28 августа 2020, 11:04

Милиционер анонимно рассказал барановичской газете Intex-press, как «правоохранителей» готовили к разгону протестов после выборов. Мы записали главное. 

Еженедельные тренировки приближенные к боевым 

Милиционер начал свой рассказ с объяснения, почему решился на интервью – он не хочет, чтобы всех людей в погонах одинаково хаяли. Потому что везде есть «как адекватные, так и неадекватные люди». 

Он рассказывает, тренировки по разгону митингов начались за месяц до выборов – они проходили раз в неделю: «Мы в экипировке выезжали в поле, и там нам проводили мастер-класс либо представители брестского ОМОНа, либо внутренних войск». Милиционер говорит, что эти занятия «были приближенные к боевым», или даже хуже: «Вокруг нас поджигали покрышки, бросали светошумовые гранаты, нас травили газом. Короче говоря, делали все, чтобы мы знали, что нас ждет на улицах города». 

Параллельно велась идеологическая пропитка мозгов: «Я думаю, только человек с сильной психикой на нее не повелся», – рассказывает милиционер. 

А потом были выборы 

Милиционер рассказывает, что многие его коллеги дежурили на досрочном голосовании, «куда сгоняли бюджетников и военных». А он сам, видя настроение людей, понимал, что «победа Лукашенко в сложившейся обстановке невозможна»: «Но когда я увидел высокие цифры за Лукашенко, понял, что в этот раз люди их просто так не «проглотят» и что у случившегося будут последствия. Собственно, все их и видели после выборов», – вспоминает милиционер. 

9 августа всех коллег милиционеров вызвали в отделение – даже тех, у кого был отпуск. Какое-то время она вместе сидели в актом зале и ждали приказа: «Потом нас отправили на охрану общественного порядка в город и перечислили людей, которые туда пойдут. Кто-то пошел на площадь, кто-то – в резерв, а кто-то сидел в отделе в полном обмундировании и ждал подмогу из других райцентров, потому что у нас не хватало сил на случай столкновения с толпой».

Милиционер вспоминает, что на площади в Барановичах работали со щитами как барановичские «так и иногородние, а также солдаты-срочники из Барановичей, Ивацевичей, Бреста». 

«Стоя на площади, мы молча наблюдали за людьми. Все мы прекрасно понимали, что в толпе были люди, которые намеренно провоцировали нас на применение физической силы, но там также были мирные горожане, которые вышли высказать свое мнение <...> Лично я не хотел никуда бежать и никого задерживать. Да и никто из стоящих со мной ребят не хотел этого делать. Ведь у многих там стояли знакомые, друзья, родные», – рассказывает милиционер. 

Этот милиционер говорит, что относится к избиениям людей негативно: «Это должностные преступления, за которые виновные должны нести соответствующее наказание». Он рассказывает, что не знает, что в тот день отдал приказ паковать людей: «Когда мы начали вытеснять толпу, в какой-то момент военнослужащие побежали и начали задерживать протестующих. Многие из нас растерялись. Мы были в шоке. Я смотрел на своих товарищей и видел на их лицах недоумение. Мне казалось, что все происходящее – сон, что у нас в стране такого быть не может. Вот, как обычно, ты смотришь телевизор и думаешь: «Да не, у нас такого не произойдет». А когда ты видишь это своими глазами, когда это происходит рядом с тобой, то ситуация воспринимается по-другому. Мы тоже начали задерживать. Были среди милиционеров те, кто подбегал к горожанам и кричал, чтобы они убегали. Были и те, кто не привел ни одного задержанного». 

Что было после 9 августа 

Милиционер рассказывает, что после выборов многие в органах задумались про увольнение, но не все: «После всех этих протестов милиционеры разбились на два лагеря: те, кто считает, что так поступать неправильно, и те, кто уверен, что все правильно. Поэтому на работе мы стараемся эту тему не поднимать, чтобы не возникало ссор. Сейчас сильное давление оказывается на людей в погонах, на их семьи. И, я считаю, это неразумно. Тот, кто совершил проступок, должен сам отвечать за него, а не его близкие или родственники. К тому же, еще раз повторюсь, не нужно всех ровнять под одну гребенку». 

Милиционер извинился перед людьми, которые пострадали от силовиков. И сказал, что ему стыдно за то, что в его профессии есть люди, которые избивали и пытали: «Я хочу, чтобы народ не думал, что все сотрудники милиции – уроды. Я хочу, чтобы после моих слов отношение к милиции изменилось в лучшую сторону», – заключил милиционер. 

Читайте по теме: «Люди лежали живым ковром в лужах крови». Жуткий репортаж о том, как избивают задержанных в тюрьмах прямо сейчас

Фото обложки: инициатива «Фотографы против»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное