«Кто такой Джон Голт?» и зачем Минску новые «свободные пространства»

Деньги • Николай Янкойть
Если вы распробовали «Имагуру», «Дом Фишера» и «Балки» и считаете, что историю с коворкингами Минск не исчерпал, а напротив, все только начинается, знайте: в субботу на улице Шорной недалеко от бизнес-центра «Немига» начнет работу новый open space «Кто такой Джон Голт?». KYKY наведался в гости к его основателям и расспросил, для кого они открывают «свободное пространство» и чем оно будет отличаться от всех остальных.

Дмитрий Гринкевич: Мы просто ребята, которые решили сделать что-то полезное. Начинали втроём – я, мой брат Кирилл и Женя Павелко, а потом к нам присоединился Слава Жук, наш близкий друг.

Кирилл Гринкевич: Наш основной бизнес – реклама. Заработанные деньги мы тратили не на дорогие автомобили, а на попытки открыть новый бизнес. Иногда один бизнес открывался, чтобы обслуживать другой, и в создании этого пространства изначально были те же задачи: мы хотели создать офис, в котором работали бы наши компании, а вместе с ними – другие талантливые люди. С одной стороны, это позволило бы содержать помещение, с другой – дало бы возможность знакомиться с людьми. А потом эта идея переросла в нечто большее.

Кто такой Джон Голт

Кирилл: Джон Голт – герой книги «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд, символ талантливого и сильного человека, который хочет что-то делать. Мы уверены, что в каждом человеке есть особый талант, который отличает его от других. Нам хотелось бы, чтоб люди не боялись пытаться что-то делать самостоятельно. Чем больше будет таких ребят, тем лучше будет вокруг.

Дмитрий: Мы все вращаемся в определённом кругу людей, и когда хочется сделать какой-то проект, то зачастую нам не хватает профессионалов из других направлений. Вот нужны тебе, например, фотографы и дизайнеры, а ты их не знаешь. Поиски нужного человека отнимают много времени, и твои идеи стопорятся. И мы решили, что классно было бы создать свободное пространство, в котором могли бы знакомиться и общаться самые разные люди.

Слава Жук: Всё сейчас вращается вокруг сообществ, и важно держать эти сообщества рядом друг с другом. Наша цель – собрать всех под одной крышей, создать сообщество сильных и талантливых.

Дмитрий: А талантливых людей в Минске дофига.

Слава: Наша аудитория – люди творческие, причём творчество не ограничивается музыкой, дизайном и фотографией. Ты талантливый инженер? Приходи. Есть способности в кулинарии и чувствуешь, что станешь крутым шеф-поваром? Welcome, ты найдёшь здесь, с кем обсудить планы.

Кирилл: Мы хотим, чтобы все всех знали, чтобы могли друг другу помочь – не только нажиться, а и сделать что-то сообща. Это и есть основная идеология.

Дмитрий: Мы условно разделили нашу деятельность на три направления: работа, образование и развлечения. В рамках работы «Кто такой Джон Голт?» – что-то типа коворкинга. Человек может организовать здесь деловую встречу, стартап, просто поработать удалённо.

Слава: По поводу развлечений – у нас есть игровая комната с X-Box, плюс мы организовываем разные мероприятия: игры, психологические квесты. И, конечно, у нас изобилие настолок.

Коворкинг с глобальными целями: на кого похож «Джон Голт»

Кирилл: Мы старались сделать это пространство таким, чтобы его можно было задействовать в любое время в любом формате. Да, его можно использовать как коворкинг или как антикафе, но субаренда помещения нам неинтересна. Мы практикуем её сейчас, она помогает отбивать расходы, но мы хотим создавать контент сами, и в первую очередь – контент образовательный. Мы очень хотим быть полезными.

Дмитрий: Мы уже приглашали к нам в пространство двух арт-директоров «Студии Лебедева», Людвига Быстроновского и Эркена Кагарова. Причём цены были гуманными, мы не лупили ценник в $100 за две лекции. Мы постараемся привозить интересных людей каждый месяц, чтобы белорусы могли слушать хорошие лекции здесь, в Минске. В идеале это должны быть не просто лекции, а мастер-классы, от которых можно получить максимум конкретной пользы. Нам хочется, чтобы уровень бизнеса, творчества, дизайна в Беларуси хоть чуть-чуть вырос. Если мы все будем делать город и страну чуть-чуть лучше, к нам станут по-другому относиться.



Слава:
Чему могут научить педагоги, которые сами не работают в своей индустрии? Теория – одно дело, практика – совсем другое. Сейчас мы открываем что-то вроде творческой мастерской телевизионщика, на которой будут встречи с телеведущими, актёрами. Преподавателем станет наш знакомый Андрей Бибиков. У него небольшой педагогический опыт, зато отличный практический, и польза от его занятий по сравнению с теоретическим курсом в академии несоизмеримая.

Кирилл: Мы хотим открывать под своей эгидой школы и курсы образования, которое отличается от государственного. Надеемся, получится крупный проект – очень хотелось бы сделать что-то похожее на московскую «Стрелку». Простой принцип образования: меньше формальности, больше практики. Сейчас ищем способных молодых преподавателей, готовых вести занятия. У нас есть такие люди, я точно это знаю: знакомые, которые проводят уроки парного программирования, причём совершенно бесплатно.



