14 февраля 2020, 16:22

Сегодня, 14 февраля, Александру Лукашенко не до «валентинок» – он поехал на Светлогорский ЦКК, где выпускают сульфатную беленую целлюлозу. Без нового фееричного шоу нас не оставили; мы собрали самые сочные цитаты президента – и делимся этой пищей, которую он любезно и в который раз дал беларусам.

О намёках России на присоединение Беларуси

Лукашенко заявил, мол, Россия намекает, что готова предоставить единые цены на энергоносители в случае присоединения Беларуси. Но мы на это никогда не пойдем: «Уже говорят: вступайте в Россию, тогда мы вам поставим запчасти, тогда будут другие цены на нефть и газ. А будут ли еще? Вот в чем вопрос. А не в том, что я недоговороспособен. Средние слои в России к нам с душой. Они приезжают сюда, отдыхают. Им здесь лучше, чем дома. Это величайшее достижение нашего союзного строительства. Зачем гнать лошадей, гнобить, куда-то включать нас?».

О том, как Беларусь кинули

[В процессе переговоров в Сочи с Владимиром Путиным] мы все обсуждали, сопоставляя точки зрения. Я, конечно, аккуратно выводил разговор на то, что вместе мы многое сделали. Мы отстояли нашу страну. Я ему напомнил, сколько погибло людей, сколько деревень было сожжено вместе с жителями. Он сказал о том, что практически 70% потерь – россияне.

Я напомнил, что на те нефтедобывающие, газодобывающие скважины [в России] летали самолеты из Гомеля, Витебска, Могилева, да и из Минска. То, что мы бурили и создавали в советские времена, в одну ночь оказалось чужим. И мы сегодня вынуждены покупать по мировой цене эту продукцию, а Россия у себя продает это в полцены или одну треть. Все деньги оказались там, и потом нас кинули с советским рублем. Я все это напомнил. Мы немало сделали и немало пострадали».

Об угрозах

«Россияне должны были в 2018 году ввести первый блок [БелАЭС], в 2019-м – второй. Но сорвали сроки, а там огромные штрафные санкции», – сказал Лукашенко. С его слов, во время переговоров с Владимиром Путиным в Сочи президент России предложил найти компромисс, чтобы избежать санкций. 

«Я говорю: хорошее предложение, у меня будет встречное, – продолжил свой спич Лукашенко. – Вы сорвали сроки, значит, давайте договоримся, что процент по кредиту сократим до того уровня, как вы строите в Венгрии, во Вьетнаме (где-то около 3%). Мы не будем вводить санкции, и это как раз то на то и придется. И кредит, коль вы сроки сорвали, мы начнем выплачивать не через два года, а через пять. Логично? Логично. Неуютно, неудобно, но решили, что в этом плане мы будем договариваться: другого не дано. Или мы вводим санкции за просрочку (а там большие деньги), или они подвигаются по кредиту. Это вполне нормально».

Об угрозах 2.0

«[По итогам переговоров в Сочи с Владимиром Путиным] пошел сигнал: если Беларусь с кем-то договаривается, помогите по трубе им поставить эту нефть из России. Я никого не шантажировал, сказал: если из России не будет поставлена нефть в нужных объемах (межправсоглашение на 24 миллиона тонн, в январе они поставили всего 500 тысяч тонн – 1,5 миллиона тонн недопоставили), мы начнем отбор и транзитной трубы».

О присоединении России к Беларуси и новом президенте

«Нет у Путина такой цели. А если и была, то мы два года назад условились: никакого вхождения Беларуси в Россию быть не может. Но я пошутил (в каждой шутке есть доля шутки): единое государство возможно – если Россия вступит в состав Беларуси, если беларуский президент станет президентом этого объединенного государства. Не обязательно Лукашенко. Может, ваш руководитель. А лучше всего Наталья Ивановна Кочанова – первая женщина, но надежная будет. Почему мы можем туда вступить, а они нет? И если бы россиянам мы эту альтернативу предложили, они бы могли и не отказаться».

О нефти (ещё раз)

«[В процессе переговоров в Сочи Владимир Путин спросил:] «Зачем вы будете это делать, если она все равно дороже российской?» Чтобы каждый год 31 декабря в двенадцать часов ночи не стоять на коленях, – пояснил президент. – Так быть не должно, и так не будет. Беларусь не будет платить премии российским нефтяным компаниям, тем более раз они поставляют продукт по мировой цене. Мы не просим дешевую нефть. Мы купим по мировой цене и переработаем. И это выгодно для компаний».

«Мы сейчас из Гданьска (купим [нефть] у Саудовской Аравии, Эмиратов, Соединенных Штатов Америки) поставим по трубе», – сказал Лукашенко. Он добавил, что в Беларуси также рассматривают вариант поставок нефти из ЕС реверсом по одной из веток нефтепровода «Дружба». Тогда уже не Россия будет по нему поставлять нефть на Запад, а Беларусь качать из Европы. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное