26 июня 2018, 10:10

Вчера, 26 июня, в Минске презентовали пять книг Светланы Алексиевич из цикла «Голоса Утопии» на беларуском языке и без цензурных правок, сделанных в разные годы. На событие пришли многоуважаемые люди страны, в большинстве своем с охапкой книг в руках и, конечно же, сама Светлана – нобелевский лаурят объяснила, почему писала именно на русском языке. 

Предыстория: 

Перевести целиком книги Алексиевич на мову было решено после того, как писательница получила Нобелевскую премию по литературе. И сделано, сказать спасибо за беларускоязычные «У войны не женское лицо», «Последние свидетели», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва» и «Время секонд-хэнд» нужно: философу Валентину Акудовичу, поэту Андрею Ходановичу, писателям Владимиру Орлову, Сергею Дубовцу и Борису Петровичу. 

Чтобы беларусы смогли купить себе пару экземпляров книг Светланы на мове, издательство «Логвінаў» и платформа «Улей» запустили краудфандинговую кампанию. Для выхода пятитомника требовалось собрать 40 тысяч белорусских рублей. Но итоговая сумма составила 231 тысячу 942 рубля (оставлено 660 заявок на книги). Значительную часть этой суммы внес Белгазпромбанк. Его руководство приняло решение: после печати тиража банк бесплатно передал часть тиража в библиотеки страны.

Слово главному герою вечера – Светлане:

«Мои книги не о прошлом. К сожалению, мы все еще бьемся в тисках этого прошлого, поскольку в 90-е годы не сделали того, что должны были сделать, в результате чего получили ощущение поражения. Но никакие авторитарные власти, старые идеи не вечны. Жизнь движется, никто не может победить ни биологию, не время. Я вижу здесь много молодых людей – будущее за вами. Вы будете в его тупиках, его надеждах, разочарованиях. Я всегда говорю, что боюсь только крови – я за то, чтобы мы спорили говорили, но не за то, чтобы ненавидели другого человека за то, что он думает иначе. Я, наверное, привыкла, что я сама еще с юности думают немного иначе и меня за это со всех сторон бьют: и власть бьет, и одно время ребята с беларускими надеждами – им казалось, что я недостаточно беларуска». 


О том, почему книги изначально были написаны на русском языке:

 
«Трудно мне было объяснить, что русский мой язык – это язык, на котором говорит империя и я должна была написать на этом языке. Даже когда я была в Таджикистане – там говорили на русском, в Украине – тоже. То есть где бы я ни была, встречала людей из того времени. Если бы я написала на беларуском языке, не схватила бы правду времени, правду чувств. Я должна была это сделать и, к сожалению, стала и заложником, и жертвой этого. За сорок лет, пока я делала эту работу, сложилась именно в этой языковой стихии, мне очень сложно взять и перейти на беларуский язык. Но путь творческий – всегда какая-то жертва, ты всегда заложник своего время». 

Читайте по теме: Жертвовать собой, чтобы оставаться честной. Беседа со Светланой Алексиевич

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное