8 февраля 2020, 14:59

На границе с ЕС есть город Брест. А в твиттере есть Михаил Ильин, чьи тексты регулярно появляются на «Еврорадио». Если это суммировать, получится тред, который Ильин запустил в своем профиле соцсети. Цепочку из твитов он начал так: «Меня зовут Миша, и в 23 года я открыл для себя контрабанду сигарет в Польшу. Суммарно «возил сиги» один год: полгода в 2012-м, три месяца в 2013-м и три месяца в 2016-м...» Мы публикуем честный рассказ парня о «зажиточных брестчанах», из которого, например, становится ясно, что связь между седыми волосами и любовью к шлягерам Гуфа вполне можно объяснить пограничным авантюризмом.

1. Контрабанда – это тот еще наркотик, слезть с которого крайне сложно. У многих не выходит.

2. Кто-то скажет, что аналогию нужно проводить с зависимостью от игровых автоматов. Однако знающие люди возмутятся: на границе можно «выиграть» с гораздо большими шансами, чем у «однорукого бандита». И последние будут правы.

3. Наркотик создает временную иллюзию счастья, за которую тебе потом придется рассчитываться своим же серотонином (или чем-то еще). Контрабанда же дает вполне реальную возможность быстрого пополнения капитала, рассчитываться за которую придется нервными клетками.

4. Если вы встретили в Бресте седеющего мужика с морщинами лет 50, из «бэхи» которого звучит трек Гуфа, – это не задержка в развитии. Так выглядит 30-летний мужчинка, который лет 5-7 возит сиги (или и то, и другое).

5. Те из вас, которые срались с этими самыми контрабандистами за место в «колЕйке» [автомобильной очереди], скажут, что они все лодыри, которые сидят на жопе в машине и вообще нихуя не делают. Отчасти вы правы: да, физический труд в этом ремесле минимальный. 

6. Но вернемся к нервам. На что же они тратятся? Во-первых, на боязнь попасться полякам и заплатить штраф. Во-вторых, отсутствие глобального понимания своих финансовых перспектив. Поясняю: когда ты ходишь на обычную работу, ты знаешь, что тебе нужно протянуть до дня N, когда ты получишь з/п. Когда ты гоняешь в Польшу, не существует ни дня N, ни расчетного. Каждая твоя поездка может закончится надписью «WASTED» на экране.

7. Важное уточнение: все рассказанное относится к 2012, 2013 и 2016 годам. Что происходит на «Варшавке» сейчас, я вообще без понятия. А ситуация порой меняется каждый месяц: то «наши» введут какие-то ограничения, то поляки повысят штрафы и тому подобное.

8. Лично был свидетелем кардинальных изменений (можно сказать, переход одной эры в другую). Это когда поляки в начале, по-моему, 2013-го повысили штрафы в два раза. То есть «навар» остался прежним, но риски увеличились. Как результат: многие, боясь больших штрафов, начали возить меньше сигарет, что значительно отразилось на заработке. Кто-то после получения огроменного штрафа не смог восполнить потери и вовсе свалил.

9. Размер штрафа зависит от количества блоков с сигаретами, найденных у тебя. Ваш Кэп. Поэтому по условиям «работы» 2013-й имел больше общего с 2016-м. Воспоминания про 2012-й сейчас кажутся чем-то, что мог написать Анджей Сапковский.

10. Сколько же зарабатывают контрабандисты «чистыми»? Примерно пять долларов с одного блока [десяти пачек] «классики» (красный «Фэст», синий «Минск», черный «NZ»).

11. Остальные цифры зависят исключительно от твоей наглости, ловкости, свободного времени и, главное, везения. Ты можешь умудриться запихать в свою тачку и 30 блоков, гонять так ежедневно, однако вопрос в том, на какой день ты попадешься.

12. «Соляравоз». Просто выкиньте из своего лексикона это слово. Соляравозы вымерли как класс в 2011-м году.

13. Что произошло в 2011-м? Государство для народа решило ограничить возможность этого самого народа гонять на личном транспорте в Польшу сливать соляру. Авто на бензине и дизеле смогли выезжать из любимой Беларуси только раз в восемь дней. Золотой, наверное, был год для установщиков газового оборудования на авто.

14. Возить соляру раз в восемь дней стало бессмысленно. Да, и цены на дизель в Беларуси, по-мойму, тогда же стали расти и приближаться к польским.

15. Ограничение на выезд тачек на бензе и дизеле сняли в 2016-м, но цены на соляру тогда уже почти были одинаковые. Да и рынок сбыта за пять лет практически исчез.

16. Возили соляру только те, кто имел доступ к казенному топливу на работе. И это уже история не про спекуляцию на приграничье, а про воровство на рабочем месте. Короче, это было явно не массовым явлением.

17. Когда в 2016-м читал заголовки а-ля «Из-за контрабандистов и соляравозов гиганские очереди на границе в Бресте», хотелось этих диванных экспертов переехать на тачке. На тачке с газовым оборудованием.

18. Но да, моду на легендарные «Пассаты» в годы своей активности ввели именно соляравозы. Огромный бак на литров 100, который ещё и расширялся. Да и универсал сам по себе – идеальный кузов для обратной перевозки различных ништяков.

19. После «солярной реформы» 2011-го «четкие пацы» начали пересаживаться на BMW. Денег хватало чаще всего на пятерку из 90-х (реже на семерку), что было крайне убогой идеей. Последнюю годную баварскую классику «граница» портила нещадно: салон шел по швам из-за польских отверток, а газовая установка гробила когда-то резвый двигатель. Но бело-синие шашечки на руле дороже денег.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное