчас в современной культуре многие поверхностно относятся к тому, что девушка имеет свою, чего греха таить, половую жизнь на стороне. Я, во-первых, против. Более того, считаю, что задача любого уважающего себя мужчины - даже не допустить возможности ее выхода в свет без вас. Потому что, видите ли, нет никакой гарантии, что она назавтра не поставит вопрос ребром и не отсудит у вас половину имущества. Лучше оберегать ее от этого и держать в стороне от соблазнов.

Александра: Вадим, а что касается клуба? Если любой выход в свет исключен без Вас. Вот вы вместе приходите в клуб, это неизбежно.

Вадим Прокопьев: Здесь очень важно держать правую или левую руку свободной. Если вы пьете правой рукой, левой рукой вы должны цепко держать ее за противоположную руку. Что еще важно: пресекать взгляды.

Александра: Вы считаете, что это гуманно по отношению к девушке? Например, я хочу сходить в туалет или пообщаться со своими друзьями, даже в рамках клуба.

Вадим Прокопьев: Кстати, относительно туалета. Это действительно наиболее опасное пространство. Лучший способ отпустить девушку в туалет — это проводить ее буквально до дверей туалета.

Потому что есть парни, которые будут специально подавать знаки, которых вы можете не заметить в клубе, и дожидаться, пока ваша дама выпьет восьмой коктейль. Они будут все это время дежурить возле дамской комнаты, чтобы взять у нее номер телефона. Я считаю, что это возмутительно.

Дима, у нас есть еще эфирное время? Вы уверены, что не хотите что-нибудь выпить?Дмитрий: Нет, спасибо…

Вадим Прокопьев: Я предлагаю найти какой-то стимул, чтобы закончить интервью, потому что все проголодались. Давайте какой-то последний вопрос…

Дмитрий: У Вас есть друзья?

Вадим Прокопьев: Друзья — это категория, девальвированная в наше время, опять же не без влияния массовой западной культуры, и многие склонны объявлять друзьями любых своих случайных собутыльников. Я считаю, что друзья заводятся в детстве, в районе 10–11 лет. Друзьями можно называть только тех людей, с которыми, как говорил Высоцкий, ты бы пошел в разведку. И пусть каждый мужчина в моем возрасте просто оглянется вокруг и спросит себя: многих ли из своего окружения, из собутыльников, он отнес бы в эту категорию? Отвечая на Ваш вопрос, есть ли у меня категория друзей с большой буквы Д — в этом смысле мне в жизни повезло, потому что приблизительно 120–130 человек я бы взял с собой в разведку. Мне, может быть, с женщинами не так везло в жизни, но с друзьями мне…

Дмитрий (с готовностью подхватывает): Повезло больше… А Вы считаете, что друзья и бизнес — совместимые вещи или нет?

Вадим Прокопьев: Можно ли другу одолжить деньги и рассчитывать на то, что он их вернет? Я считаю, что это западные лекала, их двойные пресловутые стандарты. Если ты можешь с ним пойти в развездку, не надо думать о том, вернет он тебе деньги или нет. В бизнесе не столько прибыль важна, сколько правильный партнер.

Дмитрий: Тогда последний вопрос: кем Вы видите себя, допустим, лет через 10?

Вадим Прокопьев: Мои претензии скромны, я ни в коем случае не вижу себя богатым человеком или, например, известным и влиятельным. Для меня очень важно через 10 лет не столько покорить какие-то вершины — важно ни в коем случае не отказаться от своих привычек и жизненных принципов. То, во что ты верил в юности, это и сохраниться через 10 лет.

Дмитрий: А тремя словами если?

Вадим Прокопьев: Что? Тремя словами: непоколебимость, великодушие, проницательность.

Фрагмент записи:

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Да пребудет с тобой Мандела: африканский менталитет похож на славянский

Герои • Виталий Шуравко
Сегодня тысячи людей собрались на панихиду по Нельсону Манделе, человеку, которого в ЮАР называют Мадиба. Имя первого темнокожего президента ЮАР до сих пор вызывает благоговение. О том, что теперь происходит в Южной Африке без Мадибы, рассказывает владелец Onliner.by Виталий Шуравко, который каждый год в течение пяти лет наездами по нескольку месяцев жил в ЮАР.
Популярное