Как на российском телеканале ВКЛ делали «русским» государством

Боль • Алиса Петрова
На телеканале «Россия Культура» есть историческая программа «Власть факта». На днях там покусились на святое для Беларуси: Великое княжество Литовское – утверждая, что оно является частью «русского мира». KYKY записал самые одиозные цитаты и рассуждения из программы и попросил беларуского историка, редактора портала «Историческая правда» Игоря Мельникова прокомментировать их.

Ведущий передачи – Михаил Ремизов. Гостями были российский и беларуский историки: Олег Неменский и Александр Гронский. Последний, причем, преподает в БГУИРе.

ВКЛ – символ разрозненности русских земель

Михаил Ремизов: В нашем историческом самосознании (я имею в виду школьную программу и базовую схему представления об отечественной истории более-менее образованного гражданина) есть важный пробел – это история западнорусских земель на протяжении нескольких столетий, которые они провели в составе других государств. […] Если мы ассоциируем себя с русской идентичностью, мы теряем какую-то часть себя. Мы теряем адекватное понимание процессов, которые в том числе и сегодня происходят на этом пространстве. Потому что многие предпосылки были заложены именно в столетия нашего разделения. И если лаконично обозначить этот период, то, наверное, один из вариантов будет название этого государства – Великое княжество Литовское.

Игорь Мельников: Великое княжество Литовское, русское и жемойтское – славянское государство, существовавшее с середины XIII века по 1795 год. Его ядром были беларусские земли (Полоцкое, Туровское, Новогрудское, Смоленское, Гродненское княжества), которые вынуждены были сближаться в связи с постоянной опасностью со стороны крестоносцев и монголо-татар. С 1385 года ВКЛ находилось в личной унии с Королевством Польским, а с 1569 года — в сеймовой Люблинской унии в составе федеративной Речи Посполитой. Становление Великого княжества Литовского и Московского государства происходило примерно в одно и то же время: середина XIV – начало XV веков. ВКЛ и Москва соперничали в пресловутом «собирании русских земель», но если большая часть восточных земель в состав древнебеларуского государства Великого княжества Литовского вошла мирным путем (посредством династических союзов и соглашений с местной элитой), то Московское княжество присоединяло соседние земли (Тверь, Рязань, Новгород, Псков и т.д.) чаще всего с применением силы и в союзе с золотоордынскими и заволжскими ханами.

ВКЛ – русское государство, Новогрудок – русская земля

Ремизов: Русским оно (ВКЛ – прим. KYKY) было, как ни странно, изначально, с середины XIII века, так как центром его формирования были не литовские, а русские земли. Тогда столицей был Новгородок, который сейчас на польский манер называется Новогрудок. Это все был единый русский народ вместе с Московией, или не единый народ, но у них точно преобладала русская идентичность. И официальным языком, был именно русский язык – он так и назывался. […] Да, это не часть истории российского государства Москвы, но это часть русской истории, которая имеет не меньше прав на свою русскость, чем история Москвы.

Новогрудок, 13 век

Мельников: «Русское» в название Великого княжества Литовского не значит московское. И это принципиальная разница, которую упорно не хотят замечать некоторые российские исследователи и уж тем более московские идеологи вроде тех, кто принимал участие в передаче. «Русскость» ВКЛ – это наследие полоцкого княжества, которое ранее было одним из конкурентов Киева в процессе собирания славянских земель. Москва к «русскости» исторической Литвы не имела никакого отношения (Полоцк возник в 862 г., а Москва – в 1147 г.). Официальным языком ВКЛ был старобеларуский. На нём были написаны Статуты ВКЛ.

Возможный союз с Москвой как «объединение Руси»

Олег Неменский: Поворотным пунктом был 1380 год. В ВКЛ в то время правил князь Ягелло (литовцы называют его Ягайло). Он понял, что у него огромная держава, а защищать ее было трудно. У него были большие конфликты с крестоносцами, которые в то время активно действовали в Прибалтике, и он искал союзы. И был огромный шанс, что он объединится с Москвой. Собственно, шли переговоры – он желал жениться на дочери Дмитрия Донского. После победы на Куликовской битве, Ягайло казалось, что этот союз может состояться. Это было бы событие огромной значимости, настоящее объединение Руси. Но вскоре после победы на Куликовом поле Москва была разорена Тохтамышем и вновь попала в зависимость от орды, поэтому привлекательным союзником быть перестала.

Мельников: Объединение с Москвой произойти не могло, потому что восточные соседи ВКЛ не желали равноправных отношений. В это время важную роль в продвижении исторической Литвы на восток играло то, что при включении новых княжеств ВКЛ гарантировало их правителям автономию и нерушимость границ, в полном объеме сохраняло местные законы, права и владения феодалов, духовенства и мещан. Другими словами, литвины уважали традиции соседей, а московиты присоединяли новые земли «огнём и мечом». Кроме того, соседние земли добровольно входили в состав исторической Литвы потому, что ВКЛ эффективно противодействовало агрессии со стороны Золотой Орды и орденов рыцарей-крестоносцев.

Польское восстание Кастуся Калиновского

Неменский: До революции российская историография вполне нормально рассматривала это как часть единой Руси. Но, видимо, к этому воззрению стимулировали польские восстания: восстание Костюшко в конце XVIII века, потом восстание 1830-31 годов, которое затронуло и земли нынешней Беларуси, и восстание 1863-64-х годов.

Мельников: Во-первых, восстание 1794 года было попыткой сохранить Речь Посполитую, не Польшу. Подменой этого понятия часто грешат западнорусские идеологи в Беларуси и адепты имперской идеологии в России. Во-первых, Первая Речь Посполитая не была национальным польским государством в современном смысле этого слова. Во-вторых, несмотря на полонизацию элит исторической Литвы, Великое княжество Литовское сохранило свободный выборный законодательный орган – Вальный Сейм. Кроме этого, в ВКЛ была собственная финансовая и экономическая политика, государственная казна, армия. Наконец, в княжестве действовал собственный закон – Статут ВКЛ, который был юридическим фундаментом независимости древнего беларуского государства. Его действие, к слову, отменил лишь русский царь Николай І в 1840 году.

Николай I

О личности Тадеуша Костюшко сказано достаточно много. Это был патриот Речи Посполитой, который сам себя называл литвином. Что же касается восстания 1863-1864 годов, то оно имело мощные беларуские черты. «Письма из-под виселицы» национальный герой Беларуси Кастусь Калиновский написал по-беларуски. «За ўсіх старон маскалі цяпер талкуюць нам без устанку а сваём брацтве з намі. […] Не будзем гаварыці, з якіх народаў маскалі паўсталі, брацтва там не многа найдзем, няволя манголаў да і цароў маскоўскіх заўсім забіла ў гэтам народзе ўсякую памяць а свабодзе да і зрабіла з яго грамады людзей паганых без мыслі, без праўды, без справядлівасці, без сумлення да і без баязні Боскай. 3 гэтакім народам цары маскоўскія, што то жывуць людскою крыўдаю, падбілі зямлю нашу пад сваё панаванне, тут то мы іх і пазналі, гэтых, як яны сябе называюць, братоў нашых», – писал Калиновский в одном из писем. В этих словах не ненависть к Москве, а лишь констатация факта.

Как беларуские националисты забрали себе ВКЛ

Неменский: Самое интересное, что нынешние беларуские националисты Великое Княжество Литовское приравнивают к «Белоруссии». Так вот первыми этими вещами начали заниматься западнорусские ученые. Тот же Коялович (Михаил Коялович – русский историк XIX века – прим. KYKY), поскольку в его убеждениях ВКЛ было полностью древнерусском государством, а западную Русь, Белоруссию и Литву он иногда выставлял как синонимы. Так что это не беларуские националисты начали делать – они просто ужесточили тезис Кояловича. Тот рассматривал в контексте общерусском – из его текстов понятно, что он имел в виду. То ли националисты не поняли, то ли решили, что это очень удачная мысль и ее «автономили», «осепаратили».

Мельников: Беларуская интеллигенция в 1990-е годы не забирала себе наследия исторической Литвы. Она лишь возродила в обществе интерес к древнебеларускому государству. Кроме того, беларуские историки и публицисты разрушили царско-советский миф о том, что Беларусь во времена ВКЛ находилась под пятой мифических «польско-литовских феодалов». Не было никакого завоевание литовцами и поляками беларуских земель, а было балто-славянское единство, результатом которого стало образование Великого княжества Литовского.

О войнах между ВКЛ и Московией

Неменский: В первую очередь, на наследие претендует Литва и беларуские националисты, которые заявляют, что Беларусь является исторической наследницей ВКЛ. Эта позиция все более близка позиции официальной историографии. Это понятно, потому что ВКЛ было гораздо более русским, восточнославянским, чем литовским. В этом плане претензии беларусов на то, чтобы ощущать себя наследниками ВКЛ, также оправданы. И тут дело, наверное, не в том, имеют ли беларусы на это право или нет, а в том, как они его используют в политических идеологиях. Например, многочисленные войны, которые были между ВКЛ и Московской Русью, можно трактовать как беларуско-русские войны. И в Украине так и делают, и в Беларуси. Это неправильно, потому что это были междоусобные войны – и с той, и с другой стороны понимали, что находятся на землях исторической Руси. Но и Новгородцы с Владимирскими воевали и так далее – это нормальная ситуация междоусобиц после распада единой страны.

Мельников: Противостояние ВКЛ и Московского государства было воистину кровавым. Особое место в истории противоборства между Москвой и Вильней занимают Ливонская война (1558–1583 годы), боевые действия во времена «Великой смуты» (1609–1614 годы), а также войны 1654–1667 годов.

«Стефан Чарнецкий во время польско-русской войны», Ян Суходольский

Вот как события того кровавого конфликта описывал ковенский земский судья Стэфан Медекша: «Трупов на дорогах полно, деревни, местечки, избы сожжены, бедную хатку трудно найти целой». Комментарии излишни. Бросается в глаза обстоятельство, что Москва нещадно грабила восточные земли исторической Литвы – то есть территории, где большинство населения исповедовало православие.

Православные крестьяне и мещане восточных воеводств одними из первых поднялись на борьбу с московскими войсками. Во всех поветах появились партизанские отряды – они нападали на гарнизоны московитов и казаков гетмана Хмельницкого, перерезали важнейшие коммуникации. Их действия нередко поддерживало местное православное духовенство.

Во время противостояния с Московой историческая Литва потеряла ряд своих городов-форпостов на Востоке. Литва пыталась снять напряжение в отношениях с непредсказуемым восточным соседом. Великий князь литовский Александр, вынужден был переступить через свое самолюбие, и обратиться к московскому правителю, как к «государю всея Руси». Но Москва взяла курс на «присоединение» пограничных территорий. Вскоре московиты с боями заняли Брянск, Мценск, Гомель, Новгород-Северский, Любеч.

Вильно искало выход из сложившейся ситуации в дипломатических переговорах с Польшей и Венгрией. В войну против исторической Литвы вступили крымские татары. В ноябре 1501 года московские войска продолжили наступление на востоке ВКЛ. Лишь заключение Мельницкой унии с Польшей и вступление Ливонского ордена в войну на стороне ВКЛ заставили Василия ІІІ остановить захват территории беларуских территорий. В результате последовавших переговоров было заключено пятилетнее перемирие, а к Москве отошла часть земель исторической Литвы (в том числе города Брянск, Гомель, Любич).

Все вышеперечисленные факты свидетельствуют, что отношения между Московским государством и Великим княжеством Литовским в средние века были, мягко говоря, натянутыми. Московские князья придумывали различные оправдания, чтобы в очередной раз «отщипнуть» территории от единоверной исторической Литвы. А литвины, предки беларусов, с оружием в руках мужественно защищали свои форпосты.

О недобровольной Люблинской унии

Неменский: Люблинская уния – образование федеративного государства. Поляки активно продвигают идею, что это был прообраз Евросоюза, объединение против страшной Москвы, где якобы зверствовал Иван Грозный. Союзное объединение на добровольных основах, принимавшее республиканское правление – вот идеал современной Европы. Сначала возник историографический миф (теперь политический) Люблинской унии как добровольного объединения, хотя он не имеет никаких исторических оснований. Потому что она, мягко говоря, не была добровольной. Она была объединением, совершенным железной волей монархов. […]

«Люблинская уния», Ян Матейко

Тогда решили аннексировать всю территорию нынешней Украины – в то время и появились границы между Беларусью и Украиной, которые сейчас политически актуальны. Польша просто силовой акцией аннексировала большую часть ВКЛ – во-первых, Подляшье и всю южную часть. Были разосланы комиссары, которые говорили: «Либо вы утверждаете решение присоединиться к полькой короне, либо у вас будут большие проблемы». Но им было, чем заинтересовать местную шляхту. И после того, как ВКЛ оказалось столь слабым, а польская сторона заявила: «Слушайте, мы всю территорию аннексируем точно так же. Мы только начали – от вас ничего не останется». Тогда литовские депутаты (литовские – условно говоря, они были западнорусскими, и литовские тоже) вернулись в сейм и постарались заключить унию хотя бы на тех условиях, которые были. То есть исторического основания у мифа, что было добровольное объединение народов, нет».

Мельников: Заключение Люблинской унии для Великого княжества литовского стало действительно вынужденной мерой. Но не потому, что к этому литвинов подталкивали поляки, желавшие разбогатеть за счёт земель исторической Литвы, а в связи с тем, что Московское государство в ходе Ливонской войны 1558—1583 годов захватывало территории, принадлежавшие ВКЛ, и поставило древнебеларуское государство на грань между жизнью и смертью. В 1563 году московскими войсками был взят Полоцк и агрессия продолжалась. В итоге 28 июня 1569 года был заключён акт унии. Так появилось государство Речь Посполитая.

Как беларуские власти «потакают» оппозиционной идеологии

Ремизов: Мы видим противостояние двух идеологических систем. Первая – мы ходили в лаптях, нас все били, и до ХХ века все было темно. И другая система – мы рыцари ВКЛ. В Беларуси много разных идеологий – в этом плане трудно говорить об идеологии официоза. Мы можем говорить, что идея наследования Великого княжества Литовского с его католическо-шляхетской традицией развивает в основном оппозиция, но ее так же развивает государственная власть: устанавливает соответствующие памятники, проводит политику реставрации замков с очень определенным идейным наполнением экспозиций.

Мельников: Беларуская власть восстановила Мирский и Несвижский замки – основные исторические и туристические жемчужины современной Беларуси. В издательстве «Белорусская энциклопедия» издана трехтомная фундаментальная энциклопедия «Великое княжество Литовское». В залах Национального исторического музея висят портреты великих князей литовских, королей Речи Посполитой и прочих представителей беларуской средневековой знати. Имя некоронованных королей Радзивиллов – один из самых успешных брендов в Беларуси. Это лишь примеры, которые лежатна поверхности. Работы по сохранению наследия древнего беларуского государства ВКЛ еще много, но это задача не столько для власти, сколько для нашего общества и его интеллектуальных элит.

Сами беларусы должны понять, что у их страны поистине многовековая красивая и европейская история, которой нужно гордиться!
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кем были вахтеры, пока не выросли

Боль • Анна Златковская

Мы замечаем вахтера лишь тогда, когда он останавливает вопросом «куда направляетесь?» или просьбой предъявить удостоверение. В вахтеры уходят, известно, уже на пенсии, а что было «до»? «Мама рассказывала, что во время её работы на заводе «Светокон» вахтером трудилась женщина, которая в прошлом была известной оперной певицей», – Анна Златковская заинтересовалась людьми самой незаметной профессии.

Популярное