«Это мина на 7 млрд долларов». Юрист разобрал, чем дело Белгазпромбанка так опасно для всей Беларуси и выгодно для России

Деньги • Юрий Гуща

Юрист Юрий Гуща, который до этого делал разборы эфиров БТ о деле Бабарико и анализировал, как ЦИК отбраковывает подписи за кандидатов, написал новый пост. Это оценка возможных последствий дела Белгазпромбанка для всей Беларуси. KYKY приводит его целиком.

Какие будут последствия?

К сожалению, так уж повелось, что лукашенковский режим за всю историю своего существования не шибко-то задумывался о последствиях того, что он делал и делает.
Разгон и отъём «коммунарок», «спартаков», «кераминов», «пинскдревов» и прочих кусков частной собственности залихватскими наскоками «именем революции» благополучно сходили с рук, что укоренило опьяняющее чувство разнузданной вседозволенности. Мол, что бы мы не «отмочили» – последствий не будет, «ответка» не прилетит. В этой стране – наше всё, что стоИт или движется. Относительно Белгазпромбанка тоже, видимо, были такие мысли, подогреваемые высокомерной уверенностью во вседозволенности и безнаказанности. Но тут ошибочка вышла.

* * *

Ответственно заявляю: то, что произошло с ОАО «Белгазпробманк» 11.06.2020 и продолжает происходить сейчас – повлечет ужасные последствия для беларусского народа и государства. Особенно в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Я сейчас объясню. Но предупреждаю сразу: некоторым из тех, кто будет это читать, станет дурно.

* * *

Многих, кто так или иначе интересовался темой Белгазпромбанка, волновал вопрос: а что же Россия? Почему она молчит? Почему Кремль никак не реагирует на отъём своей собственности по факту?

Уверяю вас, они не молчат. Они реагируют, ещё как реагируют. Но то, что Кремль никак громогласно не высказался, не вызвал «Семашку на ковёр», наоборот – должно насторожить, а не успокоить. Кремль сейчас потирает руки и не верит тому счастью, которое на него свалилось из-за случившегося с банком. Кремлевское руководство сейчас смачно сглатывает слюну от мыслей о предстоящей добыче. 11 июня 2020 года власти Беларуси сами на блюде преподнесли ему такой подарок, о котором оно и мечтать не могло. 

* * *

Чтобы понять, какая реально трагедия для нашего государства произошла с Белгазпромбанком вследствие опрометчивых и недальновидных действий беларуских властей, давайте немного окунёмся в чисто юридическую часть вопроса.

Итак, совместное беларуско-российское акционерное общество «Белгазпромбанк» было зарегистрировано 28.11.1997 года, и на данный момент банк на 99,9% является частной собственностью российских акционеров: ПАО «Газпром», АО «Газпромбанк», ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» (бывший Белтрансгаз). Таким образом, это частное предприятие, доля Республики Беларусь в котором составляет 0,097%, что, с позиций российского законодательства и международного права, делает нашу страну так называемым «миноритарным акционером», т.е. держателем акций, величина пакета которых не позволяет напрямую участвовать в управлении банком. Тот факт, что беларуские власти недавно делегировали своего представителя в банк в рамках т.н. «владельческого надзора», не имеет никакого значения для российской и международной юрисдикций: совет директоров банка сформирован без участия официальных представителей Республики Беларусь.

* * *

Теперь о статусе совета директоров и его реальном значении в управлении Банком. Согласно Уставу банка, утвержденному решением общего собрания акционеров от 21 марта 2008 г., Совет директоров ОАО «Белгазпромбанк», является единственным органом, осуществляющим руководство его текущей деятельностью, подотчетен Общему собранию акционеров и больше никому.

Председателем Совета директоров ОАО «Белгазпробанка» является заместитель председателя правления ПАО «Газпром» Садыгов Фамил Камиль оглы, личность достаточно известная своей близостью к Алексею Миллеру и Владимиру Путину.
Состав совета директоров избирается Общим собранием акционеров – высшим органом управления банка. Иного законного способа формирования состава совета директоров, кроме как самим акционерами, не предусмотрено.

Среди аффилированных лиц ОАО «Белгазпромбанк» (по состоянию на 01.03.2020 года) значатся: бывший премьер-министр Российской Федерации, а ныне председатель совета директоров ПАО «Газпром», Зубков В.А., сам Миллер А.Б., зампред российского Газпромбанка Акимов А.И., действующие министры российского правительства Новак А.В., Мантуров Д.В. Патрушев Д.Н., а также человек с примечательной фамилией Путин М.Е., приходящийся племянником одному весьма известному политическому деятелю.

Таким образом, в числе персон, непосредственно имеющих личные и имущественные интересы в ОАО «Белгазпромбанк», значатся совсем уж непростые люди. Если не сказать больше. Давайте представим: что бывает с теми, кто попытается залезть к этим людям в их карман?

* * *

А теперь – самый убийственный момент в этой всей истории. Он же – момент истины. Насколько мне известно, учредительным договором ОАО «Белгазпромбанк» в качестве способа разрешения споров и конфликтов определена так называемая договорная альтернативная подсудность, предполагающая, что банк при возникновении факта нарушенного права либо споров о нем (в том числе, между самим банком и государством Республика Беларусь), вправе обращаться как в суды юрисдикции Республики Беларусь, Российской Федерации, так и в международные суды.

А вот акционеры банка (а мы помним, кто у ОАО «Белагазпромбанк» числится в акционерах) с целью защиты своих прав, имеют возможность обратиться или в Арбитражный суд г. Москвы по месту своего нахождения, или в международные суды, которыми могут быть и Арбитражный институт торговой Палаты г. Стокгольма (Стокгольмский арбитраж) или Лондонский международный арбитражный суд (LCIA).

Вот почему и молчит Газпром. Вот почему до сих пор молчит Газпромбанк. Вот почему молчит российское правительство как их основной акционер. Но это не молчание. Они просто уже сидят в засаде. А сидя в засаде, громко кричать не принято.

* * *

А теперь разберемся: действительно ли молчит ли российская сторона? А вот это как раз и нет. Она давно высказала свою позицию, и эта позиция пришлась не меньше, как обухом по голове. Жаль, что это мало кто в Беларуси услышал. А надо бы.

12 июня 2020 года ПАО «Газпром» и ОАО «Газпромбанк» сделали совместное официальное заявление о том, что «11.06. 2020 в нарушение законодательства Республики Беларусь Правлением Национального банка Республики Беларусь были осуществлены незаконные действия по назначению и. о. председателя правления и и. о. заместителя председателя правления ОАО «Белгазпромбанк». Эти назначения сопровождались задержанием полномочных членов правления Белгазпромбанка правоохранительными органами Республики Беларусь. Указанные действия совершены с грубым нарушением законодательства Республики Беларусь и Договора о Евразийском экономическом союзе (Астана, 29 мая 2014 года) и непосредственно затрагивают права и законные интересы российских акционеров ОАО «Белгазпромбанк», а также интересы клиентов и вкладчиков. Акционеры ОАО «Белгазпромбанк» намерены добиваться защиты своих прав и законных интересов всеми доступными правовыми средствами, а также принимают все возможные меры для охраны интересов клиентов и обеспечения финансовой стабильности банка».

И в этот же день председатель Совета директоров ОАО «Белгазпромбанка» Фамил Садыгов подписал официальное письмо-обращение аналогичного содержания от имени Совета директоров банка и направил его председателю правления Национального Банка Республики Беларусь П.В. Каллауру. В нём – приговор.

А «вишенкой на торте» к приговору стало последующее заявление акционеров 18.06.2020, из смысла которого вытекало, что ОАО «Белгазпромбанк» занимает в структуре балансов его акционеров незначительные доли, поэтому никакого негативного влияния на деятельность и финансовую устойчивость акционеров предпринятые властями Беларуси незаконные действия в отношении банка, не окажет.

Иными словами: мы потерпим. Садиться за стол переговоров по этой теме никто ни с кем не намерен. Предмета торга нет. Точка.

А теперь растолкую, что значат заявления Газпрома и Газпромбанка в переводе с сухого официально-юридического языка на простой человеческий

Итак, Газпром, Газпромбанк, а значит и Кремль заявили, что:

1. Фактическое упразднение деятельности Правления ОАО «Белгазпромбанк» как его единственного исполнительного органа, действующего в соответствии со статьей 12 Устава банка, главой 8 Банковского кодекса Республики Беларусь, и его подмена «временной администрацией» являются неправомерными и незаконными, не признаются ни советом директоров, ни самим акционерами.

2. В силу обстоятельств, изложенных в пункте 1, все организационно-распорядительные действия и решения так называемой «временной администрации» будут признаны ничтожными, т.е. незаконными с момента их совершения. И это широчайший перечь юридически значимых действий: начиная от заключения трудовых контрактов с работниками банка и заканчивая всеми юридически оформляемыми отношениями по основной уставной деятельности банка. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

3. Материальный вред, любые убытки, в том числе ущерб деловой репутации банка, причиненный как действиями государственных органов в отношении банка, так и назначенной «временной администрацией, в период времени с 11.06.2020 года и до момента ввода ситуации в правовое поле, будут подлежать взысканию в судебном порядке.

4. Незаконные действия властей Беларуси по отношению непосредственно к самому банку, а также к составу его Правления, имеют длящийся характер.

Иными словами: Газпром и Газпромбанк поставили Республику Беларусь «на счетчик»: каждый прожитый день банком вне правового поля оборачивается убытками и санкциями, и это все плюсуется и накапливается.

5. Стороной, которой будут предъявлены требования о возмещении убытков, является наше государство – Республика Беларусь, а не должностные лица госконтроля и госбезопасности, совершившие незаконные действия. При этом не будет иметь существенного значения, насколько легитимны были эти государственные органы и вышли ли они при этом за рамки и пределы своих полномочий и компетенций, легитимен ли тот «наверху», кто отдал им такой приказ. Ответственность для нашей страны наступит неотвратимо.

