4 февраля 2018, 12:45

Когда общественный резонанс по поводу домогательств и Харви Вайнштейна только начал набирать обороты, 18 октября 2017 года, почти сразу после первых журналистских расследований, актрису Уму Турман спросили, что она думает об обвинениях в голливудского продюсера. Турман, которая сыграла в нескольких фильмах, спродюсированных Вайнштейном (например, «Криминальном чтиве» и «Убить Билла»), ответила: «Мне нечего сказать вам, потому что я не ребенок, и я знаю, что когда говорю в ярости, то обычно потом жалею о неверно подобранных словах. Поэтому я жду, пока мой гнев немного стихнет».

Спустя месяц, как рассказывает Meduza, актриса опубликовала у себя в Instagram пост: «Счастливого Дня благодарения всем! (Кроме тебя, Харви, и всех твоих мерзких сообщников. Я рада, что дело идет медленно — ты не заслуживаешь и пули). Оставайтесь на связи!»

HTML

И вот, вчера, 3 февраля, газета The New York Times опубликовала статью «Вот почему Ума Турман была в такой ярости». Турман рассказала свою историю о том, как пережила изнасилование, как ее домогался Вайнштейн, как она чуть не погибла в автокатастрофе на съемках «Убить Билла» и не дождалась поддержки от режиссера Квентина Тарантино.

Турман начинает рассказ с того, как вспоминает, что в 16 лет ее изнасиловал актер на 20 лет старше нее, с которым она познакомилась в клубе. «Я была тогда чрезвычайно покладистой, — вспоминает она. — Я пыталась сказать «нет», кричала, делала все, что можно. Он сказал, что дверь заперта, и я даже не попробовала ее открыть. <…> После такого становишься или еще более сговорчивой, или менее. Я стала менее».

С Харви Вайнштейном у актрисы поначалу были деловые и дружеские отношения: «Он часами обсуждал со мной мою работу, хвалил мой ум и давал мне почувствовать себя значимой. Возможно, это притупило мое внимание». Например, когда продюсер впервые появился перед ней в халате, актриса не напугалась: «Я думала, что он такой специфический, что-то вроде придурковатого и эксцентричного родственника».

Но вскоре Харви Вайнштейн напал на нее. Как говорит Турман, это случилось в номере лондонского отеля Savoy: Вайнштейн толкнул ее на кровать, попытался залезть на нее, обнажиться «и делал всевозможные неприятные вещи». Ума Турман вспоминает, что выбралась из-под него «как ящерица», а на следующий день Вайнштейн прислал ей огромный букет и похвалил за «отличные инстинкты». Когда продюсер предпринял еще попытку заманить актрису в номер, она пригрозила Вайнштейну, что если он попробует сделать это с кем-то еще, то она лишит его карьеры, репутации и семьи, рассказав всем. В ответ Вайнштейн сам пригрозил актрисе разрушить ее карьеру.

Представитель Харви Вайнштейна сообщил The New York Times, что Турман, возможно, действительно грозила продюсеру — но тот ей никогда. Как говорил сам Вайнштейн, у них с Турман были «веселые и игривые отношения, он неверно считал ее сигналы и сразу же извинился».

Ума Турман рассказала и о предательстве Тарантино. После того, как она стала воспринимать Вайнштейна как врага, Турман рассказывала о случившемся Квентину Тарантино. Это было накануне съемок «Убить Билла». Режиссер сначала сказал что-то вроде: «Бедный Харви, ему так хочется обладать девчонками, которых ему не видать», а потом, после напоминания Турман, все же поговорил с Вайнштейном о его приставаниях. Продюсер был удивлен обвинениями; и, как показалось Турман, ему стало стыдно. Сам Квентин Тарантино признался 20 октября 2017 года, что знал о поведении Вайнштейна.

Отношения режиссера и актрисы сильно осложнились после его предательства. На съемках «Убить Билла» режиссер потребовал от Турман сесть за руль кабриолета вместо каскадера. Автомобиль, по всей видимости, был не исправен, Турман попыталась отказаться, но Тарантино настоял, заверив, что машина в порядке. Случилась автокатастрофа. После нее Турман боялась, что не сможет ходить (у нее была повреждена шея и колени). Когда актриса потребовала от студии Вайнштейна предоставить ей запись дубля, во время которого произошла авария, то ей отказали. Тарантино занял сторону киностудии. На протяжении
нескольких лет они с Турман были «в чудовищной ссоре», хотя им приходилось появляться вместе на мероприятиях и промоутировать фильмы.


Сейчас Уме Турман удалось добиться того, чтобы Тарантино отдал ей запись дубля. Актриса говорит, что передала собранные ей свидетельства аварии полиции: «Когда они ополчились на меня после аварии, я почувствовала, что я больше не коллега и не артистка, а поломанный инструмент».

«У меня ушло 47 лет на то, чтобы перестать называть плохое обращение со мной «любовью», — говорит Турман. — Так долго — потому что, как мне кажется, нам еще в детстве внушают, что жестокость и любовь каким-то образом связаны. Это эпоха, которую нам надо перерасти».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное