6 сентября 2020, 14:13

Юрист Михаил Кирилюк написал в Facebook пост о том, как он живет в стране после выборов. Мы цитируем его полностью, без сокращений, потому, кажется, эти мысли есть сейчас у всех нас. 

«За несколько месяцев до выборов мы с одним умным психотерапевтом дискутировали на тему перспектив перемен в Беларуси. Я был полон энтузиазма в своих прогноза, а пан терапевт, напротив, весьма осторожен, а где-то даже скептичен. В обоснование своих доводов он сказал запомнившиеся мне слова: «Понимаете, он будет драться за власть, как за свою жизнь, потому что потерять власть для него в этой ситуации равнозначно потерять жизнь. А беларусы драться за власть, как за свою жизнь, не готовы. У них нет мотивации умирать за нее». И, знаете, думаю, он был прав. Только после 9-11 августа ситуация изменилась. Появилась мотивация.

Раньше я боялся за свою лицензию адвоката. Что в случае ее потери я потеряю часть дохода, какие-то заказы придется передавать коллегам, возможно, из-за снижения загрузки, буду вынужден кого-то уволить. Раньше для меня это был вопрос абстрактный – вопросы экономической эффективности, соблюдения законов, социальной справедливости волнуют нас, когда все остальные вопросы уже решены.
Теперь это личный вопрос для меня. Личный вопрос для семи тысяч беларусов, которые прошли через пыточные. 

Раньше у меня было в памяти три близких фамилии, ради которых я хочу посмотреть на их лица через тюремную решетку. Теперь пять. И так у сотен тысяч. Теперь это вопрос жизни и смерти не метафорически, а буквально. Смерти уже были. Это вопрос свободы уже не из голливудского кино, а для планирования ежедневного маршрута. Хочу ли я всю оставшуюся жизнь спрашивать милиционера, по какой улице мне можно ходить в своем городе сегодня днем ?

Меня недавно спросили, не боюсь ли я того, что у моих детей не останется и последнего родителя. И я всерьёз об этом задумался. Если я развернусь и останусь жить – то, возможно, для моих детей было бы лучше, чтобы я умер. Какими их может воспитать отец, который сам себя предал?

Хочу ли я учить своего сына, что ему делать, при виде человека в черном? Ты смотрел мультфильмы про пожарного Сэма и полицейского Тома, так вот – это все неправда, Дима. В жизни все не так. Дима, увидишь на улице милиционера – беги. Не думай, не сомневайся, не спрашивай – просто беги.

Хочу ли я жить, как антилопа в джунглях, на которую охотятся? Хочу ли я приучить к такой жизни своего сына и дочь? Объяснить им, что это нормально, придумать весомые аргументы, напугать их как следует – мы, взрослые, хорошо это умеем.

Видео Дудинского и Кохно снято для нашего устрашения. Для того, чтобы мы, увидев их состояние, остались дома. А еще для того, чтобы они, выйдя на свободу, не хотели и слова сказать, боясь осуждения. Чтобы выключить их из дальнейшего участия. Как тут мы можем им помочь? Скажем громко и в лицо – Дудинский и Кохно – вы поступили правильно! Ни один суд в мире не рассматривает признания из пыточной. Мы им не верим. Это не вы говорите на видео. Слова с экрана – они не ваши,
а кгбшника, ему за них и отвечать, ему за них и стыдиться.

Так что, если вдруг увидите видео, на котором я признаюсь в плане взрыва Красного костела или проповедую сидеть дома – посмотрите этот ролик внимательно, выключив звук. А вместо звуковой дорожки лучше прочитайте вслух этот текст».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное