Купляйце беларускае

Деньги • Дарина Обухова
Дело не в магазинных товарах с красно-зеленой лентой, сувенирах в аэропорту и зернёном твороге. Лозунг можно отнести к одежде молодых дизайнеров - вроде той, что делают бренды LSTR и RUSLO. Это не сомнительные платья с кривыми швами за пару сотен долларов на фэшн-маркете. Редакция KYKY рассмотрела белорусскую одежду, которую действительно можно носить.

Вакцина против скепсиса по отношению к одежде made in Belarus — хорошая одежда made in Belarus. Молодые бренды, LSTR и RUSLO, появились в последние два года и быстро нарастили лояльную аудиторию. Пока обе марки предлагают стандартный набор streetwear: футболки, свитшоты, шапки и кепки. Но скоро обещают начать делать и рубашки, и куртки, и аксессуары. Это такой soul business, занимаясь которым вряд ли заработаешь огромные суммы. Вместо них — постоянный дофамин и поток людей, которые носят то, что придумал ты сам.

Бренд LSTR

Основан: весна 2012 года.

Первичный капитал: около 2000 $.

Вещь-бестселлер: футболка «Гусарская» (224.000 Br)


Кастусь Езавітаў, основатель LSTR

Футболка LSTR

KYKY: Почему ты начал делать одежду?

К. Е.: Я понял, что меня не прельщает перспектива пополнить стройные ряды нищих белорусских ученых. По образованию я геолог, работал в государственной конторе. Такой опыт — лучшая мотивация, чтобы зашевелиться, проявить инициативу и заняться своим делом. Я съездил на фестиваль в Польшу в честь 600-летия Грюнвальдской битвы и увидел там майки с принтами про культуру и историю Польши. Я захотел сделать одежду, связанную с Беларусью. Подписываюсь под постами «команда LSTR», но на деле всем занимаюсь я: генерирую все идеи, отвечаю за дизайн, брендинг, маркетинг.

KYKY: Где ты нашел деньги на запуск бренда и с какими трудностями столкнулся?

К. Е.: Первый капитал я заработал, когда трудился ночами на улице Кижеватова, где занимался исследованиями почвы для метро, которое скоро там появится. Это была небольшая сумма — примерно 2000 $. Они ушли на сырье, пошив. Мы шьемся в Беларуси — это принциальная позиция. В страну привозят кучу китайско-пакистанских тряпок, хотя качественно можно пошить и у нас.

Любая деятельность в Беларуси трудна. Задержка партии на швейном производстве на две недели не считается задержкой. За это даже не извиняются. Почти все делают работу для галочки. Нужно постоянно бороться, быть начеку, держать это в голове.

Футболка «Гусарская», бестселлер LSTR

KYKY: Почему люди стали покупать одежду LSTR?

К. Е.: Их подкупила идейность. В сегменте streetwear есть много брендов-калек, которые повторяют зарубежные аналоги, зачастую хуже. А люди все чувствуют, их не обманешь. За одеждой должна стоять идея. Если она сделана в Беларуси, необходим местный колорит. Это же не купленные в Китае за мизерные деньги вещи, которые тут продают втридорога.


KYKY: Кто эти люди? Молодые патриоты?

К. Е.: Да, мы шьем для патриотов. Покупать белорусскую одежду — патриотизм в каком-то роде. Удивительно, но это не только молодые люди. У нас 50/50. Много покупателей старше 35 лет, представители разных социальных слоев: инженеры, работники метро, дизайнеры, фотографы. Один раз майор даже пришел и купил нашу гусарскую футболку. Как-то мужчина приехал забирать вещи и рассказывал, как всю ночь делал операцию. Часто приезжают на хороших машинах. Они находят нас через сайт, паблик ВКонтакте, слышат от друзей. Одно время нас стали любить поклонники белорусофобских тоталитарных культов. Еще много заказов из-за границы. Это не только белорусы в эмиграции, но и французы, скандинавы, которым нравятся наши принты. У нас были случаи, когда партия свитшотов — более 50 экземпляров — продавалась за три часа.

Фотограф Сергей Гудилин с сумкой LSTR

KYKY: Принты на белорусском — это принципиальная позиция?

К. Е.: Язык — наша основа. Мы больше, чем бренд. Хотим развивать культуру, поддерживать важные гражданские инициативы призами, инвестировать в издание книг — думаю, это случится в скором времени. Нам дали приз на фестивале AD!NAK за развитие белорусскоязычной культуры. Одежда — идеальный инструмент для этого.

Мы пытаемся изменить имидж белоруса — например, делали майки с дерущимися белорусами, как метафору того, что белорусы не забитые меланхолики. Процесс формирования нации еще не завершился, мы можем немного на все повлиять.

KYKY: Чем вы уже гордитесь, а чем недовольны? LSTR — это бизнес?