6. Члены «временной администрации» тоже сильно рискуют. В частном порядке юридические и физические лица (широкий круг клиентов либо работники банка) впоследствии смогут предъявить им в суде любые имущественные исковые требования о возмещении убытков либо компенсации причиненного вреда, а само государство – многомиллионные регрессные иски, которые те вряд ли выплатят до конца своей жизни.

Как эти все угрозы могут быть реализованы на практике? Я не футуролог, но спрогнозировать всё же попытаюсь

1. Исходим из того, что 11.06.2020 акционеры официально и публично заявили о свершившемся факте утраты контроля над активами банка и самим банком в целом. Тем самым правоустанавливающими документами общего собрания акционеров будет определено, что с этой даты чистые активы банка неправомерно перешли под контроль третьего лица, коим по определению является государство Республика Беларусь.

На данный момент стоимость чистых активов банка согласно балансу на 10.06.2020 (а в банке баланс составляется ежедневно) составляет приблизительно 2,0 - 2,2 млрд долларов США по текущему курсу Национального банка. (Кстати: за последние 10 лет деятельности Виктора Бабарико на посту председателя правления ОАО «Белгазпромбанк» стоимость чистых активов банка в долларовом исчислении выросла со 104 млн долл. США (на 01.01.2010), до 2,43 млрд долл. США на 01.01.2020, т.е. в 23 раза (источник). Указанные активы будут истребованы судом как находящиеся в чужом неправомерном владении и распоряжении Республики Беларусь.

2. Не следует забывать, что банк получает от деятельности прибыль, которая капитализируется. Размер чистой прибыли за 2019 год составила 96,6 млн рублей.
(источник). В судебной перспективе размер годовой прибыли может быть экстраполирован на будущие периоды, количество которых зависит от того, как долго банк пребудет в текущем состоянии неправомерного владения, пользования и распоряжения его активами. Совокупные цифры консолидированной годовой прибыли за эти периоды могут быть предъявлены в исковых требованиях о возмещении убытков в виде упущенной выгоды.

3. Не стоит забывать, что банк уже получил и далее продолжит получать чистые прямые убытки, как в силу потери репутации, оттока клиентской базы, снижения качества корпоративного управления, так и вследствие потери кредитного и депозитного портфелей, разгрома кастодиального сегмента банка (из-за банального вскрытия банковских ячеек и утраты их содержимого). Компенсация этих убытков в конкретных цифрах может лечь в основу исковых требований к государству об их возмещении.

4. И наконец, вред деловой репутации. Оценка этого вреда является субъективной. В частном процессуальном праве – это нематериальное требование, которое акционеры могут заявить, уплачивая фиксированную судебную пошлину. Пары миллионов долларов у Газпрома на это найдется. Зато суммы требований о возмещении вреда деловой репутации могут оказаться шокирующими. По сложившейся международной практике эта сумма определяется кратной стоимости чистых активов банка, т.е. от 4 млрд долларов и выше.

* * *

Таким образом, размер исковых требований, которые акционеры ЗАО «Белгазпромбанк» могут заявить Республике Беларусь в российском либо международных судах, составляет в среднем от 6,5-7 млрд. долларов и выше. Верхней границы у этой цифры нет. 6,5-7 млрд долларов – это около 15% годового ВВП Беларуси.  

* * *

Что будет дальше? А дальше – реальная утрата суверенитета и независимости Республики Беларусь. Беларусь будет вынуждена исполнить решения российских или международных арбитражей. Как в рамках договоров с Российской Федерацией 1993, 1997, 1999, 2014 годов, так и международных договоров, которые подписала наша страна.

Иначе – санкции. Не исполним добровольно – будем исполнять принудительно: арестами на имущество страны. Не следует забывать, что в собственности государства Беларусь находятся её земля, леса и недра... Вот поэтому молчит Кремль. Пока молчит.

* * *

Прилетит, допустим, Президент Республики Беларусь на саммит, например, в Европу, а улететь уже не сможет: самолет будет арестован. Как будут и арестованы все его резиденции за пределами страны. Как когда-то арестовывали собственность Российской Федерации по иску фирмы «Нога», удовлетворённому в Стокгольмском арбитраже. Именно поэтому сам «Газпром» в спешном порядке выплатил долг 1,5 млрд долларов полякам и 3 млрд долларов украинскому «Нафтогазу», потому что знает, что за это бывает.

* * *

Ход истории сметет нынешний режим, как ветер сметает с дорог грязь и мусор.
Но останется тяжелое лукашенковское наследство, которое будет тянуть на своем горбу народ Республики Беларусь ещё долгие годы. Тот, кто с пеной у рта громче всех доказывает, что является единственным защитником суверенитета и независимости Беларуси, 11 июня 2020 года подложил под неё мину.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Переживёт ли выборы беларуская экономика? Разговор о ловушке бедности и печатном станке

Деньги • Мария Мелёхина

Ждать ли беларусам девальвации после выборов, включат ли власти «печатный станок», каким может быть курс к концу года, а также как вытащить страну из ловушки бедности? KYKY спросил у старшего аналитика «Альпари Евразия» Вадима Иосуба.

Популярное