Слава:
Часто случается так, что человек делает хорошие вещи, а просишь его показать и рассказать другим – скепсис: «Ай, ну зачем, это никому не нужно». Мы ищем ребят, которые не будут говорить «ай», а возьмут и сделают.

Пример для меня – Wargaming. Чуваки просто сказали себе: «Ни фига не ай, всё у нас круто» – и сделали круто, и теперь известны во всём мире.

Кирилл: Наши цели вполне схожи с целями Imaguru, но мы не предусматривали фиксированные рабочие места, попытались сделать наше пространство не офисным. Мне всегда претили эти зеркальные офисные потолки, и мы хотели, чтобы всё здесь было сделано руками. Весь ремонт мы финансировали из собственных средств, вложили в районе $100.000. В принципе, не так и дорого, если учесть площади – 400 кв.м. Мы старались всё сделать хорошо: поставили хороший интернет, хорошую кофе-машину, хорошую музыку. Практически всю мебель мы сделали своими руками.

Как самому сделать крафтовую мебель, если в мастерcких заламывают ценник до небес

Дмитрий: Сделать штучный товар в Беларуси – это проблема. Одни вещи стоят очень дорого, другие не делает вообще никто. Это ещё одна из причин, по которой всё пришлось делать самим. Казалось бы, что тут такого – сделать кастомный диван: металлическая основа, кожаные ремни, подушки. А в итоге ты сначала ищешь того, кто мог бы сварить каркас, потом – где в Беларуси купить подходящую кожу и где из неё сшить ремни.



Кирилл: После долгих поисков мы поехали за кожей в Могилёв на завод, где работают заключённые – сейчас он обанкротился и закрылся, кстати. Сутки потратили, чтобы оформить покупку сорока шкур! Дальше оказалось, что сшить из этих шкур комплект ремней стоит $40, а таких ремней нужно было 80. Мы решили, что это дорого – и в итоге порезали сами, сшили сами, сами вставили пряжки. За изготовление подушек цены заламывают тоже фантастические, так что мы отыскали по знакомым ткани, поролон и сами всё сшили. Да, не с первого раза всё вышло – но ведь вышло!

Дмитрий: Мы сами сделали столы, сварили парты для учебного класса, смастерили из дуба деревянные светильники. Увидели статью про заброшенные склады завода «Горизонт», заметили на фотографиях старые проржавевшие металлические стулья. У нас получилось их достать, мы отчистили их от ржавчины, перекрасили, сделали подлокотники, натянули кожу.

Получились вроде бы и новые вещи, но с историей. Может, на этом одном из этих стульев когда-то сидел убийца Кеннеди!



Кирилл:
Одну из ламп собрали из старой рампы Брестского театра. Я сделал кожаное кресло и назвал его «Хемингуэй» – кожа была очень тугой, и мне подумалось, что известный охотник Хемингуэй справился бы с ней куда быстрее, чем я. Все эти вещи, сделанные своими руками – это и момент психологической разгрузки. Кризис в стране, основной бизнес хоть и остаётся прибыльным, но становится проблемным, клиентов мало. Обидно наблюдать, как компании закрываются, просто исчезают, всё это морально давит. А приходишь сюда – пополировал дерево, пропитал его, собрал стол, и видишь реальный результат. Не какие-то деньги, которые пришли на счёт, а реальный стол – классно!

Дмитрий: А ещё, пока мы всё это делали, познакомились с интересными людьми, которые не просят за свою работу миллиардов и готовы помочь. Например, с художниками из Бреста Аней и Машей Редько – они сделали нам рисунки на стенах.

Места, бренды и цены

Кирилл: Основных помещений у нас вышло пять. Учебный класс на 20 мест, комната с проектором и X-Box, два больших помещения. В одном из них во время лекций мы убираем столы и выставляем почти сто посадочных мест. В пятой комнате, входной, у нас есть уголок белорусских дизайнеров, мы будем продавать здесь красивые и хорошие вещи. Сейчас у нас уже можно купить вещи «Важного гуся». Плюс через всё пространство тянется галерея, сейчас здесь выставлены работы Ани Редько, а потом выставки будут меняться.

Дмитрий: А ещё у нас отличный кофе.

Кирилл: И цены демократичные: первый час стоит 50 тысяч, второй – 35, и так с постоянным снижением до пятого часа, начиная с которого здесь можно находиться бесплатно.

Адрес свободного пространства «Кто такой Джон Голт»: ул. Шорная, д. 20, пом. 1Н.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Белорусское станкостроение: как спасти

Деньги • редакция KYKY

«Японская пословица гласит: если хочешь помочь человеку, дай ему не рыбу, а удочку» – вот эпиграф документа, который получило Министерство промышленности Беларуси от частного бизнеса. Копия попала в KYKY. Суть документа: белорусское станкостроение на российском рынке может повторить подвиг тайваньского станкостроения на китайском рынке.

Популярное