Смотрим фильм «Хулиганы Зеленой улицы» с белорусским фанатом «Торпедо»

Боль • Дмитрий Мелеховец
«Финальная драка – вообще перебор! Во-первых, как эта баба узнала, где у них стрелка? Пацаны на эту окраину сами на троллейбусах с тремя пересадками, наверное, ехали. А она взяла и за пять минут добралась. И убивать так никто не будет! Кому это нужно? Срок за убийство? Ништяк подрались!» - в честь ЧМ в Бразилии редакция KYKY смотрит культовый фильм про футбол с настоящим белорусским хулиганом.

Сергей Б. гоняет за «Торпедо» с 98-го года. За это время он сломал себе и еще паре сотен человек все, что только можно. Перебитые челюсти и носы — это норма для футбольных хулиганов. Когда мы предложили ему посмотреть «Хулиганов Зеленой улицы», Сергей признался, что гораздо лучше заходит русский фильм «Около футбола» — события там больше похожи на правду. Сюжет «Хулиганов» закручен на внутренней драме и интриге, а не на самом футболе, хотя некоторые сцены из фильма хорошо отражают реалии фанатского движения Англии, которые мы и постарались сопоставить с белорусскими.

Сцена первая. Мэтт Бакнер — один из главных «заучек» факультета журналистики Гарварда — отчислен из университета по ошибке, за преступление, которого не совершал. Мэтт уезжает из Америки в Лондон и знакомится с Питом, фанатом лондонского клуба Вэст-Хэм Юнайтед. Таким образом, Мэтт получает новых друзей, которые готовы убивать ради своего любимого ФК.

Сергей Б: «Тут кекс из Гарварда, про это ничего не расскажу. У нас все в основном из ПТУ. В фильме в клуб пытается попасть человек со стороны. В Англии такая проблема действительно есть. Если ты просто придешь и скажешь, что ты хочешь стать членом фирмы, тебя тупо пошлют. Это связано с тем, что у них очень строгие наказания за хулиганство. Могут, например, запретить посещать стадион в течение пяти лет. Камеры запалят в районе стадиона во время матча — и все. Да и сроки серьезные. Так они на стадионах вообще не дерутся. Зато на выездах англичане отрываются. У нас такой проблемы нет. Если ты хочешь стать членом клуба — ради бога. В Беларуси и масштабы не такие. Могут прямо на входе поставить камеры и снимать твою рожу крупным планом. Главное — чтобы менты не запалили твои злодеяния. Менты со своей безграничной властью все что угодно могут вытворять.

А с матчей фанатов выпускают только в последнюю очередь. Все уже вышли, а мы еще час должны сидеть на жаре. В последний раз администрация стадиона принесла нам две большие бутыли воды. Парень просто стоял пил, подбежал мент еще зеленый совсем, ударил по ноге дубинкой и выбил эту бутыль из рук. Наш товарищ уже прыгать на него хотел, но мы замяли. Да и другие менты подошли, извинились и принесли новую бутылку».

Сцена вторая. Пит приводит Мэтта в бар знакомить с командой. В фильме хулиганы часто заседают в своем собственном баре, где пьют пиво и веселятся. Это огромные тусовки с сотнями фанатов.

Сергей Б.: «Вот в фильме у них свои бары, клубы. В Беларуси нет культуры футбола. Во-первых, далеко не каждый может себе позволить раз-два в неделю пить в баре. Это банально дорого. Мне не ясно, почему у нас нельзя пить пиво на стадионе? В Минск-Арене можно, а на других стадионах нельзя. Разливайте вы пиво по пластиковым стаканам и все проблемы: такой стакан не бросишь ни в кого, не разобьешь. Так в чем проблема?

У нас в клубе некоторые вообще не пьют и не курят. Некоторые могут и выпить, и еще чего… Но это дело каждого. Не знаю, как в других фирмах, но у нас не обращают на это внимания. Если даже человек наркотики употребляет, то об этом особо никто не знает. Это остается за пределами футбольной жизни. Алкоголь и наркотики — это дело человека и не имеет никакого отношения к футбольным делам. Некоторые ребята профессионально занимаются спортом. Есть мастера спорта по различным боевым искусствам. А некоторые просто периодически ходят в качалку, бегают. Хотя мы как-то на выезде познакомились с одной командой. Человек 40 — и все еле на ногах стоят. Предлагали нам перекличку устроить. Но мы их сразу послали. Что с ними говорить, с такими.


Мы сейчас стараемся создать нормальный образ футбольного хулигана. Люди уверены, что мы быдло, гопники, бандиты, отморозки и дебилы. Но «фанат — не преступник». Мы совершенно нормально ведем себя. Разве что чуть более агрессивно, чем обыватели. Мы никогда первыми не лезем в драку, там, где этого не нужно.

Конечно, наши парни из Шабанов периодически воспитывают тамошних гопников, которые бухают под подъездами и пугают мирное население. Но от этого всем только лучше. Уже до того воспитали, что гопота из Шабанов только слышит слово «Торпедо», сразу по норкам прячется.

Но в каждом клубе все индивидуально. Некоторые «Рипатые» (фанаты МТЗ-Рипо), например, обдалбываются химлом. Хотя они и говорят, что ярые противники наркотиков и алкоголя. Но большинство малолеток все же употребляет. Есть у них и хорошие бойцы, спорить не буду. Но с ними очень напряженные отношения. С ними вообще у всей Беларуси напряженные отношения. Это как… команда из «Хулиганов». Забиваться с ними вообще бесполезно. Они либо с «дерьмом» (подручными средствами) дерутся, либо больше заявленного состав приводят. Поэтому драки получаются спонтанно. Выловили возле стадиона или во дворах — подрались. И о FairPlay тут и речи идти не может. Ну, а как еще, если они не умеют честно? Только дурак будет с ними драться по принципам.

Лично я считаю, что если с тобой дерутся нечестно, то и ты имеешь право схватить бутылку, например. Это же банально инстинкт самосохранения. И в фильме так. Там, конечно, все утрировано и все Джеки Чаны, но это же Голливуд. Этого парня на Восток — цены бы ему не было!»

Сцена третья. Пит и все остальные выбегают из бара и видят, что из подворотни выходит большая группа бирмингемцев. Они решают драться. В драке Мэтт наносит свой первый в жизни удар. Скоро на помощь приходит Бовер с остальными ребятами, и бирмингемцам приходится бежать.

Сергей Б.: «Обычная футбольная драка длится 1–3 минуты. Потом либо добивания, либо бегство одной из команд. А то, что в фильме 10 человек погнало 50, — это вполне реальная ситуация. И со мной такое случалось. Поехали на выезд и уже собирались домой. Парень один в окно выглянул и бледный весь „Капец нам, пацаны…“. Мы посмотрели, а весь перрон кишит просто. В итоге мы одну дверь вагона ремнями связали, а через вторую отбивались. Они же через одну дверь не пролезут. Мы основы вынесли, а остальные просто зассали. Они же и не подозревали, что мы вдевятером сможем столько снять. Так что это совершенно нормальная ситуация.

Кадр из фильма „Бронсон“

Сейчас околофутбол часто остается за пределами политики и вообще всех внешних факторов. Если ты нормальный пацан, то тебя всегда примут. Я, например, правый. Как и большинство из нашего клуба. И вместе с нами гоняет один чеченец. Никто ничего против не имеет. Для меня он хороший парень, как и все остальные. Есть, конечно, клубы, которые принципиально, например, «левые». Как «рипатые». Но большинству таких клубов вообще насрать на футбол. Они свои красные идеи толкают, а футбол — приманка. Завлекают каких-то панков оголтелых, и все на этом».

Сцена четвертая. Пит тренирует детскую команду «WestHem» и решает взять с собой на тренировку Мэтта. Там они проводят игру в футбол с британскими детишками, Мэтт на воротах и пропускает все мячи своей команды.

Сергей Б.: «Один из главных героев „Хулиганов“ тренирует детскую команду по футболу. Футбольная школа „WestHemUnited“ действительно одна из лучших в мире. Я не знаю, как сейчас тренирует „Динамо“. Раньше, знаю, что все было плохо. Играли на бетоне. Поля такие, что коров не выгонишь пасти. Да, я думаю, и сейчас так. Конечно, за такие нищенские тренерские зарплаты хрен кто будет нормально работать.

Я и сам занимался на „Динамо“, а болею за „Торпедо“. Клуб, который ты выбрал, сам к тебе приходит. Это карма. Я вот в 98-м как пришел, так до сих пор болею. Да и переходить в другой клуб — это худшее, что может быть.

ФК „Минск“ ненавидят абсолютно все. Там собрались люди, которых выгнали из других фирм за их собственный идиотизм, так они там ошиваются».

Сергей Б.: «В конце один из главных героев плачет и кричит на крыше. Я так не делаю. Разве что на пятые сутки быдло-пати, но этого уже не помню. Такие страсти… Ээх, элита, Лондон, а сам на скамейке пьяный спит… А еще на минское „Торпедо“ гон… Но наши на Востоке тоже так делают.

Во всех фильмах есть какой-то главный кент, который всем заправляет, и его все беспрекословно слушаются. Да, есть основной косяк (до десяти человек обычно), с мнением которых все считаются и прислушиваются. Это не от возраста зависит, а от того, как ты занимаешься делами клуба. И пускай мне 30, а парню 25, я могу прислушаться к нему. А если какой-то олдовый чувак будет гнать лажу, его просто заткнут.

В фильме есть явная лажа, что кекс по прозвищу Майлр свалил на несколько лет, а потом вернулся, и его все считают крутым. Такого не бывает. Практика показывает, что если человек отходит, то уже если и попытается вернуться, то его не примут. И к нам такие пенсионеры приходят и пытаются понты гнуть, мол „я когда гонял, ты в ясли ходил“. Старые заслуги в прошлом. Ты сейчас докажи, что ты чего-то стоишь. Да и просто тяжело потом влиться в коллектив».

Сцена седьмая. В драке миллуолец Томми телескопической дубинкой ломает ногу Питу. Но на него налетает Бовер и бьет его. В этот момент приезжает сестра главного героя. Пока Бовер и Мэтт оттаскивают Пита, миллуолец ломится к ней в машину. Пит кричит Томми, что он сам виноват в смерти своего сына. Томми впадает в ярость и забивает Пита насмерть.

Сергей Б.: «Финальная драка — это, конечно, вообще перебор! Во-первых, как эта баба узнала, где у них стрелка? Пацаны на эту окраину сами на троллейбусах с тремя пересадками, наверное, ехали. А она взяла и за пять минут добралась. И убивать так никто не будет! Кому это нужно? Срок за убийство? Да, ништяк подрались!»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«У нас своего ни хрена нет, кроме соли да БелАЗов». Минчане о том, что такое независимость

Боль • редакция KYKY

«Нам нужно национальное государство, где в школах преподают на родном языке, на нём же разговаривают чиновники, где учебник по истории заставляет гордиться своей Родиной, а не размышлять об эрзац-республике. Тогда мы будем независимы. А пока никакой, к херам, радости». Торжество Независимости Беларуси ассоциируется с народными загуляниями, танками в городе, раздолбанным асфальтом на проспектах и третьим июля. KYKY спрашивает у жителей Минска, какую независимость мы празднуем и есть ли она у нас.

Популярное