31 августа 2020, 14:39

В последнее время практически ни одно публичное выступление так называемого президента Александра Лукашенко не обходится без упоминаний необходимости обновления Конституции Беларуси.

17 августа, например, он сообщил, что готов передать свои полномочия только после принятия новой Конституции. Сегодня Лукашенко заявил, что благодаря внесению поправок к Конституции в Беларуси должна выстроиться система, «не завязанная на личности, в том числе Лукашенко».

Разговоры о вероятном изменении Конституции Беларуси начались еще в 2018 году, но сейчас, во времена не прекращающихся с 9 августа протестов за отставку Лукашенко, они идут особенно интенсивно. Так зачем Лукашенко собрался менять Конституцию? Это что, попытка заболтать недовольных «итогами» «выборов» беларусов? За комментарием мы обратились к политическому обозревателю Артему Шрайбману.

KYKY: Лукашенко в последнее время чуть ли не каждый день говорит о том, что нужно обновить Конституцию. Вчера об этом сказал и его помощник, который вышел к демонстрантам у Дворца Независимости. Как это понимать? Это популизм — или планы переписать Конституцию у Лукашенко действительно есть?

Артем Шрайбман: Очевидно, что эту тему Лукашенко начал не вчера. Он ее начал за несколько лет до выборов. Это значит, что такие идеи у него витали в голове — и, видимо, продолжают витать. Он, похоже, считает, что нужно-таки не оставлять следующей власти эту Конституцию. 

Однако то, что он говорит прямо сейчас, во время политического кризиса в стране, мне скорее напоминает попытку решения проблемы по своим правилам. То есть ни диалог с протестующими, ни круглый стол, ни переговоры с Координационным советом – а вот «я поменяю Конституцию, как я считаю нужным, а вы ко мне приходите, и, может быть, я вас выслушаю». 

Это попытка части протестующих предложить какой-то конструктив, попытка их демотивировать протестовать – и проводить процесс транзита [власти] абсолютно в своем представлении. Дойдет ли это до реализации, я не могу предсказать. Это зависит от того, как будет развиваться политический кризис в Беларуси. Но намерение, как мне кажется, таково: полностью сохранить за собой контроль этого процесса, а не делать его компромиссным, в чем-то уступать протестующим. Это не уступка, потому что об этом Лукашенко говорил, в принципе, уже два года.

Мы также попросили Шрайбмана прокомментировать популярное предположение, что переписывать Конституцию в Беларуси будут по недавнему опыту России – когда есть одна главная поправка к Конституции, позволяющая президенту сохранять свой пост в течение следующих условных пятнадцати лет, а все остальные нововведения прикрывают ее и носят декоративный характер. Однако наш собеседник счел это ненужным. Все логично и просто: в беларуской Конституции и так давно снято ограничение на количество президентских сроков. «Обнуление мы прошли 16 лет назад», – уточнил Шрайбман.

KYKY: У вас есть предположения, какой именно Лукашенко видит новую Конституцию? Мы слышали мнения о том, что Конституцию Беларуси могут пытаться выстроить по принципу Назарбаева. Насколько вам это видится вероятным?

Шрайбман: У меня нет предположений, какой Лукашенко видит свою Конституцию, потому что, мне кажется, у него самого нет таких предположений. Думаю, что до событий этого лета Лукашенко, возможно, видел какой-то сценарий, похожий на казахстанский, где президент плавно отходит от своего поста, система становится чуть более горизонтальной, чуть менее заточенной лишь на одну персону. И, соостветственно, он может, не боясь, передавать власть какому-то если не человеку, то институту.

Но что у него в голове сейчас, является ли все это искренними обещаниями или просто попыткой купить себе время, я не знаю. Это вопрос к телепатам.

Быстрая доставка новостей – в нашем канале в Telegram. Подпишитесь!

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное