19 мая 2018, 18:42

После трагедии в ТЦ «Европа» люди стали внимательнее присматриваться к окружающим: тем, с кем учатся или работают, у кого преподают или простым знакомым. Иногда это выливается в задержания и уголовку. В Могилеве проходит судебный процесс над психически больным парнем, который имеет 2-ю группу инвалидности, пишет Белсат. Александра Я. обвиняют в пропаганде радикального ислама, фашизма и нацизма (статья 130) и хулиганстве. Если проще – СК посчитал молодого человека экстремистом.  

Зиговал и кричал «Аллах акбар!»

Следствие нашло экстремизм в его постах в соцсети, а от поведения Александра, студента-заочника Могилевского филиала Белорусского института правоведения, страдали другие учащиеся. Пострадавшие называют поведение молодого человека «пропагандой насильственных действий в отношении представителей групп, которых выделяют по расовой и национальной принадлежности», и называют его «сторонником идей неонацизма и радикального ислама».

Свидетели утверждают, что молодой человек «зиговал» при входе в институт, оскорблял студентов (обзывал жидами и жидомасонами), высказывал угрозы в их адрес, рисовал на доске свастику, мог вести себя агрессивно, включал фашистские марши, читал Коран и выкрикивал «Аллах акбар!».

Задерживало пять омоновцев и УБОП

13 декабря 2017 года Александра задержали пять омоновцев во главе с сотрудниками управления по борьбе с организованной преступностью. В это время молодой человек находился один дома, притом у него было направление на стационарное лечение в областную психиатрическую больницу, но на это не обратили внимания. Уже позже за нарушения в ходе обыска старшего следователя Михаила Молчанова привлекли к ответственности.

Отправлял сообщения с масонскими символами

По словам преподавателей, Александр иногда мог вести себя дерзко и нагло. Некоторые рассказали, что парень отправлял им на телефон сообщения с масонскими символами. О неадекватном поведении студента директор ВУЗа докладывал в КГБ. На вопрос о таком странном выборе, он ответил, что с КГБ у них «самая плотная связь». Когда у сотрудников института спросили, воспринимали ли они слова парня как угрозу, все сошлись на том, что реальной угрозы не ощущали.

Хулиганство в деле Александра появилось уже после ареста. Инцидент якобы случился в коридоре института: парень с криками «Аллах акбар» ногой открыл дверь кабинета, за которой стояли две студентки. Двери зацепили палец одной из девушек, вторую ударили по щеке и ноге. Что примечательно, студентки не обращались за медицинской помощью и не снимали побоев, но руководству ВУЗа о происшествии сообщили. Защита считает, что это заявление может быть написано под давлением. Тем более, показания потерпевших совпадают слово в слово.

Защита: в следствии нестыковки

Александра лишили права участвовать в процессе из-за психической болезни, поэтому его интересы представляет отец. Он указывает на фальсификацию и нестыковки: смартфон, который считают средством преступления, был якобы приобретен уже после того, как появились спорные публикации. К аккаунту Александра имели доступ и его друзья, такие же психически больные люди, но следствие не стало выяснять, кто именно делал публикации. Одну из картинок из постов на странице парня его отец нашел на обложке крупной беларуской газеты. А «фашистская» песня, которую Александр включал в институте, оказалась народной песней бретонцев.

Та самая картинка

«Моего сына называют сторонником идей неонацизма и радикального ислама. Почему на суде эти свидетели не смогли ответить на мой вопрос, что такое «радикальный ислам»?», – подчеркивает Юрий, отец задержанного.

Несмотря на болезни, держат в тюрьме

Александр уже пять месяцев остается в тюрьме. При этом еще 9 февраля судебно-психиатрическая экспертиза признала, что парень не отвечал за свои действия во время совершения правонарушения. Эти результаты поставили под сомнение умышленное преступление по 130 статье. Кроме психического заболевания, молодой человек имеет и физическое. Ему постоянно нужны лекарства, которые администрация тюрьмы сначала отказывалась принимать.

«Содержание в тюрьме ухудшает психическое и физическое состояние моего сына.

Зачем делать вред человеку, доводить его здоровье до такого состояния, что его обычную дозу лекарств сейчас увеличили вдвое? Пусть вначале они боялись, говорили, что это может быть второй Казакевич, но после экспертизы почему они его не переводят?

Мы только хотим, чтобы нашего сына перевели в закрытое отделение психиатрии, туда, где ему помогут, а не сломают психику окончательно», – говорит мать Александра Я.

Вопрос о мерах безопасности и лечении Александра решит суд.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное