Евгений Федоров: «Говнорока полно везде»

Музыка
Бывший солист питерской рок-группы «Tequilajazzz» Евгений Федоров уже почти два года выступает с проектом «Zorge». Накануне минского концерта Федоров вспоминает о пластинках Джона Колтрейна и «Led Zeppelin», любимых книгах, а также признается, почему не сможет создать настоящий политический рок-манифест.

коллектив Евгения Федорова «Zorge» успел записать дебютный альбом, запустить мультимедийный аудиопроект «Mongoloid», а 26 января собирается на концерт в Минск. 

– Я редко бываю в Беларуси. Всего несколько раз был в Минске на гастролях с группой «Tequilajazzz». Мы приезжали, играли и сразу уезжали. Но от Минска сохранились впечатления чистого и просторного города. Что касается «Zorge», то группе еще не исполнилось и двух лет. Выступали в России, Украине, Молдове. От Беларуси были близко, но так и не добрались. Скоро это исправим.

 * * *

– Помню, как по телевизору в советское время показывали «Песняров», «Верасов», которые, наверное, были ведущими эстрадными коллективами союзной республики. Честно говоря, такая музыка мне не очень нравилась.

Я рано созрел как антисоветский элемент. И все, что показывали по телевидению, навязывалось по радио, вызывало в том возрасте отторжение. 

* * *

– Никакой проблемы отцов и детей в моей семье не было. Мой отец играл в джазовом оркестре. В то время подобные коллективы назывались эстрадно-симфоническими. В доме всегда звучала поп-музыка разных стран и народов. Были пластинки и «Led Zeppelin» , и «Beatles», и Джона Колтрейна, и Чарли Паркера, и Баха, Бетховена. В те годы любая западная музыка сразу же расхватывалась и заслушивалась до дыр. И то, что я начал делать – играть в панк-группе – воспринималось нормально, противоречий не возникало. Отец, к сожалению, рано ушел  из жизни, не застал моего активного занятия музыкой. А мама и сейчас слушает, вырезки о нашей группе собирает.  И на выступления просится, но я благоразумно охраняю ее от посещения наших концертов. 90% из них проходят в неуютных, шумных и накуренных помещениях.

* * * 

– Панк был максимально актуален в момент моего взросления. Вот  и все. Конечно, эта музыка меня воспитала. И я, как нормальный старпёр, с этим живу всю свою жизнь.

* * *

– Группа «Zorge» все-таки имеет отношение к шпиону Зорге. Но не к его историческому прошлому, а к легендам, которые описаны в художественно-приключенческой литературе. Музыка у нас про приключения.

* * *

– Есть слушатели «Tequilajazz», которые перестали ходить на наши концерты. Есть те, кто вернулся. Но теперь у нас новая публика – музыка немножко другая, несет другой эмоциональный заряд. Я не могу сказать, что она рассчитана на какую-то другую аудиторию. Мы ничего не рассчитываем, а делаем так, как нам хочется. Но, как правило, когда в середине, в финале программы мы начинаем исполнять какие-то не самые очевидные песни из репертуара «Tequilajazzz», все очень довольны.

Как изменилась наша музыка? Стала мелодичнее, гармонический ряд стал более стройным, в темах песен нет места депрессии.

  * * *

– В Питере выступаем достаточно часто – около 6 раз в год. Это, как правило, наиболее ответственные концерты. В Санкт-Петербурге самая придирчивая публика на планете.

* * * 

– У меня был интерес к футбольному клубу «Зенит», к тому, что происходило вокруг него тогда, когда это была городская команда, за которую играл парень из Колпино, рабочего пригорода Петербурга. Когда это была не самая успешная, но очень активная и поддерживаемая команда в стране. Вот это был интерес. И ты понимал, что вечером в простом молодежном клубе можешь встретить звезду клуба и спокойно спросить: «Почему так плохо играл?». В последние годы с командой произошли такие изменения, после которых я охладел к ее деятельности. Многие со мной не согласятся, но это мое мнение. «Зенит» перестал чувствовать себя городской командой.  Теперь это скорее микросборная Российской Федерации. Сейчас все изменилось, и мне пока не интересно, что там происходит.

* * * 

Многие рок-исполнители постоянно открещиваются от своей принадлежности к шоу-бизнесу. Интересно, вы считаете «Zorge» и «Tequilajazzz» частью шоу-бизнеса? 

 – Безусловно. И это глупо отрицать. Если ты, скажем, продаешь сувениры в ларьке, то ты ничем не отличаешься от того человека, который продает вещи в супермаркете. Люди покупают наши пластинки, платят деньги за билеты, а мы получаем гонорары. Я прошу прощения, но это уже шоу-бизнес, на каком бы уровне он ни находился. Просто мы маргинальная часть, действующая по своим правилам. Они со скрипом, но работают. Но мы не видим, не представляем себя там, где происходят основные события шоу-бизнеса. Нам это не интересно и это не наше.

Так или иначе, мы являемся частью независимого музыкального творчества. Она хоть и независимая, но является чем-то таким, где происходят товарно-денежные отношения. Соответственно, это бизнес.  

*  * *

– Пытаюсь ходить на концерты максимально часто, но это не всегда возможно. Когда хорошие концерты проходят в Петербурге, мы в это время уезжаем куда-то играть. Мне не удалось сходить на концерт Элтона Джона, но я мечтаю посетить его выступление. Мечтаю увидеть и других, к счастью, живых артистов, таких как Стиви Уандер. В этом списке огромное количество попсовых исполнителей. Собирался ехать в Лондон на концерты Майкла Джексона, которые по известной причине были отменены...  

* * * 

– «Попса» – это просто определение той части поп-музыки, которая считается довольно позорной. В любой стране можно включить телеканал и увидеть гигантское количество такого же шлака, который показывают у нас по телевидению. К поп-музыке у меня отношение самое нежное. Есть точно такая плохая рок-музыка: есть рок, а есть, прошу прощения, говнорок.

Я с большим удовольствием послушаю какую-нибудь «попсу», чем я буду слушать подделку под рок, где неталантливые люди, используя неталантливые клише, исполняют что-то в стиле русский рок. Говнорока полно везде. В любой стране. Просто у нас его почему-то больше.

 * * *

– Словосочетание «комплекс Боно» не мы придумали. Есть Боно, который не только музыкант, но и общественный деятель, борец за экологию. Когда все это превращается в слишком мощный пафос, то бывает смешно. Хотя есть персонажи, у которых это хорошо получается. Видимо потому, что они долго шли к этому, стали большими звездами общественно-политического рока. Может, это и есть тот путь, который привел их к тому, чтобы заниматься своим настоящим делом – бороться с несправедливостью. У каждого свой путь, и в этом нет ничего плохого. Но так происходит, что в России миссионерского отношения к рок-музыке гораздо больше. Очень часто это возникает из-за того, что люди плохо понимают, о чем поют их кумиры на английском языке. То, что казалось в детстве очень глубоко укорененным в космосе, по мере взросления и изучения английского становится простым. Оказывается, что поют-то о простых вещах. И никакой метафизики в песне  «Smoke on the Water»  о том, как сгорел фестиваль в Монтрё, нет. Это обычная бытовая зарисовка о происшедшем. 

* * *

– Да, мы выступали на одной сцене с группой «Rage Against the Machine». Они изначально исполняли песни, которые звучали как политические манифесты. Молодежь в артистических андеграундных кругах всегда была сильна на высказывания такого рода. В России, за исключением небольшого количества представителей панк-культуры, таких как «Последние танки в Париже», молодежь более пассивная. Но на Западе, во Франции, Латинской Америке эта традиция гораздо более укоренена, и политическое высказывание изначально считается предпосылкой для песни. 

А вам путь такой рок-группы интересен?

– Я понимаю смысл высказывания, могу оценить остроту, талант. Но сам таких вещей делать не могу – не умею. И будет глупо, если я начну писать политические тексты. У меня они просто не получатся. 

* * *

– Очень много времени провел с фонариком под одеялом. Я люблю большое количество книг. Ко многим из них я возвращаюсь и теперь. Например, Набоков – один из тех авторов, которых перечитываю постоянно. Но он пришел ко мне позже. Во время моего детства его невозможно было почитать. Набокова просто не издавали в Советском Союзе. Постоянно возвращаюсь к латиноамериканской литературе: Хулио Кортасар и многие другие.

* * *

– Кем я только в своей жизни не работал. Конюхом в том числе. Но на тот момент, в молодости, это было стремление не попасть в тюрьму за тунеядство. Заниматься музыкой во времена Андропова, когда я начал свой трудовой путь, было трудно.

Необходимо было работать, чтобы тебя не посадили или не высадили за 101-й километр. Место работы должно было быть у каждого. Я работал и санитаром, рабочим на киностудии «Ленфильм». Правда, конюхом  работал не в колхозе, а в спортивной конюшне. Любовь с тех времен к лошадям у меня сохранилась. По мере возможности  и теперь сажусь в седло.

 

Приятная мелочь. В творчестве группы «Zorge» все-таки есть белорусский след. Директор группы Олег Тихонов родился в Светлогорске. Работал менеджером в этно-группе «Osimira», а позже сотрудничал с Нино Катамадзе и «Воплями Видоплясова». А 10 февраля вместе с Евгением Федоровым Тихонов отправится в недельное путешествие из Владивостока в Москву.   

Концерт в Минске состоится 26 января, подробности - в нашей афише.

Где послушать? http://zorgemongoloid.com/#/soundtrack/   

Фото с сайтов rian.ru, zorgemusic.com и billboard.ru.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Яд для глаз: чертова дюжина самых вызывающих клипов

Музыка • Дмитрий Киселев

Продолжая эксплуатировать тему конца света, КУ делает подборку самых трэшовых клипов современности, после просмотра которых вы перестанете бояться апокалипсиса и начнете ждать его сильнее.

Популярное