28 июня 2021, 19:04

Сегодня беларуские власти представили первые ответные меры на секторальные санкции Евросоюза в отношении РБ.

Так, страна замораживает свое участие в инициативе ЕС «Восточное партнерство», начинает приостановку действия соглашения о реадмиссии с ЕС, предлагает главе представительства ЕС в Беларуси покинуть страну, запрещает въезд в республику представителям евроструктур и лицам из стран ЕС, содействовавшим введению ограничительных мер.

KYKY собрал мнения экспертов, которые помогут пролить свет на то, что это все означает и как повлияет на нашу жизнь.

«Резкий рост цены «шенгена»: директор аналитического центра EAST Андрей Елисеев

«Беларуские власти заявили, что в ответ на санкции приостанавливают действие соглашения о реадмиссии с ЕС. Оно касается взаимодействия в сфере борьбы с нелегальной миграции. 

Проблема в том, что это соглашение идет в одном пакете с соглашением об упрощении визового режима — тем самым, которое вступило в силу ровно год назад и позволило уменьшить стоимость шенгенской визы с 80 евро до 35 евро. 

Как писали еще в прошлом году, «если Минск решит заморозить соглашение о реадмиссии, то и действие долгожданного соглашения об упрощенном визовом режиме прекратится, и стоимость шенгенской визы вновь возрастет до 80 евро. В общем, как обычно, основной вред от ответных действий придется вовсе не на граждан ЕС как таковых, а на беларусов».

По всей видимости, если ЕС быстро не разведет эти два соглашения путем принятия в своем законодательстве иключения по Беларуси, то и автоматическая заморозка соглашения об упрощенном визовом режиме, и резкий рост цены за «шенген» как следствие весьма вероятны.

Таким образом, ЕС поставлен в неудобное положение, ведь принятие подобного исключения по Беларуси может быть времязатратным и совсем не простым с бюрократической точки зрения. А госпропаганда ответственность за увеличение визового сбора будет перекладывать на ЕС».

«Зеркальные меры со стороны Евросоюза и солидарный отъезд послов»: политический аналитик Артем Шрайбман

«В сегодняшней ситуации выход из «Восточного партнерства» — символическая мера, потому что для Беларуси было и так заморожено все европейское финансирование через ЕБРР, Европейский инвестиционный банк. Беларусь не будет представлена саммитах Восточного партнерства, но эти саммиты до сих пор мало чего давали».

По мнению Шрайбмана, важнее то, что МИД отправляет из Беларуси главу представительства ЕС Дирка Шубеля, что, «скорее всего, повлечет за собой зеркальные меры со стороны Евросоюза, а, возможно, и солидарный отъезд послов».

«Выход из соглашения [о реадмиссии] действительно важен, потому что к нему привязан договор об упрощении визового режима с Беларусью. Это может повлиять на визовую политику ЕС. Это, разумеется, будет формальным основанием для того, что уже происходит: ослабление контроля за нелегальной миграцией на беларуской части границы с ЕС».

«Дипломатия — это сложно, дайте дубину»: политический аналитик Петр Кузнецов

«Беларуский режим взялся озвучивать «ответные санкции» против Евросоюза. Первое, о чем мы узнали, — выход страны из программы «Восточное партнерство».

Представьте себе ситуацию. Вот есть первобытный человек. Скажем, кроманьонец. У него есть дубина и копье, которыми он может добыть себе пропитание. Но вдруг ему, откуда-то из параллельного мира, прислали компьютер. Человек современный, развитый и образованный на этом компьютере мог бы заработать состояние. Но кроманьонец крутит его в руках, крутит, не понимает или не хочет понимать, зачем он надо, и в итоге просто выбрасывает. Зачем ему компьютер? Это сложно. Ему бы дубину получше — он бы побольше пропитания добыл.

Отказ Беларуси от «Восточного партнерства» — это примерно такой случай. Официальному Минску от международных отношений, в том числе и от ЕС, всегда ведь только что было надо? Только деньги — пропитание. Простейший способ получить пропитание — получить прямо деньги, просто в руки. Технологии, инвестиции, дипломатия, внешнеполитические институты — это все сложно все. Дайте дубину получше.

Программа эта была запущена ЕС в 2008 году и, если очень упрощенно, представляла собой площадку для прямой коммуникации между национальными органами шести постсоветских стран (Беларусь, Украина, Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова) и аналогичными органами Евросоюза. Кроме того, там достаточно сильным и интегрированным в процессы игроком является гражданское общество всех перечисленных стран.

Выглядело все достаточно скромно: на первый взгляд, ничего, кроме «говорильни», «Восточное партнерство» не предлагало. Однако для разумных государств это действительно — серьезный инструмент, поскольку через диалог различных органов и институтов на самых различных уровнях можно серьезно влиять на европейскую повестку, лоббировать и продвигать свои интересы. В программе не было своих денег — это не МВФ. Однако участие в ней давало возможности влиять на руководящие круги ЕС.

В итоге именно благодаря участию в «Восточном партнерстве» наиболее успешные в нем страны, такие как Грузия, Украина, Молдова, добились для своих граждан полной отмены шенгенских виз. Не удешевления, которого беларусы дождались только вканун пандемии и воспользоваться толком не успели (и уже и не успеют, поскольку соглашение о реадмиссии с ЕС, в рамках которого цена на шенген для беларусов и была снижена, власти тоже аннулируют), а именно безвизового режима. Через «Восточное партнерство» они получали доступ к программам на сотни миллионов евро, в том числе и на преодоление пандемии. А вот Беларусь не получала через «ВП» практически ничего. Ну, потому что это сложно. Это не с Путиным один на один встретиться и перетереть. 

Приостановление (фактический выход) Беларуси из «Восточного партнерства» — это не только история о возможностях, которые были в руках, но которые не сумели использовать. Это еще и о том, что в азарте «показать мерзавцам по ту сторону границы» своими руками уничтожаются последние возможности для ведения хоть какой-то внешней политики на западном направлении.

Послов все меньше, легитимность власти не признана, но «Восточное партнерство» оставалось площадкой, куда можно было хотя бы приехать и высказать свою позицию. Теперь и этого не будет.

Это — не санкции и не контрсанкции, потому что ЕС от этого ничего не потеряет. Это — сжигание мостов в чистом виде. Лучшее свидетельство того, что, на самом деле, ответить на введенные ЕС ограничения и меры Минску просто нечем».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное