26 ноября 2020, 13:36

Мария Колесникова дала интервью, не покидая СИЗО. Как ей это удалось? Благодаря переписке! Журналистка «Настоящего Времени» Ирина Ромалийская прислала Марии письмо со своими вопросами — а Колесникова ответным письмом их прокомментировала. Вот о чем рассказала заключенная.

— Что читаете, возможно, пишете?

— Перечитала «Колымские рассказы» Шаламова. Многое изменилось с тех пор, но главное не поменялось. Лишение человека свободы — это уже достаточное наказание. А эта система, как и ранее, пытается лишить человеческого достоинства. Но как бы ни было тяжело, человек всегда может найти в себе силы оставаться человеком.

Читаю Харари («21 урок для XXI века»). Начала читать летом и только сейчас смогла продолжить. Эта книга обязательна к прочтению и изучению всем, особенно политикам. Вызовы, с которыми наша цивилизация сталкивается и еще столкнется, невозможно решать локально, в одном городе, в одной стране, на одном континенте. Мы все — части единого мира, и еще более абсурдным выглядит с этой точки зрения то, что происходит в Беларуси: настоящее столкновение двух миров (архаичного и мира будущего).

— Чего не хватает?

— Больше всего не хватает семьи, друзей и близких, хотя я чувствую их поддержку физически. Очень не хватает живой музыки, искусства.

— Какие сложности?

— Сложностей нет, все происходящее я воспринимаю как обучение, новый опыт: и быта, и общения, и изоляции.

— Как вы оцениваете происходящее?

— В стране развязана бойня против всего живого, человеческого, талантливого и профессионального.

— О чем мечтаете?

— Мечтаю о том дне, когда увижу своих близких и коллег, мы будем обниматься, много-много смеяться и разговаривать. И, конечно, мечтаю о свободной и новой Беларуси.

— О чем переживаете?

— Переживаю, что насилие продолжается, власть не может найти в себе силы и смелость услышать волю народа и прекратить это абсолютное зло. Я боюсь, что чем дальше власть зайдет в насилии, тем сложнее нам будет вернуться к миру. Ведь режим падет, а нам всем здесь жить: и тем, кто бил и сажал, и тем, кого били и сажали.

Также «Настоящее Время» пообщалось с адвокатом Колесниковой Людмилой Казак. Та пожаловалась, что книги, которые читала ее подзащитная, находясь в заключении, забрали. Почему —  неясно, у администрации тюрьмы какая-то своя логика, которую сложно понять.

По словам Казак, Колесникова может вести переписку — через сервис «Письмо.бел», притом даже с теми людьми, кто за пределами Беларуси. Некоторые письма проходят цензуру: «На цензуру поступающей корреспонденции отводится трое суток, — пояснила Людмила Казак. — Что они там пытаются вымарать — это уже, как говорится, в их компетенции. Но те письма, которые Мария показывала мне, которые ей приходили, которые она особенно ценит, они цензуре не подвергались.

Какие-то письма исчезают, видно, их содержание не устраивает администрацию. Но большая часть писем приходила. Только в последнее время мы испытываем сложности с перепиской, какой-то период времени вообще она была ограничена. Сейчас начало поступать буквально по пять-семь писем. Этот вопрос мы сейчас выясняем и контролируем».

С Колесниковой все в порядке, заверила ее адвокат. Она полна оптимизма, бодрости и настроена на победу.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное