12 августа 2021, 09:50

Год назад в Беларуси происходили самые страшные события за всю современную историю страны. Людей били, насиловали, запугивали, снова били. Есть тысячи историй выживших и бежавших беларусов. Одну из них рассказала фотограф и журналист Ирина Араховская, которая сейчас вынуждена жить в Польше. Мы решили показать этот текст вам – потому что такие истории нельзя забывать. 

«11 августа на станции метро «Спортивная» меня подстрелили резиновой пулей – и жизнь изменилась. Коллега пробовал отвести меня домой, в районе кольцевой останавливали и досматривали машины. Если «им» что-то не нравилось, людей вытаскивали, били и машины тоже. Несколько часов мы пережидали, лёжа на крыше ресторана. А потом я слегла с температурой на несколько дней. Не читала новости, поэтому не знала о женщинах с цветами и избитых в тюрьмах.

По дороге в больницу я встретила парня, который сильно хромал. Его волосы были измазаны белой краской, лицо и руки – в синяках. Его под руку вела мама, лицо которой было необычно сосредоточенно. Мы зашли вместе в больницу – в коридоре десятки таких, как этот парень. Врачи с белыми браслетами зашивались от работы, но называли всех «моё солнышко». Зашла девушка с пакетом: «Я принесла воды и бананов для пострадавших, где оставить?». Через три часа для еды, воды и лекарств пришлось организовать отдельную комнату. А знаете кто этим занимался? Избитый [теперь координатор фонда медицинской солидарности] Андрей Ткачев с другом, которые тоже стояли в бесконечной очереди.

В кабинет врача меня позвали вместе с парнем, у которого была белая краска на волосах. Врач попросил его показать места на теле, которые болят. Парень разделся – он был сине-фиолетовый весь!

Через некоторое время мне позвонили из СК и предложили написать заявление на сотрудников ОМОНа: «Откуда вы знаете, что это был ОМОН?». Возле входа в СК была очередь из желающих написать заявление. Один парень на костылях. На входе стоял силовик с (!) автоматом в руках. Через месяц пришла отписка о продлении срока рассмотрения. 

С командой крутых коллег работала над проектом «Мне ещё повезло» о жертвах насилия в августе и далее. По странному совпадению одним из героев проекта оказался парень с белой краской на голове. Я его узнала только по фотографии после Окрестина. Когда Станислава били известные, между ним и его подругой поставили ногу, чтобы, когда бьют его, не попадало девушке. Его головой размазывали краску по автобусу. В камере парень всё время лежал.

От помощи фондов Станислав отказался, так как считал, что другим нужнее, а ему «еще повезло».


Я поехала снимать пострадавших от насилия в Польшу – многие там проходили лечение. Через два дня по месту моей прописки прошёл обыск. Гостей принимала моя мама. Я свидетель по статье 293 части 1, 2 и 3.

Так я осталась в чужой стране с двумя кофтами. Мне повезло: вокруг меня оказалось много хороших людей. Об этом я обязательно напишу позже. Год я проучилась в Лодской школе на факультете фотографии. Жила в настоящем студенческом общежитии и работала по выходным. 

Я начинаю всё заново, в чужой стране и на чужом языке. Я не жалею, что подала заявление (кстати, до сих пор жду ответа), но жалею, что не успела сходить к зубному, много времени уделяла работе и мало себе. Мы не будем жить, как раньше, никогда, но, я надеюсь, как и вы все». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное