Последний челнок. Репортаж из торговой точки.

Деньги • Евгений Гвоздович
Вещевые рынки Минска на грани исчезновения. Регламент Таможенного союза обязывает продавцов сертифицировать продукцию с 1 декабря. Редакция KYKY отправилась на рынки и в торговые центры Минска, чтобы увидеть несгибаемых продавцов в лицо и узнать, что они придумали для того, чтобы остаться в живых.

Вещевые рынки Минска на грани исчезновения. Новый регламент Таможенного союза обязывает продавцов сертифицировать продукцию с 1 декабря. Редакция KYKY отправилась на рынки в торговые центры Минска, чтобы увидеть несгибаемых продавцов в лицо и узнать, что они придумали для того, чтобы остаться в живых.

Вещевые рынки в Минске живут, пока жив инстинкт белоруса одеваться в палатке на рынке, там же заказывать мебель и автозапчасти. На первый взгляд кажется, что никакой технический регламент Таможенного союза не заставит торговые точки исчезнуть. Представители малого бизнеса негодуют.  «С 1 декабря предприниматели не смогут продавать товар, который не имеет подтверждающих документов. Все, кто работает на белорусском рынке, — малые, крупные, средние торговые сети и ИП — будут работать по единым правилам», — сказал им Петр Прокопович.


Печально выглядит рынок «Ждановичи». В пасмурную погоду предприниматели сидят в недрах торговых точек, выходят под капли дождя на молчаливый перекур. Пустынно и возле ларьков с шаурмой – между пластмассовыми столами расхаживают голуби. Из вьетнамского кафе «Сайгон» доносится песнь Стаса Михайлова. Ряды строительных магазинов все еще предлагают трубы, смеси, ароматные лаки и краски.

Мебельная фурнитура на рынке Ждановичи    

Предприниматель Сергей предлагает покупателям дверные ручки всех мастей и коробочки с фурнитурой. На вопрос о техническом регламенте и последних днях рынка «Ждановичи» он кривит губы в улыбке: «Просто надо работать и не лениться, тогда будет результат. Люди ударяются в протесы от банальной лени. Тот, кто хочет работать, будет работать. А вообще, нововведения касаются скорее тех, кто торгует одеждой. Нашу «стройку» это не затрагивает». 

С продавцом фурнитуры согласны и в этом мебельном магазине, где весь товар уже сертифицирован, и никаких дополнительных манипуляций с документами, по их словам, делать не надо. 

Охотники и рыболовы

Сразу за пустырем перед большим торговым центром, посвященным легкой турецкой промышленности, находится магазин с камуфляжными костюмами и резиновыми сапогами. Возле него двое мужчин о чем-то усердно спорят. На вопрос о том, собираются ли они проходить сертификацию, продавцы реагируют бурно: «У нас есть товар, который лежит и по два года, и стоит не дешево. Мне теперь взять и отдать специальную куртку за 300 долларов, чтобы ее взяли и порезали? Деньги мне вернет кто-нибудь?». Продавец демонстрирует две куртки с бирками «-33С», «-45 С». Каждый костюм предназначен для своих погодных  условий, но после вступление в силу технического регламента каждую из моделей придется отдать на исследования для безопасности конечного потребителя.

Продавцы говорят: «Для ипешников это большая проблема. Потому что товар вывозится из России с таких же рынков. Их крупные фирмы с нашими небольшими объемами просто отказываются работать, им это не выгодно. Разрешено ввести товара на 1000 евро, никто про такие суммы там даже говорить не будет. Вообще, что теперь делать и как дальше торговать, мы не знаем». Фотографироваться мужчины не хотят, мол, если выложить их фотографии, то сразу придет налоговая и начнет душить всех несогласных проверками.

Судьба китайской куртки 

Светлана работает в одном из сотен магазинов одежды на Ждановичах. Возит одежду из Китая и Турции. К слову, китайская фабрика выдает ей на руки сертификат качества, уже переведенный на русский язык. Но по новому техническому регламенту он не годится. Светлана объясняет и показывает три куртки: «Вот смотрите: с виду вроде одинаковые. Но у каждой разный состав. Значит, нужны три разных сертификата. Что из всего этого выйдет? Да просто будет сужен ассортимент товара в магазине - и все. Сейчас мы покупаем для продажи продукцию нескольких фирм. Может получиться так, что остановимся на одной или двух. Кроме прочего, на всю эту сертификацию уйдет уйма времени. То есть налоги платишь, аренду платишь, а магазин закрыт, пока ты занимаешься бумажными делами. Еще есть такое понятие как остаток. И что получается? Мне теперь дешевле вещи в детский дом отдать, чем продавать с такими издержками». Специально фотографироваться Светлана не хочет. Говорит, вместе с ней бизнесом занимается ещё два человека, и если делать фото, то только с их согласия.   

Элита ИПе 

За последние пару лет в Минске открылась куча торговых центров, где брендовые магазины чередуются с обычными вещевыми прилавками. Пусть ассортимент напоминает «Ждановичи», зато в самом ТЦ чисто, светло и тепло. Как, скажем, на Немиге, 3. Алексей, владелец бутика чешской косметики «Manufaktura», на вопрос о нововведениях реагирует хладнокровно: «На нас Таможенный союз тоже повлиял, но техрегламент был введен значительно раньше, чем для шмоточников. В этом году мы уже заплатили 60 миллионов за сертификацию, а это еще не предел. У нас все сложнее и намного дороже. Но все в одинаковых условиях. Нечего тут ныть. Я готов работать на перспективу, а не срывать куш прямо сейчас. Если бы я занимался производством, то, скорее всего, поддерживал бы единое таможенное пространство, так как основной рынок сбыта был бы в России. Мне Таможенный союз сейчас для моей деятельности не нужен, он только вредит затратами. Шмоточники просто профаны, которые не изучают нормативные акты, потому не владеют информацией. Им это обойдется в миллионов 10, что не так страшно. Но они думают иначе. Конечно, власти тоже не правы, что не доносят достоверную информацию. Ипэшников я не поддерживаю и не могу понять крайне враждебного отношения к новому регламенту. У них зачастую одежда дороже, чем в официальных магазинах в РБ, у которых есть все  документы. Проблема в том, что наши люди любят ходить на рынки, а не в нормальные магазины. Причин этого я не понимаю. Надеюсь, скоро все изменится».

Гламурный аксессуар дорожает 

Хозяйку магазина одежды и аксессуаров зовут Ирина. Она говорит, что на проблему нужно смотреть шире: «Если будет введен технический регламент, цена на товар значительно возрастет. Я считаю, что предприниматели, которые являются посредниками в своей деятельности, не должны платить за то, за что должна платить фирма, производящая товары. Почему предприниматель должен платить за свои пять единиц товара, если фабрика выпускает 500 единиц?».

Трикотаж навсегда  

В магазине с одеждой крупных размеров на полках с трикотажными изделиями лежат глянцевые журналы и каталоги. Магазин принадлежит девушке по имени Анастасия: «Вообще, нам половина фирм дает сертификаты, которые годятся в условиях Таможенного союза. Разумеется, что все эти инициативы отнимут времени и сил, но все это можно сделать. Даже если не пройти сертификацию у нас, можно получить ее в странах Таможенного союза. Тем более, если у тебя линейка товаров, а не единичный экземпляр». 

Моральная поддержка 

Владелец небольшой уютной кофейни Дмитрий над проблемой сертификации серьезно не думал. На вопрос об отношении к частным предпринимателям просто сказал, что поддержит своих ребят по справедливости. А как там оно – будет видно позже.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Купляйце беларускае

Деньги • Дарина Обухова

Дело не в магазинных товарах с красно-зеленой лентой, сувенирах в аэропорту и зернёном твороге. Лозунг можно отнести к одежде молодых дизайнеров - вроде той, что делают бренды LSTR и RUSLO. Это не сомнительные платья с кривыми швами за пару сотен долларов на фэшн-маркете. Редакция KYKY рассмотрела белорусскую одежду, которую действительно можно носить.

Популярное