К. Е.: Да, это бизнес, но деньги не на первом месте. Если хочешь заработать только деньги, ничего не добьешься. Люди удивительным образом чувствуют это. Цены у нас средние. Свитшот стоит 400 тысяч белорусских рублей — это адекватно, мы не собираемся ориентироваться на европейские цены. У нас другая экономика, иные условия. В стране проблемы с тканями — часто ты покупаешь кота в мешке. Иногда нет деталей. Как-то мы не могли найти шнурки для баек, от отчаяния собирались использовать для этой цели хоккейные шнурки. Еще я хочу делать куртки. В ближайшее время планируем выпустить кошельки, ремни, тираж новых зимних шапок. Я хочу добиться идеального уровня, который меня устроит: чтобы я брал вещь в руки и понимал, что она лучше, чем предыдущая.

Перед тем, как запустить бренд, многие говорили мне, что это провал. Что это одежда для тру-белорусов, которые бьют себя кулаком в грудь, а таких мало. А я всегда говорил, что потенциальная аудитория марки — 10 миллионов и много белорусов по всему миру. Критиканы оказались посрамлены.

Бренд RUSLO

Основан: март 2013 года.

Первичный капитал: 2000 $.

Вещь-бестселлер: свитшот «Animals and Humans are Friends» (60 $)

Дмитрий Хомич, основатель бренда RUSLO

KYKY: Почему ты начал делать одежду?

Д. М.: Я работал и учился в университете, что меня дико раздражало. С детства хотел быть дизайнером, но мои родители меня им не видели. В 17–18 лет мозг плохо варил, я пошел по их настоянию в вуз, но потом бросил, потому что это ерунда. Основной толчок — желание заниматься любимым делом: тогда ты не работаешь, но получаешь доход. Я хотел делать практичные вещи, а не платья с прибамбасами, претендующие на high fashion. Я не силен в крое, но зачем изобретать велосипед, если уже есть свитшот классической формы, например?

KYKY: Откуда взялись деньги на запуск и что ты делал сначала?

Д. М.: Деньги взял в долг. Составил подробный бизнес-план. Придумал название, которое мне близко — плыть в своем русле, быть верным своей теме и не предавать ее. Нарисовал логотип. Первыми сделали серые свитшоты с веганскими принтами.

KYKY: Пул покупателей ограничен людьми в веганской теме?

Д. М.: Да не только для веганов! Для всех, кто любит природу, истоки. Одежду покупают люди лет до 27, покупают из-за идеи, а не потому, что это модно. Я всегда сам доставляю — интересно же посмотреть. Быдла не было ни разу. Был случай, когда мама забрала у девочки шорты, стала носить и попросила купить еще. Мой дедушка носит RUSLO: футболку и кепку с волнами. Мать хорошо относится к моему делу, отец — плохо. Это все идет изнутри: их система же сильно обманула в свое время.

KYKY: Пиаритесь только через ВКонтакте? Когда московская «Afisha» написала про вас, обрадовались?

Д. М.: 30% нашей одежды уходит в Москву и Питер. А вот «Afisha» плохой материал сделала про нас: написали DIY— панк-бренд из Белоруссии. Вот прям «Белоруссии» с двумя буквами «с». А заголовок статьи: «10 марок из России и Украины».

Музыкант Дима Ску в футболке RUSLO

KYKY: Это бизнес? На заработанные деньги можно жить?

Д. М.: Я уже полгода не работаю. RUSLO — маленький бизнес, я все лучше понимаю, как его вести. Главная установка — делать все качественно: одежду, ее описание, фотографии, видео. В последний лукбук мы взяли хаски у девочки, которая их разводит. Его привезли из Италии, зовут Буран, отличная собака. Люди и платят за идею, а не просто кофту. На это работает доставка на дом, упаковка, этикетка. Команда должна быть небольшой, один человек способен отвечать за несколько сегментов.

Сейчас я хочу делать основным направлением фланелевые рубашки. И непромокаемые вещи, походные, с карманом для ножика, например. Мы шьемся в Киеве, потому что это дешевле и качественнее, чем у нас. Я придерживаюсь стандартных цен, стараюсь не делать слишком дешево. Сейчас появились деньги, чтобы делать больше одежды.

Заработанного мне хватает, чтобы снимать квартиру, есть и пить. Большего пока и не надо.
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Квартира с плеч

Деньги • Анна Копричева

Вы считаете свою зарплату вполне сносной? На зачуханную однушку в Шабанах вам надо откладывать лет восемь при условии, что цены на жильё к тому времени не взлетят, а вы освоите фотосинтез и будете потреблять солнечную энергию вместо калорий? Анна Копричева разбирается с ценами на квартиры в Минске, сроками, за которые окупится аренда, и ролью агентств недвижимости во всем этом деле.

Популярное