3 ноября 2020, 13:45

В рамках проекта, в котором Степан Путило беседует с известными общественными и политическими деятелями о беларуских событиях, вышло интервью оппозиционного российского политика Алексея Навального. Видео его разговора с основателем телеграм-канала «Нехта» опубликовано на ютубе и менее, чем за сутки, собрало почти 600 тысяч просмотров. Мы отсмотрели это интервью и записали главные цитаты Навального.

«Первым делом поинтересовался, что происходит в Беларуси»

«Был период, когда я уже вышел из комы [после отравления], но я еще не вставал с кровати, не совсем адекватно воспринимал реальность. И я могу сказать спасибо Александру Григорьевичу Лукашенко, потому что первый мой смех, связанный с выходом из комы, был как раз благодаря ему. Жена включила мне ту самую запись — перехваченный разговор Билла и Тома [на самом деле Майка и Ника — прим. KYKY], связанный с моим отравлением, — и в какой-то момент я на всю палату засмеялся веселым, радостным смехом. Когда я уже начал соображать, на самом деле соображать, конечно, я первым делом поинтересовался, что происходит в Хабаровске и что происходит в Беларуси».

«Уже два месяца люди ходят, а по-прежнему ничего не добились!»

«Самое досадное, что сейчас в России многие деятели ноют: «Ну вот, как же так? Боже мой! Вы представляете, уже два месяца люди [в Беларуси] ходят, а по-прежнему ничего не добились!»... Но 26 лет человек устраивал авторитарный режим, устроил его, полностью контролирует выборы, телевидение, суды, вообще все. И то, что мы видим сейчас, — это совершенно потрясающее изменения, которые происходят. И обратно это уже вернуть в ту точку, четыре месяца назад, абсолютно, конечно, невозможно. В Беларуси происходит революция, изменение сознания. Совершенно точно: впереди еще большой, непростой путь, но я уверен в победе беларусов. И я абсолютно восхищен всеми людьми, которые выходят на улицы, которые участвуют в забастовках. Восхищен тем, как действуют лидеры, Тихановская; восхищен стойкостью тех людей, которые сидят. Поэтому я считаю, моментальной победы не произошло, к сожалению: хотелось бы выйти один раз на улицу — и сразу победить; но, безусловно, это спираль, которая идет вверх, а вверху будет победа».

«Сама жизнь выталкивает на улицу»

«То, что происходит в Беларуси, — это беззаконие, помноженное на десять. А протесты — это уже следствие: люди не хотят и уже не могут в какой-то момент это терпеть. Наверное, здесь большое влияние имеет поколенческий сдвиг. Совершенно очевидно, что огромное количество людей младше 30 лет понимают, что из-за Лукашенко у Беларуси нет никакого будущего, поэтому... Опять же: сама жизнь выталкивает их на улицу. Люди понимают, что участвовать в протестах — это важнее всего сейчас: это важнее, чем идти на работу, важнее, чем учиться, чем делать любое дело, потому что твое участие в протесте определяет твою дальнейшую судьбу. А с Лукашенко никакого будущего нет».

«Лукашенко — папочка Путина»

«Путин, безусловно, поддерживает режим Лукашенко, но, я бы сказал, неправильно считать, что Лукашенко — некий младший партнер Путина. Скорее наоборот: Лукашенко — это его старший брат и папочка. Все, что делает Путин в России, абсолютно все, — всему он научился у Лукашенко, просто делает это с опозданием в пять лет. Когда в России еще штрафовали, в Беларуси уже сажали на административные аресты за протесты — потом у нас это применили. Все фальсификации на выборах были взяты из Беларуси. Трехдневное голосование взято из Беларуси. Вот этот фантастический уровень лжи. Ну, Путин всегда был довольно лживым человеком, но так отчаянно и лихо врать он научился у Лукашенко».

«Кремль реализовывал сценарий Лукашенко, а сейчас увидел, что это приведёт к краху»

«Я думаю, что Кремль не испытывает никаких особенно теплых чувств непосредственно к нему [Лукашенко], однако же для Путина совершенно убийственно, если беларусы сейчас в результате революции — мирной, как мы наблюдаем, — все-таки смогут отстранить его от власти. Потому что для всей России это будет сигнал. Давайте честно скажем: казалось, что везде произойдут революции, везде, но только в Беларуси никогда ничего не случится. И то, что сейчас в стране, где максимальный уровень тоталитаризма (ну, где-нибудь в Туркмении, наверное, еще больше, на территории бывшего Советского Союза, но Лукашенко, безусловно, — один из лидеров), то, что эти события происходят в Беларуси, — это что-то ужасное для Кремля. Они же реализовывали его сценарий. И сейчас они увидели, что этот сценарий приведет к краху, приведет к революции самых терпеливых людей на свете».

«Лукашенко играет со всей своей элитой в игру «Кто кого переупрямит»

«Они [представители силовых структур, судьи] понимают, что это [безнаказанность] не может быть навсегда. Но они делают все возможное, и их уже в каком-то смысле охватил такой градус отчаяния. Они же видят, что страна выходит из-под контроля. Да, с формальной точки зрения суды за ними, телевидение за ними, в кабинеты протестующих не пустили. Но улица абсолютно находится за протестующими, и это может продолжаться какое-то время. Но, опять же, ни Лукашенко, ни его власть, ни чиновники, ни судьи — они никогда не вернутся в ту точку, когда существует некий консенсус, что это нам не нравится, но как бы оно вроде законно. Сейчас все понимают: да, власть у них за счет силы, но это абсолютно незаконно. Поэтому, я думаю, сейчас Лукашенко вместе со всей своей элитой (которой не так много на самом деле) — они играют в игру «Кто кого переупрямит». Поэтому важнейшая задача — не уйти, не разочаровываться, не слушать нытиков, которые говорят: «Ой протест сдулся», «Ой, как же так, мы снова не свергли его». Просто это сейчас тяжелая работа, которая даст большой выигрыш — новую нормальную жизнь».

«Самый настоящий призыв к гражданской войне»

«Заявление Лукашенко повергло меня в шок. Вот эти вот дружины: давайте мы будем вооружать народные дружины. Но это же просто самый настоящий призыв к гражданской войне. Никак иначе это воспринимать нельзя. Он просто говорит: давайте возьмем какую-то часть населения, дадим им автоматы и арматуру — и пусть она бьет другую часть населения. Это самый настоящий призыв к гражданской войне. И ошибка Лукашенко, помимо того, что он хочет остаться у власти, — он реально считает, что можно разрушить всю страну, вообще все на свете, лишить будущего миллионы людей просто ради того, чтобы конкретно одному человеку вцепиться в кресло, это сработает, и это поможет ему. Нет, это не сработает. Что касается Тихановской, она не совершала никаких значимых ошибок. <...> Она делает все, что может».

«Очень страшно стоять на митинге, но те люди, которые вцепились в кресла, боятся в десять раз больше»

«Лукашенко не понимает, что нужно делать. За эти 26 лет власть деградировала, люди вокруг него деградировали, и он делает довольно безумные поступки, потому что просто не понимает, что делать. Вот он видит, что [протестует] молодежь, — и обозлился на всю молодежь. И ведет в принципе широкомасштбаную войну с беларуским народом, с целыми поколениями беларуского народа. Он заявил, что не будет признавать дипломы, будет отчислять [студентов]. При этом всем понятно, что ты можешь как-то идеологически с кем-то бороться, кто не разделяет твои взгляды, — но твоя попытка бросить вызов и объявить войну всем молодым обречена на провал в любом случае. Он просто вцепился во власть и делает хаотические движения. Нужно очень хорошо понимать: очень страшно стоять на митинге, когда в тебя стреляют резиновыми пулями и могут тебя избить, — но те люди, которые вцепились в кресла, в кабинеты, боятся в десять раз больше. Поэтому они делают эти странные, идиотские поступки».

«Безошибочное действие Лукашенко»

«Безошибочным действием Александра Григорьевича было бы следующее. Нужно получить гарантии безопасности: об беларуской оппозиции, от России, от Германии, от США, не знаю, бумажки подписать. Объявить пакт национального перемирия, объявить новые выборы — и с этими гарантиями безопасности отрезать себе 20 километров в Беловежской пуще и в ней жить. И пусть изберут нового президента. Уехать в Россию, еще чем-нибудь заниматься... Любой другой вариант даст возможность сколько-то месяцев, может быть, сколько-то лет еще остаться у власти, но все закончится гораздо, гораздо хуже. Это был бы хороший вариант, но сами понимаете: для него он не звучит как хороший вариант».

«Режим рухнет именно таким образом»

«Главными механизмами на этом этапе являются уличные протесты и забастовки. Мы видели, что их комбинация рано или поздно ломает любого диктатора. Забастовки, которые сначала вспыхнули, потом их вроде подавили в какое-то время, сейчас они снова начинаются — вот туда нужно инвестировать много-много усилий. Продолжаю убеждать всех, что всех не уволишь. Забастовка же хороша чем? Что она не такая страшная: всех уволить невозможно, особенно квалифицированного рабочего. Ну уволишь его — конвейер остановится. И в этом смысле даже, может быть, забастовка без объявления забастовки (итальянская забастовка) является весьма эффективным способом борьбы, потому что режим рухнет именно таким образом. Но самое главное — вера в себя и настойчивость. <...>

Нужно понимать, что беларуская революция еще очень-очень молодая. Она еще маленькая. Несколько месяцев — это очень маленький срок для того, чтобы сломать режим, который 26 лет он [Лукашенко] строил. Он 26 лет занимался тем, чтобы построить систему, которую нельзя сломать. Вот за два месяца ее не сломали, но, прямо скажем, очень сильно порушили. Страна уже совершенно другая».

Быстрая доставка новостей без цензуры — в нашем телеграме. Подпишитесь!

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное