28 июня 2021, 14:05

В эфире «Эха Москвы» политический аналитик Артем Шрайбман назвал введенные в отношении Беларуси секторальные санкции жестким ответом Евросоюза на принудительную посадку лайнера Ryanair в Минске, в результате которой были задержаны беларуский блогер Роман Протасевич и его спутница, гражданка РФ Софья Сапега.

Переломная точка

«Никогда Евросоюз не применял такого рода секторальных санкций, — заявил Шрайбман. — Только важно упомянуть, что именно в этом случае с Беларусью они отложенные, потому что все действующие контракты продолжают действовать — на поставки нефти, калия, на транзит калия, на транзит нефтепродуктов через европейскую территорию.

Все эти санкции начнут действовать, только когда сегодняшние контракты истекут, и везде у них разный срок: где-то это полгода, где-то год, где-то полтора остается. И в случае с калием есть важное исключение на основной из калийных продуктов, которым торгует Беларусь.

То есть они, с одной стороны, затрагивают максимально широкие сферы и широким мазком берут всю беларускую торговлю с Западом, но оставляют возможности ужесточения на будущее, чтобы показать беларуским властям, что есть куда еще двигаться. И их жесткость — она перешла от того, что принято считать личными санкциями в адрес людей, бизнесов, к целым секторам — показывает, что севший «Боинг» стал переломной точкой для Евросоюза. 

Теперь беларуский кризис стал внешним, он стал международным, региональной проблемой безопасности. И Евросоюзу было важно не то чтобы сделать что-то ради беларусов, сколько не позволить создать прецедент — чтобы все остальные автократы с похожим мышлением не думали, что такие вещи проходят безнаказанно».

Санкции и перевод Протасевича и Сапеги под домашний арест: есть ли связь?

«Прямой связи нет, потому что все-таки их отправили [под домашний арест] уже после того, как санкции были одобрены.

Надеяться, что, даже за день или в день секторальных санкций отпустив двух политзаключенных, этим можно смягчить санкции — это наивно. Либо беларуская сторона очень сильно опоздала (как мне говорят европейские дипломаты, на пару месяцев опоздала, потому что по четвертому пакету процедура была запущена давно, а по секторальным санкциям — после самолета), либо здесь были другие цели.

С Софией Сапегой все довольно понятно: этот вопрос поднимала Москва регулярно. Дальше вопрос по Протасевичу — и тут я думаю, что просто он выполнил то, что от него ждали власти, и теперь он в некотором смысле поощрен за выбранную линию поведения, пусть даже под принуждением. Но, я думаю, власть поняла, что она с него все свои пропагандистские сливки сняла, и теперь можно проявить в рамках этого мышления гуманность, чтобы показать другим политзаключенным, что бывает, если ты сотрудничаешь».

Последствия санкций

«Сами санкции вряд ли изменят логику функционирования беларуской власти. Наоборот, теперь главный мотив — не прогнуться, показать, что мы сильные, что мы не сдаемся. Это важно не только чтобы показать это европейцам — это важно для Лукашенко, что показать своим силовикам. Если сейчас начать массово отпускать политзаключенных, многие силовики решат: кажется, нас сдают, потому что надавили на главного.

Прямо сейчас какого-то изменения из-за санкций не должно быть. Но санкции могут повлиять иначе — это экономическое удушение. Оно означает, что приходится бежать в Россию за новой порцией поддержки. Россия может начать выставлять какие-то условия. Это философский вопрос — на каком этапе России перестанет быть комфортно кормить Лукашенко без встречных уступок с его стороны. Но кажется, что каких-то уступок все-таки ждут.

И второе — самое главное — любая такая экономическая дестабилизация выводит Лукашенко из равновесия. Она приводит к новым эмоциональным шагам вроде того, что произошло с самолетом Ryanair. Ведь никто этого не предсказывал. 

Самое главное, что является движущим фактором беларуского кризиса и всех его отклонений в непредвиденные стороны, — это шаги Лукашенко, его собственное поведение. И вот такие шаги, как секторальные санкции Евросоюза, — они привносят неконтролируемые элементы в кризис. Кажется, что все только успокаивалось, как опять нет. И вот таким образом они могут повлиять.

Потому что сейчас резкие эмоциональные ответные шаги — с теми же перебрасываниями мигрантов. Лукашенко уже говорит, что мы наркотики напрасно фильтруем на границе, а могли бы и не останавливать в вашу сторону. И ядерные материалы мы тут тоже останавливаем на границе, а может, не стоит — вы же этого не цените, сказал он европейцам. Если он начнет так отвечать, это приведет к новым санкциям.

Это запускает воронку, эскалацию, и дальше она живет по своей логике. Поэтому санкции могут сработать вот так — как масло в огонь».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное