Давайте обсудим: можно ли всё ещё звонить людям по телефону – или это дурной тон?

Боль • редакция KYKY

В беларуском Facebook появились два поста, которые, мы считаем, стоит обсудить. Оба текста относятся к одной теме, но резко противоречат друг другу: первая сторона выступает жестко против телефонных разговоров в эпоху мессенджеров и чатов. Вторая сторона убеждена, что по телефону не хотят разговаривать разве что инфантилы. Как думаете вы? Считаете ли звонки более быстрым средством связи – или бережете личное пространство и общаетесь только буквами?

Психолог Дарья Альперн-Катковская. Ненавидит разговоры по телефону и просит не общаться голосовыми сообщениями

«Декларация мизантропа (из рубрики #наболевшее).

Если вам порой кажется, что я милый и приятный общительный человек, вы ошибаетесь. На самом деле, я гнусный нудный мизантроп. Я очень дозировано, адресно и аккуратно вылезаю из своей улиточной раковины для живого общения (это ж не посты в Facebook писать). Но если уж вылезла, то режь последний огурец. Для меня каждое общение – осознанный выбор.

Я ненавижу разговоры по телефону (переехать в Израиль в этом контексте, конечно, так себе идея). В моей жизни есть человек 5-6, включая близких родственников, с которыми я в состоянии поговорить долго по WhatsUp (и то в силу расстояния в пару тысяч километров между нами).

Мне нравятся буквы. Я считаю, что изначально лучше послать письменное сообщение и там коротко изложить суть вопроса. У меня будет время прочесть и ответить, найти информацию, вспомнить. И ответ сразу будет по сути, а без этого «я узнаю и перезвоню».

Я считаю, что в современном мире прилично послать сообщение с вопросом «можно ли тебе позвонить?», прежде чем звонить.

Просто звонок без предупреждения – это уже на грани вторжения в мое личное пространство. Хотя я просто не снимаю, а посылаю сообщение с вопросом, что от меня хотят.

Я работаю с клиентами и не могу в это время слушать аудио-сообщения. Но могу получить и увидеть письменное сообщение типа «я опоздаю на сессию на 10 мин» и ответить «ок». В перерыве между сессиями я могу ответить по существу, если это что-то важное и срочное. В письменных сообщениях достаточно ясности. В аудио – нет.
Я не хочу переслушивать чужие сообщения, чтобы найти какую-то информацию или уточнить наши договорённости.

Я не хочу слушать чужие сообщения. Я не хочу слушать чужое дыхание, посторонние звуки, интонации, запинки. Это слишком много чужого личного пространства для меня. Без запроса. Это слишком незащищённый социальный контакт. Стоит много энергии для меня.

Пожалуйста. Если вы меня любите. Не присылайте мне голосовые сообщения. Даже если вам кажется, что я вас люблю и все прощу. Прощу конечно, но в ответ пришлю эту картинку».

Журналист Ольга Родионова. Считает, что отказ от телефонных разговоров – это инфантилизм

«Звонить голосом больше не модно» . Кажется, тут новый флешмоб?

Люди рассуждают о вмешательстве в личное пространство телефонным звонком на серьезных щах. Что я могу сказать? Паршиво у вас по периметру личного пространства расставлены бастионы, мои маленькие вассалы-засцалы! Вторжение в личное пространство – это когда красятся без спроса твоей косметикой, е**тся [имеют сексуальные отношения] с твоим мужем и изымают твои внутренние органы для трансплантации (в последнем случае тебе это уже глубоко безразлично).

А не брать незнакомые номера и не открывать входную дверь – это прямой путь не узнать о своем выигрыше в лотерею, о случившимся форс-мажоре или о том, что в подъезде пожар.

Кстати, по личному опыту заметила, что буквы предпочитают нежные, тепличные миллениалы, даже сидя в одной комнате они продолжают чатиться. Людям ближе к сорокету реально проще позвонить.

Спасибо, Наталья Гантиевская, за определение «холодных писем», не задумывалась раньше. Нет, правда, напишешь с вопросом эдак – так кто-то скажет: «звоните, вот номер», –  и за 10 минут ты под диктофон берешь комментарий. Вторая категория будет отвечать несколько дней и на вычитку еще попросит.

To whom it may concern, no offense, не кичьтесь своей эксклюзивной остро модной социопатией. Это называется, на самом деле, инфантилизм. Неспособность интеграции с другими членами общества не делает вас особенными, в лучшем случае, жалкими и смешными».

Автор комикса: Чилик

P.S. В редакции мнения разделились. А на какой стороне вы?

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как наши дети становятся наркоторговцами. Истории матерей-328

Боль • Евгения Долгая

В Беларуси получить тюремный срок за наркотики (и не только) можно с 14 лет. Причем несовершеннолетние дети получают вполне «взрослые» приговоры, без оглядки на смягчающие обстоятельства. Женя Долгая разговаривает с правозащитниками и матерями-328 о том, как подростков засасывает в торговлю наркотиками – и как семьи потом содержат своих детей в тюрьме.

Популярное