15 октября 2019, 09:53

В 2015 году беларус Геннадий Колошук купил хутор на берегу реки Мухавец в деревне Ходосы. Он решил привести в порядок болото, поросшее камышом и затянутое покрывалом ряски. Колошук получил письменное разрешение местных властей, а работы провела госорганизация. В итоге мужчина должен около 100 тысяч долларов за «причинение ущерба природе». По информации TUT.by рассказываем, как это произошло.

Геннадий Колошук. Фото: Дарья Бурякина для TUT.by

Геннадий проиграл два суда с Госинспекцией охраны животного и растительного мира при президенте. Он уже заплатил более десяти тысяч рублей судебных издержек и остался должен государству 205 тысяч рублей. В то же время СК провел свою проверку и пришел к выводу, что Колошук невиновен. Несмотря на это, суд остался при своем. Позже мужчина продал хутор, чтобы оплачивать штраф.

Начало

Беларус заранее консультировался с замначальника Брестской инспекции при президенте: тот от руки написал, с кем надо согласовать, к кому обращаться, кто должен выполнять работы по очистке болота. Когда Колошук стал владельцем хутора, ему выдали схему реконструкции, где штриховкой обозначили к расчистке нужный участок болота. Эту схему одобрила местная инспекция охраны природы и райисполкомом, что было обязательным условием.

Затем Геннадий заключил договор с государственной организацией «Днепробугводпуть» на проведение работ по очистке болота: «Пункт 4.3 договора обязывал исполнителя работ обеспечить соблюдение нормативных актов, в том числе и по экологии. Проще говоря, тот, кто выполняет эти работы, нес ответственность за то, что и как делает», — объяснил Колошук.

Геннадий Колошук. Фото: Дарья Бурякина для TUT.by

Проблемы

Трудности начались с прошлого года: Колошуку прислали Акт об установлении факта причинения вреда окружающей среде с суммой ущерба 205 тысяч рублей. В документе указали, что якобы беларус незаконно выкопал озеро и что это нарушило земли лесного фонда и привело к их деградации. За мужчину вступилась Генеральная прокуратура, она вынесла протест начальнику Госинспекции охраны животного и растительного мира при президенте, но на инспекцию это не подействовало, и она подала в суд.

Уже в суде выяснилось, что то самое заросшее болото с 2004 года числится уже за лесфондом. Также оказалось, что в старой и новой оценках земель и лесов (таксациях) есть расхождение в терминах, которыми обозначали участок с болотом. По документом считалось, что спорный участок — это земли с почвенным покровом. Местные жители старались убедить суд в обратном, но их показания не учли.

Геннадий Колошук. Фото: Дарья Бурякина для TUT.by

Точка зрения экспертов

Ведущие специалисты НАН Беларуси и БГУ, а также Следственный комитет уверены, что земли не пострадали, а наоборот, стали лучше. В заключении старшего научного сотрудника лаборатории проблем восстановления, защиты и охраны лесов ГНУ «Институт леса НАН Беларуси» Гордей сказано: «Проводимые Колошуком работы по расчистке участка привели к уничтожению водно-болотной растительности. Признаков уничтожения, вывоза за пределы участка плодородного грунта не выявлено». Тем не менее, постановление суда не изменилось, а позже и прокуратура пришла к выводу, что оснований к опротестованию решения у Геннадия Колошука нет.

«У меня после всего этого опустились руки. Начал потихоньку что-то распродавать, чтобы собрать эту сумму. Но вот это чувство, что я не виноват, но должен, грызет меня изнутри и не дает покоя. Я же потом себе никогда не прощу, что не бился до конца, не использовал хоть малейший шанс», — заключил беларус.

Геннадий Колошук. Фото: Дарья Бурякина для TUT.by

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное